Памятник генералу ли в сша


Генерал Ли разделил США. Кем был герой Конфедерации и почему на Юге воюют с памятниками?

Продолжается скандал вокруг сноса памятников лидерам Конфедерации южных штатов. Настоящая эпидемия переноса памятников с главных и центральных улиц и площадей городов южных штатов началась еще в 2015 году, однако внимание мировой общественности привлекла лишь сейчас, когда в Шарлоттсвилле, что в штате Виргиния, начались беспорядки, вызванные сносом памятника генералу Роберту Ли — легендарному герою Гражданской войны в США. Один человек погиб, еще девятнадцать человек получили ранения.

Роберт Ли — одна из самых знаковых фигур в новой истории Соединенных Штатов Америки. Кстати, в этом году со дня его рождения исполнилось 210 лет. Роберт Эдвард Ли родился в далеком 1807 году, 19 января, в Стрэдфорде, штат Виргиния. Отец будущего генерала Генри Ли сам был героем американской войны за независимость и прославился под прозвищем «Кавалерист Гарри». Энн Картер Ли, мать полководца, также принадлежала к видному виргинскому роду и отличалась умом и целеустремленностью. Эти качества она передала и своему сыну. Поскольку у отца семьи вскоре возникли серьезные финансовые проблемы, фактически воспитанием сына и содержанием семейства занималась мать Энн Картер Ли. Росший в такой обстановке Роберт Эдвард уже подростком стал выполнять функции главы семьи, поскольку здоровье матери ухудшилось, а мужчины в доме не было. С финансовыми проблемами семейства был связан и выбор дальнейшего жизненного пути Роберта Ли. Если у его старшего брата Чарльза еще хватило денег оплатить обучение в престижном Гарвардском университете, то к тому времени, когда очередь получать высшее образование наступила для Роберта, с финансами у семьи было уже совсем плохо.

Но образование все же требовалось — знатный виргинский род не хотел, чтобы его представитель остался необразованным человеком на обочине социальной жизни. Единственным выходом в этой ситуации было поступление в военное учебное заведение — прославленную военную академию Вест-Пойнт. Роберт Ли, отличавшийся не только прилежностью в учебе, но и большой физической силой, вполне мог стать идеальным офицером американской армии. И он им стал. Во время учебы в академии Ли был одним из лучших кадетов академии, не получив ни одного взыскания от вышестоящего командования. К моменту окончания Вест-Пойнта, Ли был вторым по успеваемости кадетом академии.

В то время кадетов, в зависимости от их успеваемости и склонности, распределяли по родам войск. Ребята физически крепкие, но без выраженных интересов, направлялись в пехоту или кавалерию. «Умники», среди которых был и Роберт Ли, распределялись в инженерные войска и артиллерию — те рода войск, где требовались более глубокие знания специальных дисциплин и точных наук. Роберт Ли получил назначение в инженерные войска и был направлен в Корпус инженеров в звании второго лейтенанта. Практически сразу же после окончания академии он участвовал в работах по строительству дамбы в Сент-Луисе, затем — в строительстве береговых фортов в Брансвике и Саванне.

Молодой офицер поселился в Арлингтоне, в поместье своей жены Мэри Энн Кастис, с которой он сочетался браком 30 июня 1831 года. Мэри Кастис также принадлежала к элите американского общества — ее отец Джордж Вашингтон Парк Кастис доводился приемным внуком самому Джорджу Вашингтону, одному из отцов американской государственности. Роберт Ли продолжал службу в инженерных войсках и может быть никогда бы и не перешел на командные посты в армии, если бы не мексиканско-американская война, разразившаяся в 1846 году. К этому времени 39-летний офицер инженерных войск уже был хорошо известен командованию. Его направили в Мексику — руководить строительством дорог, необходимых для продвижения американской армии. Но генерал Уинфилд Скотт, который осуществлял командование американскими войсками, обратил внимание на то, что Роберт Ли — не только хороший офицер инженерной службы, но и отменный наездник, прекрасный стрелок и разведчик. Человек с такими данными очень требовался в штабе, поэтому Роберт Ли был сразу же включен в число штабных офицеров генерала Скотта. Так началось его знакомство с командными и штабными обязанностями.

Однако после окончания войны Ли вновь продолжил службу в инженерных войсках, чем очень тяготился. Во-первых, карьера военного инженера не давала ему желаемого продвижения в званиях и должностях. Можно было всю жизнь прослужить на должностях среднего состава, занимаясь строительством дорог в отдаленных районах. Во-вторых, служба в глубинке тоже тяготила офицера, который не мог полноценно заниматься своей семьей и вести нормальный образ жизни. В конце концов, Роберту Ли удалось добиться перевода в кавалерию. К этому времени ему было уже 48 лет — не самый юный возраст для военной карьеры. Однако именно после перевода в кавалерию с карьерным ростом у Ли все наладилось. В октябре 1859 года он командовал подавлением восстания Джона Брауна, попытавшегося захватить правительственный арсенал в Харперс-Ферри. Полковник Роберт Ли командовал в это время не только кавалеристами, но и морскими пехотинцами, сумев быстро подавить восстание. К этому времени полковнику Ли было уже 52 года и, вполне вероятно, он так и закончил бы службу в полковничьем звании, как сотни других американских офицеров, если бы не разразившаяся вскоре гражданская война.

