Русофобия в сша


Русофобия в США

Президент США Дональд Трамп отменил встречу со своим российским коллегой Владимиром Путиным. По мнению ряда экспертов, он пошёл на поводу у той части истеблишмента Соединённых Штатов, которая выступает за ужесточение санкций в отношении нашей страны. Корреспондент «Форпоста» в Лос-Анджелесе уверен в том, что в отличие от политических элит американское общество в целом не страдает русофобией.

Сравнительно недавно отечественные СМИ предвкушали потепление в отношениях между Россией и Америкой в связи с президентством Трампа. Сейчас же повестка дня совершенно иная - США вновь один из наших главных соперников на мировой арене, а дипломатические отношения стремительно идут на дно. Создается ощущение, что Россию обвиняют во всех мировых проблемах, а каждый россиянин видится как минимум агентом ГРУ. Есть ли реальная проблема русофобии в Штатах? Скорее, нет.

В первую очередь, следует заметить, что американские журналисты гораздо меньше пишут и говорят о России, чем мы привыкли думать. Безусловно, громкие международные скандалы с участием нашей страны попадают в газеты, но отношения с ней в местных СМИ - не более чем одна из многих тем. Торговая война США с Китаем, к примеру, вызывает гораздо больший резонанс.

Яркий пример индифферентности местных СМИ к нашей стране - курс России на дедолларизацию (процесс постепенного отказа от использования доллара США в качестве валюты международных расчетов и резервной валюты). Найти какие-либо заметки на эту тему в американской прессе можно, только специально введя в поисковик словосочетание «дедолларизация России». Рядового гражданина США эта тема совершенно не интересует.

Определенные русофобские настроения в прогосударственных СМИ всё-таки прослеживаются. История с русскими хакерами, которые, кажется, взломали каждый iPhone каждого американского гражданина (если верить газетам) уже давно стала «притчей во языцах». Одна из недавних горячих тем - исследование Мортона Бея (Университет Южной Калифорнии - USC), касающееся волны негодования фанатов в Twitter по поводу фильма из франшизы Звездных Войн «Последние Джедаи». Согласно его выводам, в низких рейтингах виновата российская сеть хакеров и ботов, которые координированными действиями пытались оказать влияние на общественное мнение. Полную версию исследования можно прочитать здесь.

Конечно, рассматривать подобные заголовки в качестве проявления русофобии не совсем корректно. Внутри политической элиты США сейчас продолжают обостряться разногласия: демократы и республиканцы с первого дня президентства Трампа готовы «загрызть» друг друга. Из-за такого положения дел государственные органы сталкиваются с существенной нехваткой персонала, поскольку немногие хотят сегодня ассоциировать своё резюме с администрацией президента. В этой связи поиск внешнего врага - не более чем инструмент, позволяющий отвлечь население от внутренних проблем. Китай и Россия прекрасно подходят на эту роль. Здесь и кроется основная причина так называемой русофобии, которая, если и присутствует, то только на уровне государственной риторики.

Это подтверждает и последний опрос канала FoxNews (в США он считается исключительно республиканским). Несмотря на то, что больше половины опрошенных американцев заявили, что видят Россию, скорее, противником Штатов, нежели союзником, в перечне «главных угроз» наша страна, начиная с 2013 года, занимает одно и то же место - четвёртое. Лидируют в этом рейтинге Северная Корея (93%), Иран (80%) и Сирия (76%). Россию считают врагом 64% респондентов.

В США существует проблема преступлений на этнической и религиозной почве. Согласно отчету Центра изучения Ненависти и Экстремизма Государственного Университета Калифорнии, при общем снижении криминальной активности в крупнейших городах США, процент преступлений подобного рода за последний год вырос на 12% и достиг за последнюю декаду высочайшего уровня. Наиболее частыми жертвами по расовому признаку становятся афроамериканцы, а по религиозному - евреи.

К русским данная проблема не имеет никакого отношения. К нам обычно относятся с уважением и пониманием, хотя иногда и проецируют некоторые стереотипы об угрюмости, холоде, водке, медведях и «плохих русских» из голливудских фильмов. К слову, встретить выходца из нашей страны, работающего уборщиком или заправщиком, практически невозможно. Все, кто легально остаётся в Штатах, обычно занимают более высокопоставленные должности.

