Рабство негров в сша


Как негров везли в рабство

Африканских рабов на территорию современных Соединенных Штатов Америки начали ввозить в XVII веке. Первое постоянное поселение английских колонистов в Америке — Джемс-таун — было основано в 1607 году. А через двенадцать лет, в 1619 году колонистами была приобретена у португальцев небольшая группа африканцев ангольского происхождения. Хотя формально эти чернокожие не являлись рабами, а имели длительные контракты без права расторжения, именно с этого события принято отсчитывать историю рабовладения в Америке. Вскоре система контрактации была официально заменена более выгодной системой рабства. В 1641 году в Массачусетсе срок службы рабов был превращен в пожизненный, а закон 1661 года в Виргинии сделал рабство матери наследственным для детей. Аналогичные законы, закреплявшие рабство, были приняты в Мэриленде (1663), в Нью-Йорке (1665), в Южной (1682) и Северной Каролине (1715) и т. д. Ввоз негров и введение рабства явились следствием потребности в рабочей силе на юге Северной Америки, где устраивались крупные земледельческие хозяйства — табачные, рисовые и другие плантации. На Севере, где плантационное хозяйство, в силу особых экономических и климатических условий, было менее распространено, рабство никогда не применялось в таких масштабах, как на Юге. Ввозимые в Америку черные рабы были в своем большинстве жителями западного побережья Африки, значительно меньшая часть принадлежала к племенам Центральной и Южной Африки, а также Северной Африки и о-ва Мадагаскара. Среди них были негры племен фульбе, волоф, йоруба, ибо, ашанти, фанти, хауса, дагомейцы, банту и др. До конца XVII века торговля рабами в английских колониях в Америке была монополией Королевской африканской компании, но в 1698 году эта монополия была ликвидирована, и колонии получили право самостоятельно заниматься работорговлей. Торговля рабами приняла еще более широкие размеры после 1713 года, когда Англия добилась права асиенто — исключительного права торговли неграми-рабами.

В Африке было создано агентство работорговцев, которые сгоняли рабов и готовили их к продаже. Эта организация достигла дальних точек Африки, на нее работали много людей, включая вождей племен и деревень. Вожди либо продавали своих соплеменников, либо устраивали нападения на враждебные им племена, брали пленников, а потом их продавали в рабство. Пойманных негров связывали по двое и вели через леса к побережью.

Вдоль западного побережья Африки от Зеленого мыса до экватора выросли фактории, куда партиями сгоняли рабов. Там, в грязных, тесных бараках ожидали они прихода невольничьих кораблей. Когда приходило судно за «живым товаром», агенты начинали договариваться с капитанами. Каждого негра лично показывали. Капитаны заставляли негров двигать пальцами, руками, ногами и всем телом, чтобы удостовериться, что у него не было переломов. Даже зубы проверялись. Если зубов не хватало, то за негра давали меньшую цену. Каждый негр стоил примерно 100 галлонов рома, 100 фунтов пороха или же 18−20 долларов. Женщины до 25 лет, беременные или нет, стоили полную цену, а после 25 лет теряли четверть стоимости.

Когда сделки заканчивались, рабов начинали в лодках перевозить на корабли. Перевозили по 4−6 негров за один раз. На борту корабля негров разделяли на три группы. Мужчин загружали в один отсек. Женщин в другой. Детей оставляли на палубе. Везли рабов на кораблях, специально сконструированных, чтобы «напихать» в трюм побольше живого товара. Небольшие парусники того времени ухитрялись перевозить за один рейс по 200, 300, даже по 500 рабов. А на корабль водоизмещением в 120 тонн грузилось не менее 600 рабов. Как говорили сами работорговцы, «негр не должен занимать в трюме места больше, чем в гробу».

2В пути

Суда находились в пути 3−4 месяца. Все это время рабы находились в ужасных условиях. В трюмах было очень тесно, негры были скованы кандалами. Воды и пищи было очень мало. Рабов и не думали выводить для отправления нужды из трюма. В темноте невольничье судно легко было отличить от любого другого — по исходящему от него тяжелому зловонию. Молодые негритянки часто подвергались изнасилованиям со стороны капитана и команды. Неграм коротко подстригали ногти, чтобы они не могли разодрать друг другу кожу. Большое количество драк возникало между мужчинами, когда они пытались разлечься немного поудобней. Тогда в дело шел хлыст надсмотрщика.

Рабы массами гибли во время перевозок. На одного оставшегося в живых негра часто приходилось пять погибших в дороге — задохнувшихся от недостатка воздуха, умерших от болезни, сошедших с ума или просто бросившихся в море, предпочтя смерть рабству.