В 1861 году новый президент США Авраам Линкольн предложил полковнику Ли возглавить сухопутные войска федерального правительства. К этому времени ситуация в стране накалилась до предела. Южные штаты, а Ли, как мы знаем, был уроженцем Юга, вступили в острый конфликт с федеральным правительством. При этом полковник Ли считался убежденным противником рабства и отделения южных штатов от федерального центра. Линкольн считал, что талантливый офицер может стать надежным военачальником федеральных войск. Однако сам полковник Ли сделал свой собственный выбор. Он написал президенту США прошение об отставке с военной службы, подчеркнув, что не в состоянии участвовать во вторжении в свои родные южные штаты.

Немного подумав, полковник Роберт Эдвард Ли обратился к Джефферсону Дэвису, избранному президентом Конфедеративных штатов Америки, предложив ему свои услуги в качестве офицера. Дэвис с радостью принял предложение Ли и присвоил ему звание бригадного генерала. Так Ли дослужился до генеральских погон, занявшись созданием регулярной армии южных штатов. Ли занял пост главного военного советника президента Дэвиса, участвуя в планировании многих боевых операций армии конфедератов. Затем Ли, произведенный в полные генералы, возглавил Армию Северной Вирджинии. Должность командующего армией он занял 1 июня 1862 года и вскоре получил огромный авторитет в войсках конфедератов. Южане очень уважали и ценили генерала Ли — не только за талант полководца, но и за отменные человеческие качества, как общительного и добродушного человека.

Под командованием генерала Ли Армия Северной Вирджинии добилась впечатляющих успехов, совершив большое количество побед над федеральными войсками. В частности, армия Ли смогла отбить мощное наступление северян, разбив армию генерала Бернсайда в окрестностях Фредериксберга. В мае 1863 г. войска генерала Ли смогли нанести сильнейшее поражение северянам в битве при Чанселлорсвилле. Далее Ли предпринял второе вторжение на Север, надеясь прорваться к Вашингтону и вынудить президента Линкольна признать Конфедеративные штаты Америки амостоятельным субъектом. Однако 1-3 июля 1863 года в районе города Геттисберг произошло очередное грандиозное сражение, в котором войскам северян под командованием генерала Джорджа Мида все же удалось нанести поражение южному гению Роберту Ли. Войска генерала Ли, правда, продолжали воевать против северян еще два года. Роберт Ли заслужил большое уважение и со стороны своих противников. В частности, Улисс Грант называл его не иначе как «Туз Пик». Лишь 9 апреля 1865 г. Армия Северной Вирджинии была вынуждена капитулировать.

Федеральные власти амнистировали Роберта Ли и позволили ему вернуться в Ричмонд. Вышедший в отставку генерал стал президентом Колледжа Вашингтона, а спустя пять лет после капитуляции, 12 октября 1870 года, скончался в результате сердечного приступа. Практически до конца своей жизни он занимался организацией помощи бывшим солдатам и офицерам Конфедерации штатов Америки, пытаясь хоть немного облегчить их участь после победы северян. При этом сам генерал был поражен в гражданских правах.

Долгое время заслуги генерала Ли признавались не только южанами и сторонниками правых взглядов, но и многими патриотами США, вне зависимости от политических убеждений и происхождения. Ситуация стала меняться не так давно, когда в США произошел «леволиберальный» поворот, выразившийся на символическом уровне и в жестком отказе от памяти о всех представителях Конфедерации. В представлениях леволиберальных кругов американского общества, конфедераты — это практически фашисты, идеологические противники и едва ли не политические преступники. Поэтому они и встречают такое отношение со стороны американских левых.

Интересно, что сам президент Дональд Трамп выступил с резкой критикой решения о сносе памятника генералу Ли и о переносе памятников другим видным деятелям Конфедерации. Однако, как известно, специфика политической системы в США такова, что власти конкретного штата могут сами принимать решения подобного рода. В южных штатах в последнее время происходят серьезные изменения в политических раскладах, вызванные ростом численности небелого населения и обретением последним серьезных политических амбиций.

После того, как президентом США впервые в американской истории побывал Барак Обама — человек африканского происхождения, стало ясно, что политическая ситуация в США уже никогда не будет прежней. Представители неевропейских групп населения штатов, в том числе афроамериканцы, иммигранты из Латинской Америки и Азии, осознали, что вполне могут быть серьезной политической силой, влияющей на политическую жизнь страны. На стороне небелых групп населения выступили леволиберальные силы США, включая значительную часть сторонников Демократической партии и более левые организации. Они же обеспечили информационную поддержку, поскольку среди журналистов американских СМИ и блогеров очень много сторонников леволиберальных взглядов, которые пытаются влиять на массовое сознание американцев.

Власти южных городов считают, что делают все правильно, поскольку памятники не сносятся, а переносятся в другие места. Например, в Лексингтоне, втором по величине городе штата Кентукки, обсуждается перенос памятника генералу Джону Моргану и вице-президенту Джону Брекенриджу. Оба политических деятеля воевали на стороне Конфедерации штатов Америки, чем и заслужили критику со стороны современных американских демократов. Последние обосновывают необходимость переноса памятника тем, что он стоит на месте, где в XIX веке проводились аукционы рабов, и, таким образом, оскорбляет афроамериканское население города. На памятниках американским генералам теперь все чаще появляются лозунги в поддержку афроамериканского населения. Война с памятниками приобрела символическое значение для современной Америки.

