В чем конфликт между сша и кндр


Эксперты о дальнейшем развитии конфликта между США и Северной Кореей | Политика

Военный конфликт нельзя назвать невозможным — баланс может нарушиться

Дональд Трамп при­гро­зил Се­вер­ной Корее «огнем и яро­стью, какой еще не видел мир», если стра­на не оста­но­вит свою ядер­ную про­грам­му, Ким Чен Ын предупредил, что готов нанести ракетный удар по Гуаму. Вот что думают эксперты о дальнейшем развитии конфликта.

Отношения между США и Северной Кореей обострились: Дональд Трамп при­гро­зил «огнем и яро­стью, какой еще не видел мир», если Ким Чен Ын не оста­но­вит свою ядер­ную про­грам­му, а Пхеньян вскоре после этого объявил, что «тщательно изучает» план нападения на американскую военную базу в западной части Тихого океана.

Напряжение растет в связи с проведенными в июле испытаниями двух северокорейских межконтинентальных баллистических ракет — в прошлом году страна дважды испытывала ядерные бомбы, что привело к усилению санкций в адрес и без того изолированной от мира страны.

Но, хотя два непредсказуемых лидера, контролирующих ядерное оружие, не перестают обмениваться резкими словами, большинство наблюдателей считают, что вероятность конфликта остается низкой, и северокорейское руководство использует ядерную программу в качестве козыря, а не наступательного оружия.

Жан Ли, сотрудник Центра Уилсона, бывший руководитель бюро Associated Press в Пхеньяне:

Никто в регионе, даже Северная Корея, не хочет новой войны. Но Ким Чен Ын намерен сделать все возможное, чтобы получить желаемое: признание ядерного статуса страны Штатами, а также репутацию защитника от ужасных США у себя дома.

В некотором смысле заявления Трампа играют северокорейскому руководителю на руку: Ким Чен Ын хочет, чтобы его люди поверили, что Соединенные Штаты по-прежнему угрожают существованию Северной Кореи. Этот страх объединяет северокорейский народ и оправдывает трату драгоценных ресурсов на создание ядерных бомб и баллистических ракет.

Меня беспокоит просчет или недоразумение, которые могут привести к военному столкновению. Может быть, вы помните, что в 2010 году была конфронтация между Южной и Северной Кореей, в результате которой погибли несколько граждан Южной Кореи. А в ситуации с пусками баллистических ракет, падающих в японские территориальные воды, Япония может решить, что она вынуждена действовать.

Андрей Ланков, профессор Университета Кунмин, Сеул, и директор агентства NK News:

Грядут прекрасные примеры воинственной риторики в северокорейских СМИ. Я жду какого-нибудь особенно красочного оскорбления в адрес Трампа, сочиненного северокорейскими пропагандистами, в ответ на которые Трамп, возможно, отправит авианосец-другой в круиз вокруг Корейского полуострова.

Когда Северная Корея завершит разработку и развертывание ядерного арсенала, способного нанести удар по континентальной части США, вероятно, они будут готовы говорить о заморозке ядерной и ракетной программы, и Штатам следует пойти на эти переговоры.

Конфликт чрезвычайно маловероятен, но нужно понимать, что северокорейцев пока не интересует дипломатия: сначала им нужно получить возможность превратить в пыль Чикаго, а уж после они будут готовы к дипломатическим решениям. И в течение нескольких лет они такую возможность получат.

Президент США использует риторику и тактику, которая десятилетиями использовалась только северокорейской стороной конфликта. Для них это обычное дело — каждые несколько лет они обещают превратить Сеул в «море огня».

Роберт Келли, доцент, Пусанский национальный университет:

Высказывания Трампа можно понять двояко. Если вы сторонник американского президента, то можете считать, что он пытается быть непредсказуемым, и на самом деле его сообщение адресовано китайцам — он пытается дать им понять, что его терпение закончилось.

Менее оптимистичное и, вероятно, более точное прочтение сводится к тому, что Трамп просто ругается. И это взаимно: обе стороны ведут себя как хулиганы на детской площадке — они просто орут друг на друга.

>Северные корейцы не будут наносить удары по американской базе или самой Америке в одностороннем порядке без каких-либо провокаций — это может привести к сокрушительному возмездию. Северокорейцы не дураки, и их ядерное оружие предназначено для защиты, а не нападения.

