Новая стратегия сша в афганистане


Какие цели и задачи преследует новая стратегия США в Афганистане?

О том, каковы цели и задачи новой стратегии США в отношении Афганистана рассуждает эксперт по Афганистану, аналитик Центра изучений Центральной Азии и Афганистана «Восточный Иран» Джавид Хусейни.Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп объявил новую стратегию по отношению к боевым действиям в Афганистане. Несмотря на свою предвыборную риторику, где звучали призывы обратить особое внимание на внутренние проблемы Америки и отказ от ведения войны на афганских территориях, после своего избрания на высокую должность, он переключил свое внимание на новые стратегические планы.

Советник президента США по национальной безопасности Герберт Макмастер, министр обороны Джеймс Мэттис и командующий силами США и НАТО в Афганистане, Джон Николсон - это три генерала, которые имеют большой практический опыт ведения боевых действий в Афганистане. Именно они смогли добиться того, что лидер США поменял свое мнение по поводу ситуации в этой стране и не вывел американские войска из этого государства.

Глава Соединенных Штатов, руководствуясь мнениями военных экспертов о том, что быстрый вывод американских войск мог бы повлечь за собой неблагоприятные последствия, одобрил военное присутствие американского воинского контингента в Исламской Республике Афганистан. В новой стратегии США, Афганистан и Пакистан стали одним из главных претендентов на возможность проведения новых военных операций Соединенных Штатов, как государства, предоставляющие убежища террористам. В то же самое время, Индия была названа одним из ключевых региональных партнеров США в Афганистане.Какие цели и задачи у новой стратегической инициативы Соединенных Штатов в этой стране? Одно из ключевых положений заключается в том, что Америка намерена бросить серьезный вызов мировым державам (КНР, России) для того, чтобы сохранить свою гегемонию на территории Центральной Азии. Американское правительство нацелено на то, чтобы, применяя новые расстановки ключевых игроков в Афганистане, реализовать свою стратегию.

Немного теории

С распадом СССР, биполярная система мира, господствующая на международной арене, перетерпела значительные изменения. Она была замещена однополярным гегемонистским порядком.До сегодняшнего дня Соединенным Штатам, используя «мягкие» и «жесткие» методы, удавалось сохранять такой порядок в международных отношениях. Однако, в последние годы правительственные и неправительственные игроки выступают против политики США и несут реальную угрозу для этой сверхдержавы.Соединенные Штаты, во времена правления экс-президента Барака Обамы использовали «мягкий» метод, т.е. через многосекторную политику и создание различных коалиций, Штатам удавалось противостоять этой конкуренции и угрозам. Подобное мировоззрение и политические убеждения послужили причиной формирования специфических взглядов крупных мировых держав и подтолкнули КНР и РФ активно включиться в процессы мировой трансформации.

Экс-президент США Барак Обама считал, что использовать военную силу можно только для проведения быстрых спецопераций. Подобный подход привел к тому, что его критики прозвали подобные политические действия «стратегическим терпением». В свою очередь, противники Обамы на политической арене отметили демонстрацию силового давления РФ и КНР над США, проводя свою политику в Южно-китайском море, Крыме, на Украине и Сирии. С приходом республиканцев к власти, которые не только были в оппозиции во времена правления Барака Обамы, но и резко критиковали стратегию предыдущей власти в отношении Афганистана, стратегия Соединенных Штатов резко изменилась.

Теоретической основой данного аналитического материала является наступательный реализм. Это направление является одним из новых ответвлений классической школы реализма.Эксперты в области безопасности, имеют два определения неореализма, которые нашли свое отражение в 2 теориях – наступательный реализм и оборонительный реализм.

Наступательный реализм основан на следующих принципах:

«Наступательные реалисты», также как и традиционные реалисты убеждены в том, что из-за анархичной природы системы международных отношений, конфликт в ней является неизбежным. Другими словами, с их точки зрения анархия имеет ключевое положение, где безопасность присутствует лишь на низком уровне и правительства стараются, максимизировав свои относительные привилегии, получить ее.Сторонники наступательного реализма считают мировые державы ключевыми игроками и основными акторами в системе международных отношений, главная цель которых заключается в использовании силы для своей безопасности. Другими словами, они убеждены в том, что наступление - это природное явление для правительств, потому что для того, чтобы обеспечить выживание государств необходимо принимать наступление. Так как цели правительств не определены, выход из подобного состояния ставит существование правительств под угрозу. Последователи этой школы убеждены в том, что мировые державы существует в мире, переполненном опасностями и угрозами. В свою очередь, правительства - это объекты, которые максимизируют свою силу, чтобы продлить выживание. Разумеется, наращивание силы происходит во вред другим государствам. Правительства находятся в состоянии постоянной неуверенности и незащищенности, а также в состоянии отсутствия доверия ко всем странам (!!!), так как уверены, что любая из них может в тот или иной момент посягнуть на их безопасность.С точки зрения наступательных реалистов относительная сила для правительств имеет большее значение. Именно поэтому, анархия заставляет правительства максимизировать свою относительную силу или влияние. Наступательные реалисты в системе международных отношений опираются на концепцию неоклассических реалистов. Они убеждены в том, что сама система тем или иным образом влияет на игроков.Согласно концепции наступательных реалистов, постоянное наращивание военных сил является одним из главных направлений мировых держав для того, чтобы страны достигли максимальной безопасности. Автор теории наступательного реализма, Джон Миршаймер убежден в том, что лидеры стран должны вести такую политику в области безопасности, от которой будут ослабевать их потенциальные враги, а мощь, соответственно увеличиваться. По мнению Миршаймера, если какая-нибудь страна хочет обеспечить себе стабильное существование, то она должна стать «наступательным реалистом», так как с точки зрения этой теории, конкурентная природа международных отношений постоянно обостряется. Именно по этой причине государствам нужно постоянно наращивать свою силу до такой степени, когда ни одна из стран не сможет напасть на нее.В целом, согласно данной политологической концепции, когда сила и мощь мировых держав (либо государства) будут по тем или иным причинам ослабевать, то правительство этих стран постараются различными методами восстановить их.

Геополитические игры в Афганистане

Согласно хронологическим данным, Афганистан уже несколько столетий является полем битвы между крупнейшими мировыми игроками. Именно в Исламской Республике Афганистан и развязалась Великая Игра (Great Game) в 19 веке между Британией, Россией, а во времена холодной войны между СССР и США. В нынешнее время, конкуренция между США, РФ и КНР особенно сильна в военной и экономической сферах деятельности. Новая стратегия США является не многоплановой, а одноплановой. Главная ее цель – это ограничение, ослабление влияния двух крупных мировых держав – России и Китая. На втором этапе – Ирана и Пакистана.

Региональная гегемония Индии

Правительство Пакистана опасается расширения региональной гегемонии Индии в Афганистане и Южной Азии. Это волнует власти двух стран даже больше, нежели чем линия Дюранда (неразмеченная 2 тыс. 640 км. граница между Афганистаном и Пакистаном).

Пакистанские власти понимают, что в системе международных отношений существует возможность непризнания этой скандальной границы, и по этой причине, власти страны уделяют особое внимание тому, чтобы предотвратить влияние Индии в Южной Азии, в частности в Афганистане. Соединенные Штаты в своей новой стратегии в Южной Азии призывают Индию занять более активную позицию в Афганистане. Данный разворот - одно из ключевых изменений в новой стратегии США. Трамп, который подверг критике и пригрозил Пакистану из-за предоставления убежища террористам ИГИЛ и Аль-Каиды, в то же время похвалил индийские власти за «конструктивную роль в Афганистане».

Трамп обратился к Дели с просьбой помочь Афганистану на пути его развития. Также, президент США подчеркнул, что Вашингтон намерен продвигать общие с Индией интересы в Южной Азии.Афганистан и Индия подписали стратегический договор в 2016 году и между обеими странами установились теплые и крепкие взаимоотношения. Индия, в свою очередь, оказывает самую большую помощь Афганистану. Так, на протяжении 16 лет она выделила Кабулу финансовую помощь в размере более чем 2 млрд. долларов. Индия своими постепенными действиями в Афганистане, позиционировала себя как достаточно сильный игрок на политической арене. На данный момент времени, она имеет все необходимые рычаги и возможности для участия в американской стратегии. Стратегические отношения между Нью-Дели и Вашингтоном начались достаточно давно и благодаря усилиям Пакистана сохранялись на сбалансированном уровне. Но такие отношения, вследствие сильного лобби Индии в Америке, в частности во время правления Трампа, вошли в более активную фазу, и США выбрала ее в качестве надежного регионального союзника для реализации своей новой стратегии.