На защиту памятников героям Конфедерации мобилизовались представители американской белой общественности, в первую очередь — праворадикальных организаций, которые еще очень сильны на американском Юге. С деятельностью американских правых связаны многочисленные попытки отстоять памятники и воспрепятствовать действиям левых, в том числе и путем прямых столкновений. Не отстают от правых и их оппоненты. Если правые пытаются памятники защитить, то левые уже перешли к актам вандализма, не дожидаясь решений административных органов о переносе некоторых памятников. Так, 16 августа в Ноксвилле был облит краской памятник солдатам Конфедерации штатов Америки, погибшим в Форт-Сандерсе в ноябре 1863 года. Монумент был установлен в 1914 году и простоял более ста лет, прежде чем вызвал ненависть со стороны местных левых либералов.

В Нью-Орлеане было решено снести все четыре памятника героям Конфедерации, в том числе и памятник Роберту Ли, простоявший с 1884 года. Примечательно, что памятники ставились вскоре после войны, несмотря на то, что у власти находились противники конфедератов, проливавшие кровь в борьбе с ними. Но и у них не поднималась рука осквернять монументы американским патриотам, пусть и по своему понимавшим оптимальную для США модель политического и социального устройства. Зато теперь в манифестациях против памятников принимают участие многие люди, приехавшие в США совсем недавно. Они никогда не были связаны с американской историей, для них это — чужая и чуждая им история, чужие герои. На борьбе с памятниками успешно спекулируют политические силы, оппозиционные президенту Дональду Трампу и желающие дальнейшей реализации в США собственных идей, заключающихся в окончательном стирании исторической памяти американского народа.

Источник

balalaika24.ru

Генерал Ли разделил США. Кем был герой Конфедерации и почему на Юге воюют с памятниками?

«Lee To The Rear!» (1897 год.)

«Война с памятниками», как оказалось, характерна не только для бывших республик Советского Союза и бывших стран соцлагеря в Восточной Европе, но и для самих Соединенных Штатах. Продолжается скандал вокруг сноса памятников лидерам Конфедерации южных штатов. Настоящая эпидемия переноса памятников с главных и центральных улиц и площадей городов южных штатов началась еще в 2015 году, однако внимание мировой общественности привлекла лишь сейчас, когда в Шарлоттсвилле, что в штате Виргиния, начались беспорядки, вызванные сносом памятника генералу Роберту Ли — легендарному герою Гражданской войны в США. Один человек погиб, еще девятнадцать человек получили ранения.

Роберт Ли — одна из самых знаковых фигур в новой истории Соединенных Штатов Америки. Кстати, в этом году со дня его рождения исполнилось 210 лет. Роберт Эдвард Ли родился в далеком 1807 году, 19 января, в Стрэдфорде, штат Виргиния. Отец будущего генерала Генри Ли сам был героем американской войны за независимость и прославился под прозвищем «Кавалерист Гарри». Энн Картер Ли, мать полководца, также принадлежала к видному виргинскому роду и отличалась умом и целеустремленностью. Эти качества она передала и своему сыну. Поскольку у отца семьи вскоре возникли серьезные финансовые проблемы, фактически воспитанием сына и содержанием семейства занималась мать Энн Картер Ли. Росший в такой обстановке Роберт Эдвард уже подростком стал выполнять функции главы семьи, поскольку здоровье матери ухудшилось, а мужчины в доме не было. С финансовыми проблемами семейства был связан и выбор дальнейшего жизненного пути Роберта Ли. Если у его старшего брата Чарльза еще хватило денег оплатить обучение в престижном Гарвардском университете, то к тому времени, когда очередь получать высшее образование наступила для Роберта, с финансами у семьи было уже совсем плохо.

Но образование все же требовалось — знатный виргинский род не хотел, чтобы его представитель остался необразованным человеком на обочине социальной жизни. Единственным выходом в этой ситуации было поступление в военное учебное заведение — прославленную военную академию Вест-Пойнт. Роберт Ли, отличавшийся не только прилежностью в учебе, но и большой физической силой, вполне мог стать идеальным офицером американской армии. И он им стал. Во время учебы в академии Ли был одним из лучших кадетов академии, не получив ни одного взыскания от вышестоящего командования. К моменту окончания Вест-Пойнта, Ли был вторым по успеваемости кадетом академии.

В то время кадетов, в зависимости от их успеваемости и склонности, распределяли по родам войск. Ребята физически крепкие, но без выраженных интересов, направлялись в пехоту или кавалерию. «Умники», среди которых был и Роберт Ли, распределялись в инженерные войска и артиллерию — те рода войск, где требовались более глубокие знания специальных дисциплин и точных наук. Роберт Ли получил назначение в инженерные войска и был направлен в Корпус инженеров в звании второго лейтенанта. Практически сразу же после окончания академии он участвовал в работах по строительству дамбы в Сент-Луисе, затем — в строительстве береговых фортов в Брансвике и Саванне.

Молодой офицер поселился в Арлингтоне, в поместье своей жены Мэри Энн Кастис, с которой он сочетался браком 30 июня 1831 года. Мэри Кастис также принадлежала к элите американского общества — ее отец Джордж Вашингтон Парк Кастис доводился приемным внуком самому Джорджу Вашингтону, одному из отцов американской государственности. Роберт Ли продолжал службу в инженерных войсках и может быть никогда бы и не перешел на командные посты в армии, если бы не мексиканско-американская война, разразившаяся в 1846 году. К этому времени 39-летний офицер инженерных войск уже был хорошо известен командованию. Его направили в Мексику — руководить строительством дорог, необходимых для продвижения американской армии. Но генерал Уинфилд Скотт, который осуществлял командование американскими войсками, обратил внимание на то, что Роберт Ли — не только хороший офицер инженерной службы, но и отменный наездник, прекрасный стрелок и разведчик. Человек с такими данными очень требовался в штабе, поэтому Роберт Ли был сразу же включен в число штабных офицеров генерала Скотта. Так началось его знакомство с командными и штабными обязанностями.