3Америка

По прибытию в Америку рабов сначала подкармливали, лечили, а потом уже продавали. Впрочем, некоторые старались купить рабов побыстрее: ведь по мере того, как невольник отдыхал от «путешествия», стоимость повышалась. Цены на рабов менялись со временем. Например, в 1795 году цена составляла 300 долларов, к 1849 году она возросла до 900 долларов, а накануне гражданской войны достигла 1500−2000 долларов за одного раба.

Рабов ввозили главным образом для табачных и хлопковых плантаций южных штатов. Их выгоняли на работу партиями, они работали до 18−19 часов в сутки, подгоняемые бичом надсмотрщика. На ночь рабов запирали и спускали собак. Средняя продолжительность жизни негра-раба на плантациях составляла 10 лет, а в XIX веке — 7 лет. Немного лучше были условия у тех рабов, которые служили прислугой, кухарками, нянями.

Рабы не имели никаких прав и свобод и считались имуществом владельца, с которым хозяин может делать все, что угодно, без какого-либо преследования со стороны закона. Принятый в 1705 году «Кодекс рабов Вирджинии» запрещал рабам покидать плантации без письменного разрешения. Он санкционировал порки, клеймение и нанесение увечий в качестве наказания даже за незначительные прегрешения. Некоторые кодексы запрещали обучать рабов грамоте. В Джорджии это преступление каралось штрафом и/или поркой, если провинившийся был «рабом-негром или цветным свободным человеком». Бежавшему и пойманному рабу отрезали уши, за невыполненную работу отрубали руки и ноги его детям. Рабовладелец мог, при желании, убить своего раба, правда трудоспособных рабов убивали редко.

Рабам запрещали передвигаться группами более чем в 7 человек без сопровождения белых. Любой белый, встретивший негра вне плантации, должен был потребовать у него отпускной билет, а если такого не было, мог дать 20 ударов плетью. В случае, если негр пытался защищаться или ответить на удар, он подлежал казни. За нахождение вне дома после 9 часов вечера негров в Виргинии подвергали четвертованию.

Негры были сделаны рабами, но они никогда не были рабами покорными. Нередко они поднимали восстания еще на кораблях. Об этом свидетельствует особый вид страхования кораблевладельцев для покрытия убытков специально на случай восстания рабов на корабле. Но и на плантациях, где жили негры, привезенные из разных частей Африки, представители различных племен, говорившие на разных языках, рабы сумели преодолеть межплеменную рознь и объединиться в борьбе против своего общего врага — плантаторов. За период с 1663 по 1863 года было зафиксировано свыше 250 негритянских восстаний и заговоров. Восстания негров жестоко подавлялись. Но даже эти разрозненные вспышки отчаяния угнетенных рабов заставляли плантаторов трепетать от страха. Почти каждая плантация имела свой склад оружия, группы плантаторов содержали охранные отряды, рыскавшие ночью по дорогам.

Негритянские рабы выражали свой протест и в других формах, как, например, порча орудий труда, убийство надсмотрщиков и хозяев, самоубийство, побеги и т. д. Негры бежали в леса, к индейцам, на Север, где к концу XVIII века рабство было упразднено. Не менее 60 тыс. беглецов достигло северных штатов в период с 1830 по 1860 г. Конечно, условия жизни каждого конкретного раба зависили от его хозяина. В 1936—1938 годах американские писатели, участники так называемого Федерального писательского проекта, по заказу правительства записали интервью с бывшими рабами, которым к тому времени было больше 80 лет. В результате было опубликовано «Собрание рассказов бывших рабов». По этим рассказам очень хорошо видно, что негры жили по-разному, кому-то везло больше, кому-то меньше. Вот рассказ 91-летнего Джорджа Янга (Ливингстон, штат Алабама): «Они ничему нас не учили и нам самим не давали учиться. Если увидят, что мы учимся читать и писать, нам отрубали руку. В церковь тоже ходить не давали. Иногда мы убегали и молились вместе в старом доме с земляным полом. Там мы радовались и кричали, и нас никто не слышал, потому что земляной пол заглушал, а один человек стоял в дверях. Нам нельзя было ни к кому ходить в гости, и я видел, как Джима Доусона, отца Айверсона Доусона, привязали к четырем колам. Его положили на живот и вытянули руки в стороны, и одну руку привязали к одному колу, а вторую — к другому. Ноги тоже вытянули в стороны и привязали к колам. И потом стали бить доской — такой, как на крышу кладут. Черномазые потом пришли туда ночью и на простыне отнесли его домой, но он не помер. Его обвинили в том, что он ночью ходил на соседнюю плантацию. В девять часов мы все должны были быть по домам. Приходил старший и кричал: «Отбой! Отбой! Все по до­мам, и двери на замок!» А если кто не шел, его били».