Россия в новой стратегии Америки

Россия, во внешней политике США является основным геополитическим вызовом в формировании мировой системы международных отношений с западной ориентацией. РФ за последние годы смогла бросить вызов американской гегемонии, продемонстрировав свои геополитические амбиции на Украине, в Сирии, Ираке, Ливии.Согласно теории Хэлфорда Маккиндера, основателя теории «Хартленда», Центральная Азия (которую называют еще «Тихим двором» России) – это часть Хартленда и установление своей власти над этим государством означает установление своей власти над всем миром. По этой причине, американские теоретики, в том числе и видный государственный деятель этой страны, Збигнев Бжезинский, всегда рекомендовали своим лидерам, что для того, чтобы сохранить свою гегемонию в качестве сверхдержавы, необходимо захватить данный регион.

Россия, в отличие от первых годов афганской войны, в последние годы расценивает присутствие НАТО и Америки на границах Центральной Азии в качестве серьезной угрозы. В стратегии национальной безопасности России 2016 года было подчеркнуто, что проведение независимой внутренней и внешней политики Российской Федерации привело к резкому противостоянию с Америкой и ее союзниками. Основная цель западных стран - это сохранение своего господства в мире, а политика сдерживания России подвергает страну мощному политическому, экономическому, военному и информационному давлению.

Именно по этой причине, российские власти в последние годы, в отличие от первых лет присутствия США в Афганистане, отрицательно реагируют на ее политику в странах Центральной Азии. Появление террористических группировок под названием «ИГИЛ Хорасан» или «Вилаят Хорасан» в Исламской Республике Афганистан стало предметом еще большего беспокойства правительства РФ, что вызвало еще большую отчужденность и недоверие России к Америке. Высокопоставленные русские чиновники в сфере политики и безопасности на протяжении двух последних лет указывают на угрозы, исходящие от «Вилят Хорасан». Российские эксперты считают политику США в Афганистане провальной и ставят под вопрос необходимость присутствия американских военных в центральноазиатской стране.

Россия, объявив свою поддержку талибам, по утверждению некоторых американских чиновников, предоставляет им вооруженную, финансовую помощь. Тем самым государство вошла в новую фазу противостояния с Америкой в Афганистане.На сегодняшний день, США и РФ заняли конкурирующие позиции в отношении Афганистана, и это противоборство с каждым месяцем становится все сильнее и сильнее.

Китай в новой стратегии США

Китайская Народная Республика с экономической точки зрения расценивается как серьезный игрок для западных стран. Для Китая, новый американский проект является непосредственной угрозой. В китайской оборонной концепции присутствие Соединенных Штатах на своих границах, а также в Афганистане представляет большую опасность.В последние годы, Пекин и Вашингтон, создавая союзы и коалиции в области безопасности, пришли к сбалансированной военно-оборонной политике между обеими странами. В Южной Азии, Пакистан в качестве стратегического союзника Китая и Индия в качестве стратегического союзника Америки являются прямыми конкурентами. В то же время, Поднебесная постепенно вытесняет с данного региона Республику Индия.Американцы стремятся всячески воспрепятствовать реализации проекта «Один пояс, один путь». Суть данной китайской инициативы заключается в поиске, формировании и продвижении новой модели международного сотрудничества и развития с помощью укрепления действующих региональных двусторонних и многосторонних механизмов и структур взаимодействий с участием Китая. Его стоимость составляет $50 млрд. Ряд пакистанских официальных лиц утверждают, что террористы угрожают реализации программы «Китайско-пакистанский экономический коридор». В свою очередь, Синьцзян-Уйгурский автономный район, прилегающий к северо-восточной границе Афганистана, также очень нестабилен. Боевики движения «Восточный Туркестан» являются радикалами и могут организовать беспорядки в Синьцзян-Уйгурском автономной районе.

Положение Афганистана как главного элемента стратегии США

За 16 лет военного присутствия США в Афганистане, времени политических взаимоотношений президентов Обамы и Карзая – это период обострения политических отношений между Вашингтоном и Кабулом. Несмотря на то, что во времена «правительства национального единства», двухсторонние отношения вышли из конфликтного этапа, тем не менее, среди афганского правительства неоднократно звучала критика в отношении Соединенных Штатов Америки.Парламент Афганистана много раз критиковал неэффективность стратегического договора, подписанный с США и расценивал присутствие этой страны в Афганистане, как «бессмысленное». Дальнейшее присутствие США в Афганистане будет учитывать национальные, местные интересы. По всей видимости, в новой стратегии Америки, относительно Афганистана внесены изменения, которые отвечают желаниям главного элемента стратегии США – Афганистана.