Их беспокоит то, что случилось с Каддафи и Саддамом Хусейном, они понимают, что большую роль в этом сыграли американцы, и понимают, что ядерное оружие — защита от такого сценария. А удар по базе в Гуаме — еще одна пустая угроза.

Но северокорейцы не собираются отступать. Они продолжат испытания ракет и постараются уменьшить размеры боеголовки, затем убедятся, что ракета не разваливается при возвращении в атмосферу. При этом любая реплика американцев будет вызывать новый взрыв угроз.

Дело в том, что мы не привыкли к такому же поведению со стороны американского президента, именно поэтому американцы так расстроены.

Джон Делори, эксперт по Северной Корее, Университет Ёнсе, Сеул:

Несмотря на ругань, рациональных оснований для начала войны нет, санкции доказали свою неэффективность, так что, если мы хотим какого-то прогресса, придется обратиться к дипломатии.

США следует донести до Пхеньяна следующее сообщение: «Мы желаем вам процветания, и, возможно, в этом случае вы когда-нибудь сможете расстаться с ядерным оружием — когда почувствуете себя уверенно, установите нормальные отношения со странами региона и захотите жить так же, как остальная Восточная Азия».

Но некоторые люди не хотят прогресса. Например, если вам важнее всего нераспространение ядерного оружия, то имеет смысл делать жизнь Северной Кореи как можно труднее, чтобы те, кто думает о создании ядерного оружия, говорили себе: «Нет, что-то я не хочу становиться Северной Кореей». Это отчасти рациональный подход.

Северные корейцы любят словесные перепалки, и готовы ругаться с Белым Домом, пока всех не затошнит. Их все устраивает. Им нравится внимание, и все это — лишнее свидетельство угрозы со стороны США.

При этом военный конфликт нельзя назвать невозможным — баланс может нарушиться. Мне кажется, нам всем есть о чем беспокоиться, и в особенности ситуацию недооценивают южные корейцы. Мне кажется, что правительство Южной Кореи напрасно молчит.

Профессор Эндрю О’Нил, эксперт по испытаниям баллистических ракет, Университет Гриффита:

Многое будет зависеть от того, как и что будет испытывать Северная Корея. Если после двух июльских тестовых запусков межконтинентальных ракет они проведут испытания ядерной бомбы (в прошлом году они провели два), это будет очень провокационно. Тогда США и их союзники, а также Китай будут вынуждены предпринимать дополнительные меры давления на Пхеньян.

Проблема здесь в том, что:

1. Санкции Совета безопасности ООН не сдерживают Северную Корею;

2. Никто не готов наносить удары по корейским военным ядерным объектам, поскольку это может привести к обширному конфликту в Северо-Восточной Азии.

Тем не менее комментарий президента Трампа об «огне и ярости» меняют обстановку, поскольку теперь он может чувствовать себя вынужденным использовать военную силу для поддержания авторитета США на международном уровне. Если он не ответит на крупную провокацию Северной Кореи, его собственный авторитет понесет большой урон, что само по себе может приблизить военные действия.

История учит нас, что по мере роста вероятности конфликта обе стороны начинают демонстрировать все большую склонность к риску. В данном случае проблема может быть в том, что и Ким Чен Ын, и Дональд Трамп могут быть слишком уверены в своей способности справиться с кризисом и разрешить конфликт, пока он не вошел в пике.

Важно понимать, что внутренние обстоятельства Ким Чен Ына также играют определенную роль. Смена власти в условиях авторитарного режима может быть быстрой и жестокой, и положение лидера не может быть полностью безопасным, так что его будет беспокоить поддержка внутри страны и возможность китайского переворота.

Противостояние с врагом, в частности, с США — историческая основа существования Северной Кореи, и оно, вероятно помогает Ким Чен Ыну укрепить свою власть над страной в целом, армией и партией.

thekievtimes.ua

Сеул должен стать миротворцем в конфликте между США и КНДР

По мере того как противостояние северокорейского диктатора Ким Чен Ына и президента США Дональда Трампа обостряется, празднование Дня независимости, ознаменовывающее освобождение Корейского полуострова от японского колониального господства в 1945 году, начинается как в Северной, так и в Южной Корее. Это подчеркивает не только общую историю двух стран, но и уникальный потенциал Юга в мирном разрешении нынешнего военного противостояния.