Однако после окончания войны Ли вновь продолжил службу в инженерных войсках, чем очень тяготился. Во-первых, карьера военного инженера не давала ему желаемого продвижения в званиях и должностях. Можно было всю жизнь прослужить на должностях среднего состава, занимаясь строительством дорог в отдаленных районах. Во-вторых, служба в глубинке тоже тяготила офицера, который не мог полноценно заниматься своей семьей и вести нормальный образ жизни. В конце концов, Роберту Ли удалось добиться перевода в кавалерию. К этому времени ему было уже 48 лет — не самый юный возраст для военной карьеры. Однако именно после перевода в кавалерию с карьерным ростом у Ли все наладилось. В октябре 1859 года он командовал подавлением восстания Джона Брауна, попытавшегося захватить правительственный арсенал в Харперс-Ферри. Полковник Роберт Ли командовал в это время не только кавалеристами, но и морскими пехотинцами, сумев быстро подавить восстание. К этому времени полковнику Ли было уже 52 года и, вполне вероятно, он так и закончил бы службу в полковничьем звании, как сотни других американских офицеров, если бы не разразившаяся вскоре гражданская война. — Сражение при Энтитеме. 1862 год. © / Commons.wikimedia.org

В 1861 году новый президент США Авраам Линкольн предложил полковнику Ли возглавить сухопутные войска федерального правительства. К этому времени ситуация в стране накалилась до предела. Южные штаты, а Ли, как мы знаем, был уроженцем Юга, вступили в острый конфликт с федеральным правительством. При этом полковник Ли считался убежденным противником рабства и отделения южных штатов от федерального центра. Линкольн считал, что талантливый офицер может стать надежным военачальником федеральных войск. Однако сам полковник Ли сделал свой собственный выбор. Он написал президенту США прошение об отставке с военной службы, подчеркнув, что не в состоянии участвовать во вторжении в свои родные южные штаты.

Немного подумав, полковник Роберт Эдвард Ли обратился к Джефферсону Дэвису, избранному президентом Конфедеративных штатов Америки, предложив ему свои услуги в качестве офицера. Дэвис с радостью принял предложение Ли и присвоил ему звание бригадного генерала. Так Ли дослужился до генеральских погон, занявшись созданием регулярной армии южных штатов. Ли занял пост главного военного советника президента Дэвиса, участвуя в планировании многих боевых операций армии конфедератов. Затем Ли, произведенный в полные генералы, возглавил Армию Северной Вирджинии. Должность командующего армией он занял 1 июня 1862 года и вскоре получил огромный авторитет в войсках конфедератов. Южане очень уважали и ценили генерала Ли — не только за талант полководца, но и за отменные человеческие качества, как общительного и добродушного человека. Под командованием генерала Ли Армия Северной Вирджинии добилась впечатляющих успехов, совершив большое количество побед над федеральными войсками. В частности, армия Ли смогла отбить мощное наступление северян, разбив армию генерала Бернсайда в окрестностях Фредериксберга. В мае 1863 г. войска генерала Ли смогли нанести сильнейшее поражение северянам в битве при Чанселлорсвилле. Далее Ли предпринял второе вторжение на Север, надеясь прорваться к Вашингтону и вынудить президента Линкольна признать Конфедеративные штаты Америки амостоятельным субъектом. Однако 1-3 июля 1863 года в районе города Геттисберг произошло очередное грандиозное сражение, в котором войскам северян под командованием генерала Джорджа Мида все же удалось нанести поражение южному гению Роберту Ли. Войска генерала Ли, правда, продолжали воевать против северян еще два года. Роберт Ли заслужил большое уважение и со стороны своих противников. В частности, Улисс Грант называл его не иначе как «Туз Пик». Лишь 9 апреля 1865 г. Армия Северной Вирджинии была вынуждена капитулировать.

Федеральные власти амнистировали Роберта Ли и позволили ему вернуться в Ричмонд. Вышедший в отставку генерал стал президентом Колледжа Вашингтона, а спустя пять лет после капитуляции, 12 октября 1870 года, скончался в результате сердечного приступа. Практически до конца своей жизни он занимался организацией помощи бывшим солдатам и офицерам Конфедерации штатов Америки, пытаясь хоть немного облегчить их участь после победы северян. При этом сам генерал был поражен в гражданских правах.

Долгое время заслуги генерала Ли признавались не только южанами и сторонниками правых взглядов, но и многими патриотами США, вне зависимости от политических убеждений и происхождения. Ситуация стала меняться не так давно, когда в США произошел «леволиберальный» поворот, выразившийся на символическом уровне и в жестком отказе от памяти о всех представителях Конфедерации. В представлениях леволиберальных кругов американского общества, конфедераты — это практически фашисты, идеологические противники и едва ли не политические преступники. Поэтому они и встречают такое отношение со стороны американских левых. Интересно, что сам президент Дональд Трамп выступил с резкой критикой решения о сносе памятника генералу Ли и о переносе памятников другим видным деятелям Конфедерации. Однако, как известно, специфика политической системы в США такова, что власти конкретного штата могут сами принимать решения подобного рода. В южных штатах в последнее время происходят серьезные изменения в политических раскладах, вызванные ростом численности небелого населения и обретением последним серьезных политических амбиций.