А вот воспоминание Найси Пью (85 лет, Мобил, штат Алабама): «Жизнь у негров тогда была счастливой. Мне иногда хочется туда вернуться. Как сейчас вижу тот ледник с маслом, молоком и слив­ками. Как журчит по камням ручей, а над ним ивы. Слышу, как во дворе гого­чут индюки, как бегают и купаются в пыли куры. Вижу заводь рядом с нашим домом и коров, пришедших напиться и остудить ноги в мелкой воде. Я родилась в рабстве, но никогда не была рабыней. Я работала на хороших людей. Разве это называется рабством, белые господа?»

diletant.media

Белые рабы в Америке: почему они стоили в 10 раз дешевле черных

Все мы прекрасно знаем, что нынешние темнокожие американцы — потомки рабов, когда-то привезенных из Африки. Но рабами становились не только африканские негры. Ими могли стать и белые. Причем ценились они куда дешевле.

Откуда взялись белые рабы?

«Первые рабы в американских колониях были белыми и происходили из Европы», — сообщает писатель Александр Бушков в книге «Неизвестная война. Тайная история США». Например, во времена правления английских монархов Якова II и Карла I в рабство продавали ирландцев. По прокламации 1625 года десятки тысяч политических заключенных или тех, кого преследовали за религиозные убеждения, были отправлены за границу. Они подлежали продаже английским колонистам в Вест-Индии, Вирджинии, на Барбадосе, в Новой Англии. При этом ирландцам не разрешали брать с собой семьи. Их жен и детей также продавали на специальных работорговых аукционах. В 1656 году пришедший к власти Оливер Кромвель приказал отправить 2000 ирландских детей на Ямайку для передачи их английским конкистадорам. Довольно часто белых детей, особенно в портовых городах, просто похищали, чтобы продать работорговцам.

Детей с шестилетнего возраста отправляли на фабрики, где они работали по 16 часов в сутки и где с ними ужасно обращались. Нередко фабричные машины калечили их, и они просто умирали на улице.

Все ради прибыли!

К концу XVII века африканские невольники, которые все еще являлись экзотикой, стоили в среднем 50 английских стерлингов, тогда как раб ирландского происхождения обходился всего в 5 стерлингов. Дело в том, что светлокожих рабов было гораздо больше. Соответственным было и отношение к черным и белым рабам. Дорогих негров берегли, а вот ирландца плантатор мог забить до смерти. А белые рабыни-ирландки часто становились наложницами своих хозяев. Постепенно колонисты додумались до того, что стали «скрещивать» ирландских девушек и женщин с африканцами, чтобы получать невольников-мулатов, стоимость которых была достаточно высокой. Эта практика так широко распространилась, что в 1681 году в США был принят закон, запрещающий ее «с целью производства рабов на продажу». Но защищал он вовсе не права самих невольников, просто такое «спаривание» мешало получать прибыль профессиональным работорговцам. [С-BLOCK]

Более столетия продолжалась торговля белыми рабами. Так, после Ирландского восстания 1798 года еще тысячи ирландцев попали на борт работорговых кораблей, идущих в Америку и Австралию. Многие из них погибали во время плавания, срок которого составлял примерно три месяца: их практически не кормили и никуда не выпускали из трюмов, где они находились закованные в кандалы. «Как будто британские торговцы перенаправили свои суда от африканского берега к побережью Ирландии, и белые слуги ехали во многом в таких же условиях, как и африканские рабы», — писал Уоррен Смит в книге «Белое рабство в колониальной Южной Каролине». Историк Шарон Сэлинджер утверждает: «Разрозненные данные говорят о том, что смертность среди [белых — авт.] слуг в иные разы равнялась смертности [черных] рабов по пути из Африки, а в отдельные периоды и превышала смертность [чернокожих] рабов».

Хотя в 1839 году Англия перестала заниматься работорговлей, английские пираты, захватывая суда, брали в плен пассажиров и членов экипажа и продавали в рабство.