Насколько Ким может угрожать самой могущественной стране в мире? Соединенные Штаты никогда не были главной целью Северной Кореи. Напротив, реальной целью Севера всегда было выживание режима Кимов, а в более долгосрочной перспективе - воссоединении Корейского полуострова. Таким образом Южная Корея сталкивается с серьезной опасностью и имеет самые сильные стимулы для смягчения напряженности с Севером.

Эта цель явно не будет достигнута ежегодными совместными военными учениями Южной Кореи с США, которые направлены на подготовку обеих стран к конфликту с Севером. Напротив, они могут резко обострить конфликт.

Даже в нормальное время Северная Корея нервно реагирует на подобные учения. В прошлом году Ын провел свое пятое ядерное испытание сразу после таких учений. Но теперь, когда Северная Корея открыто угрожает ракетным ударом по территории США в Гуаме, а Трамп ведет себя провокационно, ответ Кима на очередные учения может быть менее символичным и гораздо более разрушительным.

Если Северная Корея выполнит угрозы, стратегия сдерживания, лежащая в основе альянса США и Южной Кореи, будет окончательно похоронена. Сдерживание означает использование угрозы серьезного наказания с целью не дать противнику развязать военный конфликт. И все же Северная Корея уже отмела угрозы Трампа, назвав их вздором. Если военные учения в этом месяце вызовут военную конфронтацию или прямой обмен ударами, тактика сдерживания официально потерпит неудачу.

Проблема в том, даже если Трамп и Ким признают, что оказались загнаны в угол взаимными угрозами, ни один из лидеров не сможет отступиться, поскольку это будет означать серьезное унижение как на международной, так и на внутренней арене.

Хуже того, оба лидера не заслуживают доверия в глазах друг друга и мира. Лидеры Китая уже давно рассматривают Трампа как «ненадежного». Эмоциональный отклик Трампа на действия Северной Кореи еще больше укрепил эту оценку и дал китайским лидерам еще меньше причин участвовать в происходящем.

Даже премьер-министр Японии Синдзо Абэ, который был самым ярым сторонником Трампа среди восточноазиатских лидеров, опасается внутренних политических последствий его непостоянства.

Конечно, Япония, как конечный исторический враг Северной Кореи, не имела бы никакого влияния на Кима. Единственная страна, обладающая кредитом доверия, рычагом и мотивацией, необходимыми для мирного разрешения нынешнего кризиса, является Южная Корея. Но Южная Корея до сих пор придерживалась линии, являвшейся чем-то средним между антагонизмом и дипломатией.

С одной стороны Южная Корея согласна с Трампом по поводу необходимости ужесточения санкций и повышения боеготовности, включая полное развертывание американской системы противоракетной обороны. С другой, Сеул заявил, что готов участвовать в совместных военных переговорах и вести дипломатический диалог с Северной Кореей, и даже пригласил правительство Кима принять участие в совместном праздновании Дня независимости (Север отказался, сославшись на запланированные учения).

Сейчас Южная Корея нуждается в разработке более эффективного подхода. Вместо того чтобы толкать слабого противника в угол и угрожать наброситься на него, Южная Корея должна официально заявить о переносе военных учений на неопределенный срок. США и Южная Корея уже провели массовые совместные учения, в которых участвовало около 320 000 военнослужащих. США также развернули в регионе ударную группу, в том числе атомный авианосец «Карл Винсон», заявив, что он будет противостоять «безрассудным актам агрессии» с использованием «любых методов, которые США сочтут уместными». Кроме того, США привели одну из крупнейших атомных подводных лодок мира – «Мичиган» - к берегам Южной Кореи, и провели «учения по устранению лидера».

Проще говоря, значение учений, намеченных на август, далеко не критическое для альянса США и Южной Кореи. Остановив их, Южная Корея будет иметь возможность наладить межкорейский диалог, а также восстановить каналы связи, которые «оборвались» в начале прошлого года. Юг должен также призвать своего северного соседа координировать празднование Дня независимости, почти священного дня для всех корейцев, в качестве символического жеста единого корейского прошлого и возможного будущего.