Если брать сферу образования в США, то налицо приток молодых россиян, причём не только из Москвы. К примеру, в моём университете (я - студент American Film Institute Conservatory), в этом году на режиссерский факультет впервые приняли двоих русских студентов. За 50 лет деятельности вуза россиян на этом факультете не было.

Несмотря на то, что государственная риторика в последнее время сменила свой вектор с осторожного отношения к политике России на крайне негативное, волна русофобии не захлестнула США. В стране иммигрантов русские люди занимают такое же место в экосистеме, как и уроженцы любых других стран.

forpost-sz.ru

Живучесть русофобии и американские интересы

Живучесть русофобии и американские интересы

Этноцентризм и этнофобия — плохие ориентиры в понимании других стран, но отличаются живучестью отчасти потому, что ими движут мощные чувства. Другая важная причина выживания русофобиии имеет отношение к стратегическим расчетам занимающих прочные позиции элит, эксплуатирующих русофобскую риторику в политических целях. Во многих отношениях американская русофобия уходит корнями не в культуру, а в политику. В историческом и культурном отношении у США и России очень много общего, и эти страны часто поддерживали друг друга. Во времена Американской революции и на протяжении XVIII–XIX веков Россия и Америка относились друг к другу весьма дружественно, и две страны были союзницами во время двух мировых войн.

Во время «холодной войны» история резко противопоставила США и Россию, и именно в этот период по обеим сторонам Атлантики сложились могущественные элиты, придерживающиеся взаимоисключающих видений настоящего и будущего мира. В США (как и в России) значительная часть этих элит пережила «холодную войну» и продолжает нуждаться в представлении о русской угрозе для того, чтобы оправдывать стремление к мировой гегемонии США. Сторонники гегемонии и «ястребы»-либералы, а также восточноевропейские националисты имеют разные, но совместимые установки. В их число входит представление о «настоящем» месте России в мире — месте страны, только ищущей свою идентичность после развала СССР, экономическое выживание которой в значительной мере зависит от США. После окончания «холодной войны» американские элиты привыкли не встречать сопротивления расширению НАТО на восток, добиваться доступа к энергетическим запасам России и на ее ядерные объекты, а также пытаться приуменьшить роль государства в политической системе России. Для групп, занимающих в лобби важные позиции, сохранение слабости России остается крайне важным делом для того, чтобы продолжать вымогать у России важные уступки в вопросах доступа к энергетическим запасам и вопросах геостратегического положения и политического господства в регионе.

Все эти устремления элит не являются вопросами, занимающими американскую общественность, и различные опросы общественного мнения показывают, что американцы не разделяют убеждения в мировом господстве США. Американцы в целом не согласны с предлагаемым лобби оценками России как угрозы американским ценностям и интересам. Так, один из опросов, проведенных в 2008 г. BBC World Service, показал, что 45 % американцев в общем-то положительно относятся к влиянию России в мире, тогда как 36 % принявших участие в опросе американцев негативно относились к влиянию России в мире59.

Следующая глава

public.wikireading.ru

Американская русофобия и кризис либерального Запада

Время порождённых окончанием холодной войны надежд и ожиданий осталось позади. Между США и Россией разразился ценностный конфликт, характеризующийся высоким накалом страстей. С 2012 года американские и российские СМИ обвиняют лидеров России и США –соответственно – не только в нарушении международного права, но и в создании политических систем, основанных на цинизме, несправедливости и неуважении к человеческому достоинству.

Американские официальные лица и члены политического класса неоднократно позволяли себе провокационные высказывания, сравнивали действия президента Владимира Путина с поступками лидера нацистской Германии Адольфа Гитлера и критиковали кремлёвский стиль правления как якобы глубоко порочный, основанный на преследовании оппозиции, прикармливании политических союзников и осуществлении военных интервенций за рубежом. Сейчас американские СМИ и политические круги усиленно насаждают отрицательный образ России, одновременно рекламируя американские ценности как воплощение свободы и демократии. Россия в свою очередь защищает свою политическую систему и законные интересы от экономического, политического и военного вмешательства Запада.