Возвращение к политике борьбы с боевиками

Стратегия США в Афганистане во времена правления Обамы изменилась от борьбы с боевиками (counter-insurgency) на уничтожение террористов (counter-terrorism). На этом основании, война с талибами вышла из повестки дня американских военных и роль внешних сил была ограничена предоставлением консультаций и обучением афганских военнослужащих.

Основная миссия американских военных и представителей НАТО заключается в борьбе с террористической группировкой «Аль-Каида». В настоящее время, армейские подразделения и полиция Афганистана не имеют необходимых навыков для борьбы с боевиками. Талибы, после проведения специальной военной подготовки при помощи американских инструкторов, достигли значительных успехов.

В новой стратегии Америки, одним из коренных ее изменений является постепенное возращение к стратегии борьбы с боевиками, наряду с продолжением борьбы с терроризмом. Президент США Дональд Трамп в новой стратегии подчеркивает необходимость борьбы с талибами и недопустимость ими захвата власти Афганистана. Однако, в планах США есть и передача полномочий полевым командирам для борьбы с талибами. Член Совета национальной безопасности США Реймонд Тантер, который работал во время правления Рейгана и Буша, в одной статье назвал решение Трампа продолжить военные операции и увеличить количество военнослужащих в Афганистане отходом от прошлой американской военной стратегии

Противостояние с Пакистаном

Государственные деятели Афганистана, в том числе бывший президент, Хамид Карзай не раз говорили о том, что в афганских селах нет терроризма, а для его искоренения следует обратить внимание на противоположную сторону линии Дюранда. Несмотря на ряд утверждений отдельных представителей американского генералитета о существовании военных баз и центров командования талибов на территории Пакистана, Вашингтон не был готов оказывать влияние на данного стратегического союзника, не являющегося членом НАТО. Однако, впервые, за 16 лет Штаты приняли условия Афганистана и пригрозили Пакистану, который укрывал главарей боевиков, принять против него «решительные меры». Возможно, из-за этой позиции, новые стратегические инициативы Трампа в отношении Кабула нашли поддержку со стороны политический движений и партий Афганистана.

Переговоры с Талибами после подавления

В противовес политике Хамида Карзая, руководство афганского «правительства национального единства» поддерживают усиление войны с талибами. Нынешний глава Афганистана, Ашраф Гани и премьер-министр этой страны Абдулла Абдулла не выступают против операций зарубежных сил против позиций талибов. В период правления Карзая, ночные и воздушные операции иностранных сил были приостановлении по ряду причин, в частности из-за значительного числа жертв среди мирного населения. Но при новой геополитической стратегии США и при поддержке со стороны афганского правительства Национального единства, нападение американских военных подразделений и сил НАТО на «Талибан» снова возобновились. Многие в Кабуле считают, что талибы начнут вести переговоры лишь только тогда, когда их силы ослабнут. Лидер США Дональд Трамп также высказался данному вопросу, отмечая, что, возможно, часть талибов сможет войти в политический истеблишмент АфганистанаВ данной стратегии, прослеживается основная цель - достигнуть военного превосходства на поле боя и попытаться провести переговоры с Талибами. Высшими чиновниками Америки рассматриваются варианты интеграции движения «Талибан» в политическую жизнь Афганистана. Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон после объявления новой стратегии Соединенных Штатов, призывая талибов к афгано-талибским переговорам, отметил, что подобные действия могут быть путем политической легитимизации талибов. В целом, новая стратегия США доброжелательно воспринята афганцами и производится при полной их поддержке.

Итоги: Новая расстановка игроков в регионе

Новая стратегия Америки, разработана большей частью для того, чтобы достигнуть консенсуса с конкурентами этой страны и сохранить свою власть в центральноазиатском регионе, нежели для внутренних целей Афганистана. В отличие от прошлой геополитической концепции США, когда Пакистан был выбран в качестве регионального союзника Америки, теперь данная роль отведена Индии.Принимая во внимание геостратегический блок «Кабул-Нью-Дели», Вашингтон начнет действовать в соответствии с общими целями и интересами. Если Исламабад не сможет убедить Вашингтон поменять свое мнение по отношению к Нью-Дели, то перейдет на сторону России и Китая. В этом случае образуется новый восточный блок: Исламабад-Пекин-Москва, в противовес первому объединению. Хотя, эти блоки находились на стадии формировании еще задолго до этого, но новая стратегия США внесет большую ясность в их концепты.Хотя Иран участвовал в мирных переговорах по Афганистану, инициированными странами восточного блока, однако, это не означает, что он присоединиться к какому-либо их этих блоков. В то же время, правительства стран Центральной Азии, в частности Узбекистан и Туркменистан начнут играть значительную роль в формировании данной геостратегической инициативы

Краткосрочные последствия

Позиция Пакистана после высказывания Дональда Трампа говорит о том, что пакистанцы поняли всю опасность, которая заключается в гегемонии Индии в Южной Азии. Реакцию Пакистана можно подразделить на две части. Нью-Дели начала оказывать существенное давление на позицию США в отношении Афганистана.