После того, как президентом США впервые в американской истории побывал Барак Обама — человек африканского происхождения, стало ясно, что политическая ситуация в США уже никогда не будет прежней. Представители неевропейских групп населения штатов, в том числе афроамериканцы, иммигранты из Латинской Америки и Азии, осознали, что вполне могут быть серьезной политической силой, влияющей на политическую жизнь страны. На стороне небелых групп населения выступили леволиберальные силы США, включая значительную часть сторонников Демократической партии и более левые организации. Они же обеспечили информационную поддержку, поскольку среди журналистов американских СМИ и блогеров очень много сторонников леволиберальных взглядов, которые пытаются влиять на массовое сознание американцев. Власти южных городов считают, что делают все правильно, поскольку памятники не сносятся, а переносятся в другие места. Например, в Лексингтоне, втором по величине городе штата Кентукки, обсуждается перенос памятника генералу Джону Моргану и вице-президенту Джону Брекенриджу. Оба политических деятеля воевали на стороне Конфедерации штатов Америки, чем и заслужили критику со стороны современных американских демократов. Последние обосновывают необходимость переноса памятника тем, что он стоит на месте, где в XIX веке проводились аукционы рабов, и, таким образом, оскорбляет афроамериканское население города. На памятниках американским генералам теперь все чаще появляются лозунги в поддержку афроамериканского населения. Война с памятниками приобрела символическое значение для современной Америки.

На защиту памятников героям Конфедерации мобилизовались представители американской белой общественности, в первую очередь — праворадикальных организаций, которые еще очень сильны на американском Юге. С деятельностью американских правых связаны многочисленные попытки отстоять памятники и воспрепятствовать действиям левых, в том числе и путем прямых столкновений. Не отстают от правых и их оппоненты. Если правые пытаются памятники защитить, то левые уже перешли к актам вандализма, не дожидаясь решений административных органов о переносе некоторых памятников. Так, 16 августа в Ноксвилле был облит краской памятник солдатам Конфедерации штатов Америки, погибшим в Форт-Сандерсе в ноябре 1863 года. Монумент был установлен в 1914 году и простоял более ста лет, прежде чем вызвал ненависть со стороны местных левых либералов.

В Нью-Орлеане было решено снести все четыре памятника героям Конфедерации, в том числе и памятник Роберту Ли, простоявший с 1884 года. Примечательно, что памятники ставились вскоре после войны, несмотря на то, что у власти находились противники конфедератов, проливавшие кровь в борьбе с ними. Но и у них не поднималась рука осквернять монументы американским патриотам, пусть и по своему понимавшим оптимальную для США модель политического и социального устройства. Зато теперь в манифестациях против памятников принимают участие многие люди, приехавшие в США совсем недавно. Они никогда не были связаны с американской историей, для них это — чужая и чуждая им история, чужие герои. На борьбе с памятниками успешно спекулируют политические силы, оппозиционные президенту Дональду Трампу и желающие дальнейшей реализации в США собственных идей, заключающихся в окончательном стирании исторической памяти американского народа.

Илья Полонский https://topwar.ru

www.russiapost.su

Как США переписывают историю

Неожиданно острый раскол в американском обществе, который возник на месте сноса памятника генералу Ли, герою конфедератов времен Гражданской войны США, — пример того, как в отдельно взятой стране работают методы «переписывания истории». Почему генерал Ли является символом не рабовладения, а американского единства, объясняет эксперт РСМД Наталья Травкина.

Беспорядки в Шарлотсвилле, в результате которых погибли три человека, а 19 человек были ранены, мощным политическом эхом отозвались по всей Америке. Поводом стал митинг, организованный ультраправыми силами США, против демонтажа памятника генералу Роберту Ли, который в годы Гражданской войны в США командовал войсками Конфедерации, то есть штатов, которые весной 1861 года решили объединиться и выйти из состава США.

Сам памятник, торжественно открытый в 1924 году, благополучно пережил все самые бурные события и потрясения американской истории последних 100 лет, включая революцию гражданских прав и борьбу за равноправие этнических меньшинств, главным образом афроамериканцев, в 1960-е годы, включая убийство видного правозащитника афроамериканцев Мартина Лютера Кинга.

Изваянию генерала Ли верхом на лошади, казалось, ничего не угрожало, в том числе и по той причине, что в 1997 году он был внесен в общеамериканский реестр исторических достопримечательностей, которые надлежало всячески беречь и охранять.

Тем не менее, общемировая волна «переписывания» истории, докатившаяся в середине второго десятилетия XXI века и до Соединенных Штатов, накрыла не только этот, но и большую часть других монументов, памятных стел и названий, отдающих дань исторической памяти героям Конфедерации.

По состоянию на 2016 год в США насчитывалось немногим более 1,5 тысяч исторических памятников и названий лидерам Конфедерации, расположенных на территории 31 штата, включая 718 монументов и скульптур, 300 из которых находились в трёх штатах — Джорджии, Вирджинии и Северной Каролине, 109 государственных школ, носящих имя Ли, Джона Дэвиса, Томаса Джэксона и других «икон» Конфедерации; 80 графств и городов, названных в честь видных деятелей Конфедерации, 10 крупных американских военных баз, носящих имена генералов вооруженных сил Конфедерации, расположенных на территории Вирджинии, Северной Каролины, Джорджии, Алабамы, Луизианы и Техаса. Помимо этого, в шести американских штатах официально отмечается девять праздников, связанных с памятными датами в истории Конфедерации.