Избрание Дональда Трампа президентом США стало для либеральных СМИ ещё одним поводом для нагнетания страха и распространения теорий заговора со стороны России. Широко пропагандируется версия о том, что Россия с помощью хакеров повлияла на ход выборов в США, то есть совершила акт агрессии, и что теперь Путин правит Америкой с помощью подставных лиц. Вполне возможно, что эта теория стала достоянием СМИ не без помощи приближенных Хиллари Клинтон. Один из авторов журнала «Нью-Йоркер» сообщает, что в их среде распространено мнение, будто члены администрации Обамы сознательно преуменьшали масштаб инспирированной Кремлём хакерской атаки на серверы НКДП. «Мы понимаем, в каком затруднительном положении они оказались, – заявил один из старших советников Клинтон. – Что было бы, если бы Барак Обама пошёл в Овальный кабинет или в Восточную комнату Белого дома и объявил: “Я обращаюсь к вам сегодня вечером, чтобы сообщить, что Америка подвергается нападению”… Это заставило бы американцев встрепенуться и насторожиться… это трудно представить… что-то невероятное… невозможно понять, почему Белый дом вёл себя так, будто ничего не произошло».

Усилиями комментаторов и экспертов, включая представителей научных и политических кругов, теория нападения на США получила дальнейшее развитие. Бывший посол в России Майкл Макфол заявил газете «Вашингтон-пост», что «наш суверенитет подвергся атаке» со стороны России, которая продолжает «наблюдать, как мы погрязли в партийных склоках и бездействуем». Он сравнил действия Кремля с нападением на Перл-Харбор и терактами 11 сентября и предупредил читателей газеты о возможности новой российской агрессии в 2018 или 2020 годах. Историк Тимоти Снайдер пошёл ещё дальше, увязав «войну» с избранием Трампа, что, по мнению автора, и было основной вражеской целью.

Вместо того чтобы рассматривать хакерские атаки в парадигме внутренней политики, демократы и республиканцы выступили активными сторонниками «теории войны». Председатель сенатского комитета по делам вооружённых сил сенатор Джон Маккейн заявил: «Когда на страну нападают, то это акт войны». Бывший вице-президент Дик Чейни высказался в том смысле, что предполагаемое вмешательство России в американские выборы является «очень серьёзным усилием со стороны господина Путина и его правительства», которое «в некоторых кругах будет расценено как акт войны». Не призывая к ответным действиям с применением вооружённых сил, к хору «военных теоретиков» присоединились некоторые демократы, сравнив российское «нападение» (как это сделал сенатор-демократ от штата Мэриленд Бен Кардин) с «политическим Перл-Харбором».

Военная риторика является составной частью более широкой пропагандистской кампании, разработанной демократами и либеральными СМИ: утверждается, что президент Трамп скомпрометирован связями с Россией и находится под влиянием Кремля. Ведущая MSNBS Рэйчел Мэддоу в передаче от 9 марта задалась вопросом, а не находится ли Трамп под фактическим контролем Путина. Сославшись на взгляды самого Трампа и на то, что члены его окружения посещали Москву, она заявила: «Мы начинаем замечать признаки того, что [Россия] продолжает оказывать влияние на нашу страну. Не только во время [предвыборной] кампании, но и теперь, когда администрация приступила к работе. В принципе это свидетельствует о продолжении некой операции». Обозреватель Николас Кристоф опубликовал в газете «Нью-Йорк таймс» от 23 марта колонку, озаглавленную «В воздухе пахнет изменой», в которой утверждал, что начатое ФБР расследование по выявлению «наличия сговора, направленного на завоевание победы на выборах, между руководством предвыборного штаба президента и иностранной державой уже само по себе является доказательством измены».

У российской саги в американских либеральных СМИ есть две стороны – рациональная и эмоциональная. Рациональная сторона связана с попытками сторонников Клинтон и антироссийских групп подорвать позиции Трампа и помешать улучшению отношений с Россией, для чего используются все ресурсы, включая влияние на либеральные СМИ и утечки информации от анонимных членов разведывательного сообщества. Эмоциональная сторона состоит в участии либеральных элит в запугивании политического класса и широкой общественности США байками про «ужасную» Россию. В американском общественном пространстве ещё живы страх и чувство безысходности, связанные с воспоминаниями о холодной войне с Россией. Отчасти благодаря этим воспоминаниям меньшинству, например клану Клинтонов, удалось привить либеральной общественности то, что историк Ричард Хофштадтер назвал «параноидальным стилем», то есть «склонность к горячечным преувеличениям, подозрительности и конспирологическим фантазиям».