Рабы «по контракту»

Некоторые шли в рабы добровольно. В основном это были бедные английские и ирландские крестьяне и ремесленники, лишившиеся средств к существованию в результате промышленной революции в Англии. Если по каким-то причинам человек хотел переехать в Новый Свет, но у него не было денег, вербовщики предлагали ему подписать контракт, по которому он обязывался в течение пяти лет отработать издержки на положении слуги-раба. По прибытии на место этих ирландцев также продавали с аукциона, просто их называли иначе — «контрактными слугами». Не все дорабатывали положенный срок: некоторые сбегали раньше из-за ужасных условий жизни и труда. Иногда такой раб так и не получал свободы из-за образования новых задолженностей.

Еще одну категорию контрактных слуг, или сервентов, представляли собой осужденные преступники из Европы. Обычно они должны были отработать на хозяев семь лет.

Забытая страница истории

Белые рабы нередко устраивали побеги. Многих ловили, жестоко наказывали, клеймили, а иногда и казнили. Однако кому-то удавалось перебраться на Запад, в пограничные поселения, где они захватывали чужие земли и превращались в скваттеров. Когда колониальные власти пытались согнать их с занятых участков, скваттеры восставали против них с оружием в руках. Иногда они сговаривались с рабами-неграми и поднимали совместные восстания против рабовладельцев. «В 1661 году мятежники под предводительством Фрейда и Клаттона не только сколотили отряд, но раздобыли даже пушки и собирались пройти по всей стране, собирая к себе как белых рабов, так и черных, — и намеревались добиваться свободы для всех…», — рассказывает А. Бушков.

Небольшой части белых рабов, прибывших когда-то из Европы, удалось пробиться «наверх». Кое-кто впоследствии даже вошел в так называемое «высшее общество». Но многие в рабстве не прожили и года. [С-BLOCK]

Объемы торговли белыми рабами упали в XVIII веке в связи с увеличением количества чернокожих невольников из Африки. Тем более что рабство негров было пожизненным, тогда как белых на тот момент можно было обращать в неволю, как правило, лишь на определенный срок. Дети черного раба также становились собственностью его хозяина. Кроме того, африканские негры были более приучены к земледелию.

Сегодня история белого рабства в США старательно замалчивается. Об этом почти нет упоминаний даже в справочниках и учебниках. По-видимому, на то есть свои причины…

news.rambler.ru

Интересные факты о рабстве в США

Рабство в США — система рабовладения и использования труда рабов, существовавшая в британских американских колониях и США в 1619—1865 годах. Большинство рабов были неграми, насильно вывезенными из мест проживания в Африке, и их потомками.

 

Когда европейцы только начинали колонизировать Северную Америку, девственной земли было огромное количество. Поэтому была острая необходимость в рабочей силе, желательно дешевой, чтобы эту землю обрабатывать.

Первыми рабами, как ни странно, были белые люди. Их называли «рабы по контракту». Ради того, чтобы покинуть Европу и получить возможность урвать кусочек земли в Новом свете, они готовы были оплатить свой проезд тяжелым трудом по нескольку лет. Но кому нужны такие «рабы на полставки»? Поэтому в начале 17 века голландский корабль решил эту проблему и привез первых черных рабов из Африки.

 Первые европейцы в Новом свете.

Транспортировка рабов на корабле.

Малоизвестный факт: индейцы тоже не гнушались использовать черных рабов.

В 17 и 18 веках черные рабы работали главным образом на плантациях табака, риса и индиго на южном побережье. После Американской революции (1775-83) многие колонисты (особенно на севере, где рабство было относительно неважно для экономики) начали связывать угнетение чернокожих рабов с их собственным угнетением со стороны англичан и требовать отмены рабства.

Черные рабы собирают хлопок

В 1793 году Эли Уитни изобрел коттон-джин (от англ. cotton engine) первую машину для очистки хлопка. Это устройство оказало большое влияние на экономику будущих США, а в последствии и мира. Коттон-джин быстро распространился по югу Америки, и через несколько лет хлопковые поля фактически заменили собой табачные. Для выращивания хлопка потребовалось больше рабочих рук. Рабство в США процветало.

Разрываясь между экономической выгодой рабства и моральными принципами, белые рабовладельцы юга США придумывали оправдания своим действиям. Они утверждали, что черные люди, как дети, неспособны позаботиться о себе, что рабство было благотворительностью и белые кормили и одевали по доброте душевной своих работников. Жители северных штатов были другого мнения, хоть они и считали, что черные уступают белым в развитии, но делать из них рабов лишь из-за этого было не гуманно.