Разумеется, администрация президента Южной Кореи Лун Чэ-ин уже пыталась сделать это, но потерпела неудачу. Но, возможно, после того, как учения будут отложены, Пхеньян изменит свой ответ. Южная Корея должна выступать в качестве законного посредника в конфликте между США и Северной Кореей, а не как американский лакей, как любит говорить режим Кима. Это значительно улучшит перспективы будущих переговоров между тремя участниками, как только ситуация разрядится. Ставки слишком высоки, чтобы не попробовать.

versia.ru

Лавров обсудил обмен угрозами между США и КНДР с главой МИД Таиланда

У Пентагона действительно есть план, по сути, нападения на КНДР. Это стратегия превентивного удара по стартовым площадкам ракет на территории Северной Кореи. По сведениям американских СМИ, ключевым звеном станут тяжелые стратегические бомбардировщики В-1В, которые находятся на базе ВВС США на острове Гуам.

План Трампа — ответ на план Пхеньяна нанести в случае опасности предупреждающий удар как раз в районе этой авиабазы. Предупреждение они намерены донести с помощью баллистических ракет средней дальности «Хвасон-12». Эти ракеты уже прошли в мае и в июле испытания, упав в нейтральных водах Японского моря.

К обмену такими «любезностями» лидеры двух стран перешли после словесной перепалки. Дональд Трамп пообещал Северной Корее «невиданный огонь и ярость». В Пхеньяне ответили, что «здравый диалог с настолько безрассудным человеком невозможен и повлиять на него может только абсолютная сила».

Даже в ближайшем окружении Трампа понимают недопустимость такого диалога. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон ранее попытался снизить накал заявлением, что слова президента об огне и ярости — это вроде метафоры: якобы Трамп пытался сделать свое заявление понятным для лидера КНДР.

Дипломатия в стиле угроз вызывает закономерные опасения. Глава МИД РФ Сергей Лавров обсудил проблему КНДР в Бангкоке на встрече с коллегой из Таиланда.

Дон Праматвинай, министр иностранных дел Таиланда: «Мы обсудили и ряд региональных вопросов. Как вы можете догадаться, мы говорили и о Северной Корее. Лучшим сигналом к началу переговоров, который может послать Северная Корея, является прекращение ракетных пусков».

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ: «По региональным делам констатировали близость или совпадение подходов по ключевым проблемам, которые стоят на повестке дня мирового сообщества. И Россия, и Таиланд поддерживают центральную роль Организации Объединенных Наций в урегулировании глобальных проблем, поддерживают мирные пути урегулирования конфликтов и кризисов на основе устава ООН».

Россия призывает обе стороны исключить из политического общения любые угрозы.

О том, что конфликт между США и КНДР перешел в новую стадию, говорит и то, что Госдеп обязал всех граждан, находящихся на территории Северной Кореи, покинуть страну до 1 сентября. Исключение — только для журналистов и сотрудников гуманитарных организаций.

На фоне такой дипломатии американское общество, судя по всему, уже пребывает в панике. Настоящий переполох среди американцев вызвал пролет над Вашингтоном российского самолета-разведчика. Ту-154М прошел на километровой высоте над Белым домом, Капитолием и Пентагоном. В соцсетях многие американцы начали паниковать: мол, как это вообще возможно, что российский самолет летит так низко над официальной резиденцией американского президента? Кто-то даже назвал эти сообщения фейком.

Но полет был плановым и прошел в рамках Договора об открытом небе, который был подписан 20 лет назад. Его цель — укрепление доверия между странами.

www.ntv.ru

Южная и Северная Корея - конфликт и его последствия сегодня

Исторически у Северной и Южной Кореи не существовало предпосылок для разделения. Проведение границы было исключительно механическим и изначально рассматривалось как временная мера. Однако с момента разъединения страны прошло уже 60 лет, а воссоединения территории корейцы не дождались. Более того – за последнее десятилетие отношения ухудшились настолько, что политологи говорит о возможном начале открытого военного конфликта.

Причины разделения

С 1910 по 1945 год Корея находилась под властью Японии, которая таким образом расширила свое влияние на континенте. Оккупацию значительная часть корейцев восприняла благосклонно, считая, что стране нужно следовать по тому же пути, по которому пошла Япония – выход из изоляционизма и европеизация. Однако результаты Второй мировой войны оказались неблагоприятными для Страны восходящего солнца, которая полностью утратила влияние на Корейском полуострове.