Русофобская истерия, созданная либеральными СМИ для оказания давления на Трампа, впоследствии превратилась в самостоятельный фактор политической борьбы в Вашингтоне. Впрочем, градус публичных проявлений страха перед Россией и Трампом можно поддерживать лишь при условии поступления всё новой информации о «подозрительном» развитии событий и их подробном обсуждении в СМИ.

Рейн Мюллерсон Наряду с бешеной русофобией на Западе всё чаще звучат трезвые голоса, которые видят выход из стоящего перед человечеством кризиса в совместных усилиях всех ответственных игроков, и это особенно нервирует тех политиков, которые привыкли разыгрывать русофобские карты.

Новый всплеск американской русофобии является отражением кризиса, охватившего либеральный Запад. Корни кризиса кроются в попытках внедрить в массовое сознание нежизнеспособный гегемонистский миф о том, что холодная война завершилась «победой» рыночной демократии над «тоталитарным» коммунизмом. Вместо того чтобы приступить к строительству нового плюралистического миропорядка, западные элиты по окончании холодной войны продолжали праздновать победу, что постепенно привело к отчуждению от них как других стран, так и собственного населения.

Россия, являющаяся наиболее жёстким критиком гегемонистского мифа и мощнейшей ядерной державой, равно как и бывшим противником в холодной войне, рассматривается американскими либеральными элитами в качестве врага номер один. Возродилась традиционная для России сильная государственность, отчасти в ответ на давление со стороны Запада. Как и в прошлом, российская система ценностей развивается в условиях напряжённости в отношениях с Западом и в ответ на его попытки навязать России собственную систему ценностей. Идеи христианства, коммунизма и либеральной демократии пришли в Россию с Запада, но каждая такая идея была поставлена на службу собственно российским геополитическим и внутриполитическим интересам. По иронии судьбы западное давление не смогло изменить традиционные российские институты, а напротив – способствовало их возрождению.

Антироссийская паранойя в либеральных СМИ – это свидетельство неуверенности Америки в собственных ценностях. После терактов 11 сентября 2001 года, катастрофической войны в Ираке и глобального финансового кризиса 2008 года США и европейские страны постоянно пытаются приспособиться к новому, всё более нестабильному миру, расколотому на регионы. Отрицание различий в бинарной оппозиции «я – другой» даёт возможность «я» сохранять нравственную и психологическую уверенность. Американский миф о России, как об опасной «новосоветской» автократии, способствовал утверждению идентичности «свободной» Америки внутри страны и укреплению её позиций в качестве лидера «свободного мира» за рубежом. Персонификация России в качестве «другого» вновь помогла отвлечь внимание общества от провала либеральной политики и дала возможность носителям либерального «я» сохранить уверенность в себе. Как писал Анатоль Ливен, «нагнетание страха перед Россией позволяет элитам в США и Европе продолжать структурирование учреждений и стратегий вокруг фигуры хорошо знакомого, удобного и абсолютно безопасного противника».

Вышеупомянутое столкновение ценностей в отношениях между США и Россией едва ли было неизбежным: ведь в обеих странах имелись альтернативные стратегии и идеи. Влиятельные интеллектуалы, организации и члены политического класса заявляли о своей поддержке основанного на общих интересах сотрудничества в борьбе против терроризма, региональной нестабильности и распространения [ядерного] оружия. Но всякий раз верх брали те, кто пропагандирует эксклюзивные ценности, а не инклюзивные решения.

Но западная либеральная доктрина была отвергнута не только внешними силами, но и внутри страны. Дональд Трамп был избран президентом не потому, что в американские выборы вмешалась Россия, а потому что американский народ отказался поддерживать либеральный курс на военное, политическое и экономическое вмешательство по всему миру в ущерб национальным интересам. Популистские заявления Трампа были услышаны рабочими, опасающимися потерять работу в условиях глобализации рынков, отдельными слоями среднего класса, зарплаты которых сокращаются по мере того, как доходы богатых растут, военнослужащими, уставшими воевать за американскую гегемонию…

Чтобы предотвратить дальнейшее сползание в националистические крайности, либеральный Запад должен кардинально пересмотреть свою позицию и перейти к формированию инклюзивной культуры на основе демократии в интересах широких масс. Сила примера − ключ к успеху в деле повышения авторитета западных стран. 

ru.valdaiclub.com

Американские исследователи: реальная угроза для США – это русофобия

Президент США Дональд Трамп вызвал волну возмущения, когда отклонил обвинения по поводу якобы имевшего место «российского вмешательства» в президентские выборы США. Республиканские законодатели объединились с демократами, чтобы почти единогласно осудить дружественный жест американского лидера по отношению к президенту РФ Владимиру Путину.