Наказывали рабов всевозможными способами. Плеть, каленое железо, избивания, сексуальные унижения, ампутация органов…

В действительности, обращение с рабами было от мягкого и отеческого до жестокого и даже садистского. Мужей, жен и детей часто продавали отдельно друг от друга, а избивание за провинность вообще считалось нормой. В 1858 Верховный суд Соединенных Штатов постановил, что рабы являются имуществом без прав и возможности гражданства. Им просто не оставили законных средств протеста против такого обращения.

Южане боялись открытых мятежей, но это было редкостью. Однако, черные рабы всячески саботировали работу. Они притворялись больными, портили рабочие инструменты, совершали поджоги и даже убивали своих хозяев. Кара за убийство или избиение белого господина была суровая и очень редко хватало простого повешенья.

На изображении президент США(1861—1865) Авраам Линкольн. Считается, что именно он внес наибольший вклад в освобождение рабов в США.

Рабство в США просуществовало почти 250 лет. Лишь после окончания Гражданской войны в 1865 году была принята Тринадцатая поправка к конституции США, которая официально отменила рабство. Но отголоски тех времен доходят и до наших дней. Частые конфликты на расовой почве в современной Америке частенько становятся сюжетами для новостей в СМИ.

По словам историка Ричарда Халлибертона-младшего, свободных темнокожих рабовладельцев можно было найти в разные периоды времени «в каждом из тринадцати оригинальных штатов, а после в каждом штате, где одобрялось рабство».

Тот факт, что эти темнокожие люди покупали и продавали других темнокожих людей, вызывает ряд «неприятных вопросов» у американцев, живущих в ХХI веке. К ним относится и афроамериканский автор Генри Луис Гейтс-младший, который пишет, что это изобличает классовые различия, которые всегда существовали в «чёрной общине». Другие считают, что таким образом кто-то хочет отвлечь всеобщее внимание от белых людей, на которых лежит вина за появление рабства в Америке.

Ниже представлен список из девяти правдивых и ложных фактов о рабстве в Америке, которые развенчают мифы, связанные с этой темой.

1. Первым легальным рабовладельцем в американской истории был чернокожий табачный фермер по имени Энтони Джонсон.

Похожее по теме... Геноцид индейцев Америки Демографическая катастрофа индейцев Америки, или геноцид индейцев Америки, — процесс уменьшения численности коренного населения Америки в результате действий европейских колонизаторов и их потомков… Возможно, это правда. Формулировка утверждения очень важна. Энтони Джонсон не был первым рабовладельцем в истории Америки, однако он был, по мнению историков, одним из первых, кто законным образом – через суд – получил в собственность пожизненного раба.

Энтони Джонсон сам когда-то был рабом. Получив свободу в начале 1650-х годов, он приобрёл ферму со 100 гектарами земли в штате Вирджиния и заключил договор с пятью слугами. Один из них, чернокожий мужчина по имени Джон Кейзор, утверждал, что когда срок службы истёк, Джонсон удерживал его незаконно в течение нескольких лет. В 1654 году гражданский суд оставил за Джонсоном право на пожизненное использование услуг Кейзора. Этот инцидент историк Халлибертон-младший называет «одним из первых известных случаев санкционированного рабства».

2. Самым крупнейшим рабовладельцем в Северной Каролине 1860-х годов был владелец «чёрной плантации» по имени Уильям Эллисон.

Частично верно. Уильям Эллисон действительно был очень богатым владельцем «чёрной плантации» и производства хлопка, однако жил он не в Северной, а Южной Каролине. Согласно переписи 1860 года, в которой его фамилия была указана как «Эллерсон», он владел 63 чернокожими рабами, что делало его самым крупнейшим рабовладельцем в Южной Каролине, но не во всём штате.

3. Американские индейцы владели тысячами чернокожих рабов на рубеже XIX века.

Правда. Об этом говорит историк Тия Майлз. Она утверждает, что численность рабов, которые принадлежали индейцам чероки, на рубеже XIX века составляла 600 человек и около 1500 во время перемещения на Запад в 1838-1839 годах. По словам Майлз, рабство постепенно входило в жизнь индейцев чероки. Когда белый человек переезжал на землю коренных американцев, чтобы стать торговцем или индейским агентом, ему предоставляли в собственность африканских рабов, которые могли передаваться по наследству (равно как и право на использование племенных угодий) в том случае, если он заключал брак с представительницей племени чероки, что было не редкостью в то время. Эти преимущества позволяли таким людям накапливать и приумножать своё богатство, покупая фермы и плантации.

4. По состоянию на 1830-й год, в собственности 3775 свободных чернокожих людей находилось 12740 чернокожих рабов.