Таким образом, если кампания по сносу исторических памятников и переименованию городов, улиц и военных баз примет в ближайшее время характер мощной общеамериканской акции, то могут вернуться не только «тени Прошлого», но и кровавые столкновения времен сражений под Ричмондом и Геттисбергом.

Президенты, расколовшие США

Истоки Гражданской войны в США, унесшие за 4 года жизни от 750 до 850 тысяч американцев, следует искать в результатах президентских выборов 1860 года. Центральным вопросом президентских выборов стала проблема рабовладения. Кандидат Республиканской партии Авраам Линкольн, выступавший с позиций нераспространения рабства на всей территории США, получил поддержку исключительно северных штатов, а также Калифорнии и Орегона, набрав 180 голосов выборщиков из 303. Трое его противников-демократов, представлявшие политически фрагментарный Юг США, набрали соответственно 123 голоса выборщиков.

Однако по числу поданных голосов рядовых избирателей картина была прямо противоположной. За Линкольна проголосовало всего 1,87 млн избирателей. За трех его соперников-южан — 2,75 млн

Линкольн стал законно избранным президентом США, не получив на Юге США ни одного голоса выборщиков.

В штатах Алабама, Арканзас, Флорида, Джорджия, Луизиана, Миссисипи, Северная Каролина и Техас за Линкольна не проголосовал ни один рядовой избиратель этих штатов. Путь к расчленению США был открыт.

4 февраля 1861 года, незадолго до инаугурации Линкольна, семь южных штатов заявили о своём выходе из Союза, образовав, таким образом, свою Конфедерацию (Конфедеративные Штаты Америки). Впоследствии к ним примкнуло ещё 4 штата. Фактически на территории США возникло два достаточно похожих по своему государственному устройству образования. Президентом Конфедерации на конституционном собрании был избран Джефферсон Дэвис, который официально приступил к исполнению своих обязанностей 18 февраля 1861 года. К тому времени он был достаточно хорошо известным политиком, который на общефедеральном уровне представлял штат Миссисипи в палате представителей и сенате США, а также был военным министром.

Американские историки в целом единодушны в том, что конечный провал «проекта Конфедерация» во многом объясняется отсутствием у Дэвиса качеств лидера. Президентские качества Дэвиса не шли ни в какое сравнение с его противником Линкольном: Линкольн был гибким политиком, Дейвис был упрямым и прямолинеен. Линкольн хотел одержать победу в войне, Дэвис «боролся за правое дело». Линкольн всегда искал талантливых генералов, которых наделял широкими военными полномочиями, Дэвис постоянно сменял фаворитов и конфликтовал со своими генералами, даже с Робертом Ли. Линкольн выступал от имени всех американцев, Дэвис даже не сумел консолидировать американский Юг.

Проблему сохранения и отмены рабовладения в США в 1860-е годы следует рассматривать в широком контексте «цивилизационного» противостояния промышленного и сельскохозяйственного типов общественного производства. Стремительно развивавшемуся промышленному капитализму Севера противостоял «патриархально-пасторальный» Юг США. Аграрный Юг просто был обречен на поражение перед лицом военной машины Севера, на которую работала вся обрабатывающая промышленность северных штатов.

В ходе войны промышленный Север не только уменьшил размеры территорий, находившихся под первоначальной юрисдикцией Конфедерации, но и разрушил большую часть ее экономического потенциала, в том числе рабской рабочей силы. Помимо этого, Север в прямом смысле этого слова «удушил» Конфедерацию в кольце «Анаконды» − плана, который лишил Юг его экономической основы — экспорта хлопка и табака.

Неравенство противоборствующих сил после окончания гражданской войны в США породило ореол «мучеников» и «святых» вокруг лидеров Конфедерации. Они стали представляться не людьми, экономически заинтересованные в увековечивании рабской системы труда, — а защитниками права Юга на свой «особый путь» цивилизационного развития. Проявивших при этом «чудеса» доблести и отваги, которые и должны служить примерами для подражания для последующих поколений американцев.

Главный герой Юга

В эпицентре героизации военачальников вооруженных сил Конфедерации, прежде всего, оказалась фигура генерала Роберта Ли, который одним из первых возглавил боевые соединения южан. Ли происходил из знатного семейного клана, первые представители которого считались одними из отцов-основателей штата Вирджиния.

По своему образованию и подготовке Ли был профессиональным военным, успешно окончил Военную академию Уэст-Пойнт, получив специальность военного инженера, а во время Американо-мексиканской войны 1848-1849 годов блестяще себя проявил, приняв участие в ряде ключевых битв.

С началом Гражданской войны он стал главным военным советником президента Конфедерации Дэвиса, в 1862 году возглавил Армию северной Вирджинии, а в 1865-м — стал главнокомандующим всеми вооруженными силами Конфедерации. В том же году лидерам Конфедерации стала очевидна бесполезность ведения дальнейших боевых действий. 9 апреля 1865 года генерал Ли капитулировал в битве при Аппоматтоксе в Вирджинии, сдавшись со всей своей армией генералу Улиссу Гранту, ставшему впоследствии 18-м президентом США. Эта капитуляция означала окончание Гражданской войны.