Критики Трампа с момента окончания пресс-конференции обвиняли его в «госизмене в прямом эфире», призывая к объявлению президенту импичмента. Реакция общественности вынудила главу Белого дома пойти на попятную. Дональд Трамп решил собрать журналистов в Белом доме, чтобы убедить собравшихся, что все же доверяет американским спецслужбам больше, чем российскому президенту. Он заявил, что полностью полагается на спецслужбы, и нет причин, по которым Россия не могла бы вмешаться в американские выборы. Трамп сообщил, что оговорился на встрече с Путиным, когда отклонил обвинения против России.

Несмотря на серьезные обвинения, у Трампа все же есть защитники – и это не «общественники», а серьезные исследователи, обладающие достаточными знаниями для глубокого анализа проблемы взаимоотношений РФ и США. Например, два эксперта по американской внешней политике – профессор Принстонского и Нью-Йоркского университетов, историк Стивен Коэн, занимающийся изучением истории СССР, и профессор Чикагского университета, специалист по международным отношениям, политолог Джон Миршаймер.

Ученые в интервью VICE News – каналу, известному своими анти-трамповскими настроениями – несмотря на старания журналиста обозвать их «путинскими марионетками», спокойно объяснили, что согласны с Трампом в вопросе улучшения отношений с РФ вне зависимости от того, сочтут их после этого подконтрольными российскому лидеру или нет.

«Удивительно, что люди отказываются проводить нормальные дебаты с такими людьми как Стивен [Коэн] или я. А я уверен, что они просто боятся проиграть нам спор. Я абсолютно в этом уверен», – сказал профессор Миршаймер.

«Сейчас, в момент, когда мы разговариваем, мы находимся в состоянии холодной войны с Россией», – сказал профессор Коэн.

«Путин был одним из немногих мировых лидеров, кто смог противостоять американцам. И основной точкой здесь стал украинский кризис. Кто виноват в украинском кризисе? Я думаю, доказательства здесь вполне очевидные. Это Соединенные Штаты и западноевропейские союзники», – добавил Миршаймер.

В Вашингтоне укоренилась мысль, что если взять Украину и сделать из нее Запад, Россия станет не более чем, как говорил экс-президент США Обама, «слабой региональной силой», отмечают ученые.

«Разве у этих стран (Украины – прим. Baltnews.lv) нет права самостоятельно решать, хотят они в НАТО или нет?» – спросил интервьюер.

«Нет», – хором ответили профессора.

«Очень глупо так думать, – объяснил Миршаймер. – Представьте себе: Россия или Китай создали военный союз с Мексикой и Канадой у [американских] границ. США бы это точно не понравилось».

«Американский президент очень агрессивно отреагировал бы на такой союз, – добавил Коэн. – Мы демонизируем Путина. Мы демонизируем Россию. Русофобия в США буйствует». Профессор занимался изучением российско-американских отношений и пришел к выводу, что 95% всех проблем – это дело рук США. По словам Коэна, Трамп не прав по многим вопросам, но по такому «экзистенциальному» вопросу, как отношения между двумя странами, он прав абсолютно – с Россией нужно сотрудничать.

«Президенту США сейчас не дают делать то, что мы требовали от каждого нашего (американского – прим. Baltnews.lv) президента, – уберечь США от войны с Россией. Я надеюсь, президенты Путин и Трамп заключат ряд договоренностей, которые обеспечат нам безопасность», – сказал Коэн.

«Сейчас дошло до того, что американцы предпочитают объявить Трампу импичмент, а не избежать войны с Россией. Если до этого дошло – мы сами виноваты», – подытожил он.

БАЛТИЙСКИЕ НОВОСТИ

rusevr.asia


Смотрите также