Приблизительно верно. Если верить историку Ричарду Халлибертону-младшему, по состоянию на 1830-й год, в Соединённых Штатах насчитывалось примерно 319 599 свободных темнокожих (13,7% от общего числа). Из них, согласно переписи населения 1830 года, 3 775 человек владели 12 760 чернокожими рабами.

5. Многим темнокожим рабам разрешалось иметь работу, собственное дело и недвижимость.

Ложь. Были исключения, но если говорить в целом, то чернокожим рабам в США по закону не разрешалось иметь собственное дело и недвижимость, особенно после 1750 года, когда в юридической литературе большинства колоний появились «рабские» кодексы.

Согласно таким кодексам, у рабов в большинстве регионов не было практически никаких юридических прав. Их казнили за преступления, которые не считались тяжкими среди белых людей. Показания чернокожих рабов почти ничего не значили и не могли использоваться в пользу или против белых. Они не имели право на владение собственностью, передвигаться без согласия своих владельцев или вступать в законный брак.

6. В Африке вид рабства «темнокожий хозяин – темнокожий раб» существовал в течение нескольких тысяч лет.

Правда, в том смысле, что феномен порабощения одними людьми других насчитывает тысячи лет, и это касается не только чернокожих или Африки.

7. Большинство рабов, завезённых в Америку из Африки, были приобретены у чернокожих рабовладельцев.

Отчасти это правда. Историк Стивен Минц очень точно описывает ситуацию в предисловии к своей книге «Афроамериканские голоса: документальный читатель, 1619-1877 года».

Похожее по теме... Рабство в Древнем Риме Рабство в Древнем Риме получило наибольшее распространение по сравнению с другими древними государствами, но зачастую это отвечало интересам тогдашнего общества, послужив важным катализатором его развития.… Защитники африканской работорговли давно утверждали, что европейские торговцы никого не порабощали: они просто покупали африканцев, которые уже были рабами, обречёнными на смерть. По сути, работорговля фактически спасли им жизнь. Такие заявления представляют собой грубое искажение фактов. Некоторые независимые работорговцы в действительности совершали набеги на незащищённые африканские деревни и похищали их жителей. Однако большинство профессиональных работорговцев (в основном из Англии, Франции, Дании, Голландии и Португалии) организовали невольничьи фактории вдоль западного побережья Африки, где они приобретали рабов у африканцев в обмен на огнестрельное оружие и другие товары.

Утверждение, что европейцы покупали людей, которые уже были порабощены, серьёзно искажает историческую действительность. Работорговля в Африке существовала ещё до прихода европейцев, однако именно массовый спрос Европы на рабов и появление огнестрельного оружия радикально изменили общество Западной и Центральной Африки. Африканцы попадали в рабство за долги или мелкие уголовные и религиозные преступления, а также после неспровоцированных налётов на незащищённые деревни.

8. Рабство существовало в течение нескольких тысяч лет.

Правда. «Общее» рабство существовало в течение нескольких тысяч лет, однако его специфические особенности менялись в зависимости от времени и места.

9. Белые люди положили конец рабству.

Утверждение, что «белые люди» положили конец рабству в Соединённых Штатах, является слишком голословным. После так называемой «отмены» рабства подавляющее большинство чернокожих в США по-прежнему не имели права голоса, не могли баллотироваться на политические должности и прочее. Более того, когда одни белые люди работали над тем, чтобы положить конец рабству, другие боролись за то, чтобы его сохранить.

Рабство было отменено в Америке благодаря усилиям людей различных национальностей, в том числе и белокожих, которые подхватили знамя аболиционистского движения. Имена белых лидеров этого движения, как правило, известны лучше, чем имена чернокожих лидеров, среди которых стоит отметить Дэвида Уокера, Фредерика Дугласа, Соджорнер Трут, Дреда Скотта, Гарриет Табмен, Нета Тёрнера и многих других.

Sinus, Интересное, История    

Предыдущая статья Вверх Следующая статья

Похожие публикации

  •   Об институте брака и семьи в Древней Руси, об интимной составляющей жизни людей Древней Руси.  Открыть

  •   Он прожил хоть и короткую, но бурную жизнь. Она была наполнена дворцовыми интригами, произволом, деспотией, гонением христиан, увлечением поэзией, музыкой. Этот человек стремился к абсолютной власти,… Открыть

www.page.maple4.ru

Рабство в Америке глазами рабов

Оригинал взят у mysea в Рабство в Америке глазами рабовВ 1936–1938 годах американские писатели, участники так называемого Федерального писательского проекта, по заказу правительства записали интервью с бывшими рабами, которым к тому времени было больше 80 лет. Эти разговоры выложены на сайте Библиотеки Конгресса США. Arzamas публикует отрывки