Для передела влияния в Азии в ситуацию вмешались США и Советский Союз. Они решили взять опеку над Кореей, которая осталась в слабом положении и не могла распоряжаться собственной судьбой. Границу провели по 38-й горизонтали: северная часть отошла Москве, южная – Вашингтону. Предполагалось, что такое разделение продлится пять лет, затем страна вернется в обычный режим жизни.

Последующие разногласия были спровоцированы тем, что Ким Ир Сен активно насаждал социалистическую политику на севере полуострова и призывал к военному захвату Сеула. На юге правитель Ли Сын Ман активно противостоял этой позиции и проводил жестокие антикоммунистические зачистки. Уже к 1950-му году стало понятно, что мирно конфликт не разрешится.

Причинами Корейской войны стали такие факторы:

  • каждая сторона считала, то другая территория находится в оккупации противником и требует военного освобождения;
  • в разных концах страны насаждались противоположные идеологии – социалистическая и демократическая;
  • США и СССР не было выгодно объединение Кореи, мнение народа не учитывалось.

Военные действия начались в 1950-м году и со временем зашли в тупик. После официального вмешательства Америки, Советского Союза и Китая стало понятно, что дальнейшие бои не приведут ни к чему, кроме новых смертей и разрушений. Поэтому был подписан договор, продлевающий разделение по 38-й параллели на неопределенный срок.

Конфликты на полуострове

Важный шаг по урегулированию отношений датируют 1991 годом. Северная и Южная Корея подписали пакт о ненападении, сотрудничестве и обменах, а также о том, что полуостров должен иметь безъядерный статус. Однако долго дипломатические отношения не продлилось: давление со стороны Америки на Сеул привело к ухудшению ситуации. В 2008 году к власти в Южной Корее пришел Ли Мен Бак, при котором кризис обострился.

Со стороны КНДР также не было весомых уступок. Ким Чен Ир и его последователь Ким Чен Ын продолжили линию своего предшественника, направленную на изоляционизм и наращивание военной мощи.

На ухудшение отношений между странами повлияли такие факторы:

  • ядерная программа КНДР
  • размещение военных американских баз в Сеуле и на приграничной территории;
  • противостояние идеологий;
  • прием Южной Кореей беженцев из КНДР.

На сегодняшний день политика стран в отношении друг друга так же агрессивна, как и 50 лет назад. В Южной Корее запрещено положительно отзываться о северных соседях, а в Северной карают тюремным заключением за общение с южанами, просмотр их фильмов и прослушивание радиопередач.

Страны находятся в состоянии боевой готовности. Пхеньян ведет политику сдерживания американской агрессии, по сути, взяв Сеул в «заложниках». В случае угрозы национальной безопасности правительство грозит сравнять город с землей. На победу в войне Северная Корея не рассчитывает, но перед падением постарается нанести максимальный вред противнику.

Возможность объединения

Несмотря на вражду, Южная и Северная Корея не оставляют надежд на то, что однажды они снова станут одной страной. При этом они рассчитывают на китайскую модель объединения – одно государство с двумя политическими строями и правительствами.

Однако на практике исполнение этого желания сопряжено с непреодолимыми сложностями:

  • Официально страны не признали существование друг друга и считают соседние территории оккупированными.
  • Глобальной проблемой является режим Северной Кореи чучхе, при существовании которого невозможно нормальное функционирование объединенной страны.
  • Жители Южной Кореи, и в особенности молодежь, настроены резко негативно против идей социализма, пропагандируемых севером, и не хотят интеграции северян в сложившееся общество.
  • Объединения страны не допустят сильные внешнеполитические противники – Китай и США. Обоим государствам необходимы буферные зоны, которыми выступают Северная и Южная Корея.

При этом страны объединены многовековыми традициями, языком и этносом. По обе стороны границы остались люди, связанные родственными связями. Они могут видеться только во времена «оттепели» в отношениях между государствами, но это всегда сопряжено с огромным количеством сложностей. Тем не менее, объединение корейского народа считается главной перспективой будущего. 

Автор статьи: Яна Белоус 

30.10.2017

www.koreya24.ru


Смотрите также