В ходе войны Ли одержал ряд важных для южан побед над северянами, воюя «не числом, а умением».

В период после Гражданской войны в военных академиях и училищах США победы генерала Ли стали изучаться как непревзойденные образцы полководческого искусства, когда победа одерживалась силами и с потерями, как правило, в два раза меньшими по сравнению с силами противостоящей армии. При этом, как правило, северяне были лучше вооружены, имея преимущество в артиллерии.

За год до капитуляции, в битве при Колд-Харбор, Ли победил армию северян под командованием того же Гранта.

Победив в войне, северяне не встали на путь репрессий и чисток непокорных южан, постаравшись как можно скорее объединить усилия всей страны на восстановление американской экономики, разрушенной в ходе кровопролитной войны.

Довольно быстро Ли стал высказываться в пользу реализации программы восстановления американской экономики, предложенной северянами. В 1869 году президент Грант пригласил Ли в Вашингтон на свою инаугурацию.

С тех пор Ли стал своеобразной иконой примирения между Севером и Югом и реинтеграции бывших конфедеративных штатов в общенациональную американскую жизнь.

Не тот символ

Многочисленные памятники генералу Ли и другим героям Конфедерации имеют и ещё одно значение: они символизируют факт признания южанами своего поражения в гражданской войне ради достижения общеамериканского примирения и согласия на совместную жизнь в «едином Союзе».

Однобокий исторический взгляд на памятники времен Конфедерации как символов «увековечивания институтов рабовладения и расовой исключительности» вполне может дестабилизировать основы федеративного социального мира Америки последних 150 лет.

По существу, постоянное тиражирование идеи «разделенной американской нации» как со стороны ультраправых, так и левацких сил в США создают питательную почву для возрождения синдрома президентских выборов 1860 года, логическим следствием которых и явилось формирование нации двух президентов — президента Союза Линкольна и президента Конфедерации Дэвиса. Снос памятников и начавшаяся борьба с собственной историей открывает ящик Пандоры.

Нельзя не видеть определенных исторических параллелей между нынешней ситуацией в США и событиями 150-летней давности, при которой Трамп считается президентом, представляющим и выражающим мироощущение и настроения исключительно стремительно теряющего свои позиции белого американского большинства. И, похоже, это большинство сегодня готово активно защищать «свою правду».

Американские политологи и историки с тревогой отмечают, что в США нарастает волна политического насилия, которая грозит захлестнуть большие города, университетские городки, распространиться на многие штаты. И в центре всех этих процессов стоит фигура президента Трампа.

При этом они указывают, что, хотя Трамп после событий в Шарлотсвилле неоднократно призывал к единству, его действия породили прямо противоположные эффекты. В политической элите США растет обеспокоенность в отношении того, что Трамп может довести до точки кипения, возникшую с его избранием напряженность в американском обществе. При этом, как пишет The Hill, его сторонники все более склонны выходить на массовые акции с целью защиты президента, а его критики — всё больше ощущают потребность в том, чтобы их голоса также были услышаны.

Наталья Травкина,

эксперт Российского совета по международным делам

(Полную версию статьи читайте на сайте РСМД)

news.rambler.ru

«Декоммунизация» генерала Ли. Зачем США объявили войну собственной истории?

В Соединенных Штатах закипели нешуточные страсти. Призраки Гражданской войны 150-летней давности неожиданно встали в полный рост. В городе Шарлотсвилле попытка сноса памятника командующему армией Конфедерации генералу Роберту Эдварду Ли обернулась кровавыми столкновениями с человеческими жертвами.

«Воин-герой!» — кричат одни. «Расист и негодяй»! — кричат другие. А ведь еще недавно примирение Севера и Юга Америки после Гражданской войны некоторые предлагали в качестве примера для прекращения столетней вражды красных и белых в России.

Так почему вдруг взорвалась Америка? И кем на самом деле был генерал Ли? Эксперт: в США «перевоёвывают» гражданскую войну

Роберт Эдвард Ли: история «воинствующего рабовладельца»

Потомок первых английских иммигрантов, прибывших в Америку еще в 1639 году, Роберт Ли не мечтал о карьере военного. Поступление в академию Вест-Пойнт он считал главной ошибкой в своей жизни.

Во время службы в инженерном корпусе Ли занимался расчисткой русла Миссисипи, строительством фортов и других укреплений. Он отличился во время Мексиканской войны, продемонстрировав талант командира и личное мужество. Однако сослуживцы говорили, что по натуре офицер скорее миротворец, нежели воитель.

Генерал, считающийся символом воинствующих рабовладельцев, многие годы содержал большую семью на скромное государственное жалование, а рабами обзавелся, получив наследство в возрасте 50 лет.

В начале Гражданской войны Роберт Ли, носивший погоны подполковника, уволился из федеральной армии, став генерал-майором и командующим вооружёнными силами родной Вирджинии.

Уступая северянам в численности и подготовленности войск, он наносил им поражение за поражением. Имя генерала Ли превратилось в ночной кошмар для северян.

Роберт Эдвард Ли, 1864 г. Фото: Public Domain

Горькая чаша поражения

Главный миф Гражданской войны в США заключается в том, что это была война против рабства. На деле Авраам Линкольн в начале конфликта заявлял: «Моя главнейшая задача в этой борьбе — спасти Союз, а не спасти или уничтожить рабство. Если бы я мог спасти Союз, не освобождая ни одного раба, я бы сделал это, и если бы мне для его спасения пришлось освободить всех рабов, я бы тоже сделал это».