Джордж Янг, Ливингстон, штат Алабама, 91 год

«Они ничему нас не учили и нам самим не давали учиться. Если увидят, что мы учимся читать и писать, нам отрубали руку. В церковь тоже ходить не дава­ли. Иногда мы убегали и молились вместе в старом доме с земляным полом. Там [мы] радовались и кричали, и [нас] никто не слышал, потому что земляной пол заглушал, а один человек стоял в дверях. Некоторые засовывали голову в ведро и так молились, а кто-нибудь следил, чтоб надсмотрщик не увидел. Если что-то узнавали, нас били.Нам нельзя было ни к кому ходить в гости, и я видел, как Джима Доусона, отца Айверсона Доусона, привязали к четырем колам. Его положили на живот и вытянули руки в стороны, и одну руку привязали к одному колу, а вторую — к другому. Ноги тоже вытянули в стороны и привязали к колам. И потом стали бить доской — такой, как на крышу кладут. Черномазые потом пришли туда ночью и на простыне отнесли его домой, но он не помер. Его обвинили в том, что он ночью ходил на соседнюю плантацию. В девять часов мы все должны были быть по домам. Приходил старший и кричал: „Отбой! Отбой! Все по до­мам, и двери на замок!“ А если кто не шел, его били».

Милли Иванс, штат Арканзас, 82 года

«У нас были лучшие хозяин и хозяйка в мире, они были христианами и нас учили жить по-христиански. Каждое воскресное утро хозяин звал всех нас, негров, в дом и пел, возносил молитвы и читал нам Библию. Хозяин учил нас не быть плохими; он учил нас быть хорошими; говорил нам никогда не во­ро­вать, и не врать, и не делать ничего плохого. Он говорил: „Что посеете, то и по­ж­нете, посеете единожды, а пожнете вдвое“. Я это запомнила с детства и ни­ко­­гда не забывала».

Том Макалпин, Бирмингем, штат Алабама, старше 90 лет

«Нет, сэр, меня не пороли, разве один раз. Это случилось, когда хозяин сказал мне, чтобы свиньи больше в кукурузу не заходили, а если зайдут, я получу как следует. Ну и вот, босс, был один старый кабан, которого у меня никак не полу­чалось отвадить, и я тогда взял иголку и зашил ему глаза. Я, конечно, был ма­ле­нький черномазый хулиган и не понимал, что делаю, и зашил этому кабану веки, чтобы он ничего не видел. Это помогло, но когда хозяин узнал, он меня выпорол так, что я до сих пор помню. Босс, это был единственный урок, который мне был нужен за всю мою жизнь. Он мне помог».

Айзем Морган, Мобил, штат Алабама, 84 года

«Мы, негры, жили очень даже неплохо. Еды было полно. Нам надо было просто попросить, и хозяин всё делал. Больше всего мы любили опоссума с картош­кой. Мы охотились по ночам с большим мешком и сворой гончих, они быстро загоняли опоссума на дерево, потом стояли вокруг и лаяли. Если дерево было небольшое, мы его стрясали, а если большое, один из негров залезал наверх и ловил старого мистера опоссума.Вообще, было очень весело выслеживать опоссума или енота. Енота интересней всего, но он не такой вкусный, как опоссум. Я один раз видел, как загнанный енот откусил собаке кончик носа.Хозяин никогда нас не бил; он просто говорил, что делать, а если мы этого не делали, он звал нас к себе и говорил на свой особый манер: „Негр! Сколько раз тебе повторять, чтобы ты делал, как тебе говорят?“ Вот и всё, что он гово­рил, — и уж поверьте, миссис, он умел так на тебя посмотреть, что ты аж под­прыгивал. Когда он покупал нового раба, а тот не привык делать, что ему говорят, хозяин быстро с ним справлялся».

Тетя Найси Пью, Мобил, штат Алабама, 85 лет

«Была белая женщина, которую убил негр: она его побила за то, что он натра­вил собаку на хорошую дойную корову. Никогда не видела такого подлого негра. Никогда не забуду то, что с ним сделали белые после того, как его суди­ли. Его привязали к лошади и проволокли по всему городу, потом заставили идти босиком по острым камням, ноги были все в крови, как будто их порезали ножом. Воды ему в тот день не давали и держали на палящем солнце, пока готовились его повесить. Когда всё было готово, его поставили на помост, раздели и стали швырять в него камни; сыпали в глаза гравий и сломали ребра огромными булыжниками. Потом затянули вокруг шеи веревку и вздернули так, что у него глаза вылезли из орбит. Я понимала, что смерть была для него избавлением.Но так-то, белые господа, жизнь у негров тогда была счастливой. Мне иногда хочется туда вернуться. Как сейчас вижу тот ледник с маслом, молоком и слив­ками. Как журчит по камням ручей, а над ним ивы. Слышу, как во дворе гого­чут индюки, как бегают и купаются в пыли куры. Вижу заводь рядом с нашим домом и коров, пришедших напиться и остудить ноги в мелкой воде.Я родилась в рабстве, но никогда не была рабыней. Я работала на хороших людей. Разве это называется рабством, белые господа?»

Фрэнк Смит, штат Алабама, около 90 лет

«Когда началась Великая война, хозяйка взяла своих детей и меня, и мы переб­рались в какое-то место, там еще был суд, они называли его „Калпепер“  или как-то так. Мы жили рядом с большой гостиницей, где останавливался генерал Ли и его солдаты, и у них была самая роскошная форма из всех, что я видел. Они были настоящими джентльменами, и хозяйка разрешала мне им прислу­живать, когда я не нужен был в доме. Я чистил сапоги генералу Ли, и он всегда давал мне монету и говорил: „Вот теперь красота“. Он держался прямо и с до­сто­инством, говорил мало и всё ходил взад-вперед по галерее, а ординарцы приносили ему телеграммы из Булл-Рана, где наши сражались с янки  . Когда война подобралась к нам близко, мы поехали в Линчбург, но хозяйка сильно нервничала из-за войны, так что, когда я сломал ее столовый нож c руч­кой из слоновой кости и забыл ей сказать, она дала мне такую пощечину, что го­лова чуть не оторвалась, и продала меня. Мой новый хозяин был не такой, как старые хозяева, так что я сбежал и вступил в армию янки. Мы прошли с ге­не­­ралом Шерманом до самой Атланты, потом они повернули обратно и про­шли до самой Чаттануги и дальше, пока не дошли до Нэшвилла  Форму мне дали, а оружие — нет: я дрался сковородкой».

Степни Андервуд, штат Алабама, 85 лет

«Они были хорошие люди, эти Андервуды. Помню, они считали меня смеш­ным, похожим на обезьянку. Хозяин надо мной хохотал до упаду, а когда были гости, они всегда говорили: „Где Степни? Мы хотим, чтобы он нам станцевал“. Я такие коленца для них выделывал!Однажды я закончил свои дела, тихонько вышел и пошел на другую планта­цию, чтобы увидеться с мамой. И вот на полпути, в лесу, я столкнулся с двумя патрульными  . Они остановили меня и говорят: — Эй, негр, ты чей? — Мастера Джима Джонстона  , — говорю. — А что же ты тут тогда делаешь? — спрашивают они, а сами подбираются поближе, чтобы меня схватить.Я решил больше не тратить времени на разговоры с ними, потому что пони­мал, что сейчас меня будут бить. Я побежал что есть мочи по лесу, как спугну­тый кролик, а патрульные — за мной. Я знал, что эти два дядьки точно меня не догонят, но и что дома меня ждет порка.Впрочем, домой я в ту ночь не пошел. Я остался в лесу и развел небольшой костер. Прилег под платаном, чтобы собраться с духом и пойти домой. Я слы­шал, как где-то далеко в лесу рычали пумы и выли дикие кошки, и мне очень хотелось к маме. Скоро я заснул прямо там, на мху. Утром проснулся ужасно голодным и, когда солнце перевалило за холм, услышал, как кто-то проди­рается через кусты. Это был хозяин, надсмотрщик и еще какие-то люди. Я побежал им навстречу и закричал изо всех сил: — Мастер Джим, я тут!Он подошел с очень нахмуренным лицом, а у надсмотрщика в руках была плетка. — Ах ты кучерявый негритянский чертенок, — сказал хозяин. — Я покажу тебе, как убегать из дома. Пойдем домой, я накормлю тебя завтраком и дам прилич­ную одежду. Ко мне сегодня приедут гости, а ты тут в лесу, вместо того чтобы танцевать.И тут хозяин улыбнулся, как будто я ничего плохого не сделал. — Наверное, ты хочешь к маме, бедный негритенок. Что ж, придется купить ее. Ах ты чертенок! А ну пошли домой».

http://arzamas.academy/mag/422-slaves

foto-history.livejournal.com


Смотрите также