Командующий армией Севера генерал Улисс Грант был рабовладельцем. Его рабы получили свободу только после вступления в силу поправки в Конституцию, отменяющей рабство, в 1865 году. На вопрос, почему он не освободил рабов сам, Грант отвечал: «Добрую помощь в хозяйстве в наши дни трудно найти». В то же время Роберт Эдвард Ли, который не был ни крупным плантатором, ни знаменитым рабовладельцем, дал вольную всем своим рабам, доставшимся ему по наследству, еще перед началом конфликта.

Генералу Ли пришлось испить чашу поражения до конца. 9 апреля 1865 года его Северовирджинская армия капитулировала перед войсками Гранта, что фактически положило конец войне.

Роберт Эдвард Ли оказался в списках тех 14 деятелей Конфедерации, которым не были дарованы амнистия и прощение. Последние годы жизни он проработал преподавателем и директором университета Вашингтона в Вирджинии. Он умер 12 октября 1870 года в возрасте 63 лет.

Примирение для белых

Для южан генерал Ли еще при жизни превратился в символ стойкого борца, который до коцна бьется за безнадежное дело, сохраняя честь.

Первые монументы в честь генерала Ли на юге США стали возводить еще в 1880-х годах. В 1889 году день рождения генерала стал официальным праздником в Вирджинии. Открытие еще одного памятника в Ричмонде в 1890 году собрало около 100 тысяч человек.

В Вашингтоне довольно быстро поняли, что бороться с культом Конфедерации и ее лидеров, который стал массовым в южных штатах США, дело не только бессмысленное, но и опасное.

Потому к началу XX века сложилась линия, согласно которой уважительное отношение к солдатам и генералам армии Юга стало нормой.

Линия на примирение продолжалась долгие десятилетия. Две белых Америки постарались простить друг другу старые обиды, постепенно превращая старые раны в народный фольклор.

Но из этого процесса выпали афроамериканцы, которые, получив личную свободу, по сути, не получили равных гражданских прав.

Потому в 1960-1970-х годах для чернокожих радикалов памятники генералам и политикам Юга стали мишенью для нападок. «Честный Эйб». Как Авраам Линкольн стал совестью американской нации

«Генералопад»

По совести говоря, у афроамериканцев претензий к Джорджу Вашингтону и Аврааму Линкольну не меньше, чем к генералу Ли. Но замахиваться на них позволяют себе разве что самые дерзкие чернокожие стендап-комики. А вот «южан-рабовладельцев» атаковать можно.

В 1970-х памятники устояли. А вот в последние годы в Америке начался форменный «генералопад».

В одном только Новом Орлеане «под нож» пошли памятники Роберту Ли, президенту Конфедеративных Соединенных Штатов Джефферсону Дэвису, генералу Пьеру Борегару.

Памятник Роберту Ли, вокруг которого закипели страсти в Шарлоттсвилле, стоит с 1924 года. Но теперь добрались и до него. Потому что он «является символом расизма и искажает историю».

Это не мнение рядовых активистов. Мэр Нового Орлеана Митч Ладрие назвал памятники в честь деятелей Конфедерации «неверным изображением прошлого, оскорблением настоящему и плохим посланием в будущее».

В США развернулась и кампания за запрет флага Конфедерации. Знамя провинилось тем, что под ним любят собираться правые радикалы с неофашистскими взглядами.

Опасные игры

Главное отличие нынешней кампании в том, что ее возглавили видные представители Демократической партии, которые таким образом решили мобилизовать «черную Америку» на борьбу с консервативным электоратом Республиканской партии в целом и сторонниками Дональда Трампа в частности. Флаг им в руки! Как появилось и использовалось знамя Конфедерации США

Снос памятников, как уже говорилось, приветствуют мэры, конгрессмены и губернаторы. Те, кто выходит на протест против таких действий, немедленно объявляются расистами и фашистами.

Говорить о том, что сплочению нации раскапывание скелетов 150-летней давности не способствует, нет смысла.

Но хуже другое. Те, кто играет в подобные игры, кажется, не отдают себе отчета, что ситуация может и вовсе выйти из-под контроля.

Не пытайтесь это повторить!

Миф о «расисте и рабовладельце» Роберте Эдварде Ли никоим образом не соответствует исторической правде. Но ведь завтра борцы против расизма могут добраться и до отцов-основателей Соединенных Штатов, и что тогда? Развенчивание культа личности Авраама Линкольна? Покаяние в преступлениях Джорджа Вашингтона?

В суровом 1917 году революционные матросы в России крушили памятники царям, считая их кровопийцами, загубившими бессчетное число жизней. И ведь правда в этом есть — Российская империя строилась дорогой ценой, платили которую вовсе не члены семьи Романовых. Большевики, однако, сумели вовремя остановиться, поняв, что бесконечная война с собственной историей счастья в будущем не принесет.

Коллективное безумие Украины давно уже не удивляет. Но массовое помешательство Америки — это по-настоящему опасно. Если «маяк свободы» перестает понимать, что в его собственной истории хорошо, а что плохо, он уже не может служить ориентиром для кого бы то ни было. А если и остается примером, то только примером того, чего ни в коем случае не нужно повторять у себя.

www.aif.ru


Смотрите также