Примером этому, является запрет властей Пакистана на посещение спецпредставителем США Исламабада. Другая мера, которая применяется со стороны Пакистана для того, чтобы усилить давление на Америку - это блокировка путей снабжения НАТО через территорию Пакистана. Эффективность данной меры была подтверждена в прошлом, когда Соединенные Штаты оказались в критической ситуации из-за отказа в снабжении американских войск поставками горючего.

Неявная реакция Пакистана на позицию Америки – это сотрудничество с боевиками. Различные военные подразделения террористов, сотрудничающие с пакистанской армией, расположены в Афганистане и приграничных районах. Они могут усилить свои нападения на американские войска.Предполагается, что их целью станут иностранные военные, в особенности американские солдаты и офицеры. Существует вероятность того, что Пакистан снабдит талибов и другие военные группировки новым оружием, в частности, ручными гранатометами для того, чтобы сделать невозможным высадку десантных подразделений США. Также вполне вероятно, что талибы усилят нападения на американские военные базы в Афганистане.

Поэтому, самым главным последствием новой американской стратегии будет разжигание войны в Афганистане, что естественно, приведет к увеличению количества боевиков. Учитывая появление группировки под названием «ИГИЛ Хорасана» (Вилаят Хорасан) на территории Афганистана, ожидается, что позиции боевиков будут усиливаться, а страны-протектораты будет иметь больше возможности для достижения своих целей.

Долгосрочные последствия

Учитывая те цели, которые преследует данная стратегия в Афганистане и регионе, а также возможные реакции на нее, можно сделать вывод о двух возможных сценариях развития ситуации в долгосрочной перспективе.

Сценарий противостояния

Первый сценарий предусматривает сильное противостояние между государственными и негосударственными игроками региона с новой стратегией Америки. Ожидается, что среди государственных игроков Пакистан будет проявлять самое большое противление к этой стратегии, ввиду того, что согласно ей Индия становится гегемонией в регионе. Как уже было сказано, эта страна имеет в своем распоряжении различные явные и тайные инструменты, чтобы бросить вызов новой стратегии Америки.Так как на основании теории наступательного реализма, противостояние с экономическим и военным ростом Китая является одной из стратегических целей США в этом регионе, Пекин, оказывая открытую и скрытную помощь Пакистану, будет создавать препятствия для американской стратегии. В свою очередь, власти России в противостоянии США в нескольких ключевых точках мира, понимают, что одной из стратегических целей США является усиление влияния в центральноазиатских регионах. По этой причине, Москва будет противодействовать американской стратегии. Возможно, что российские власти, повторят ту же самую игру, при которой Америка во время холодной войны смогла одолеть военную силу СССР в Афганистане, отомстив американским военным. Существует опасность установления тесных отношений между Москвой и талибами для реализации опасной политической игры.

В данном сценарии допускается и большая вероятность использования Соединенными Штатами боевиков ИГИЛ против обозначенных выше стран. Несмотря на то, что Соединенные Штаты продолжают воевать с боевиками Вилаят Хорасан, часть этой группировки, члены которой являются выходцами из Центральной Азии и Кавказа, могут использоваться в своих целях Пентагоном. Пока нет точных данных о количестве этих террористов, но, на основании некоторых подсчетов внутренних источников, их число в 4 северных вилаятах Афганистана превышает 1 тыс. человек.

Помимо этого, с поражением ИГИЛа в Леванте, уйгуры и другие выходцы Центральной Азии возвратятся в свои страны и могут быть использованы для реализации данной стратегии игры.Данная ситуация, то есть столкновение держав в Афганистане напоминает «Great Game» («Великую игру») 19 веков, которая может ввязать Афганистан и регион Центральной Азии в управляемый хаос.

Сценарий сделки

Вторым возможным сценарием, о котором рассуждают ряд экспертов, в частности, советник бывшего спецпредставителя США в Афганистане и Пакистане, Барнет Рубин – это сделка, переговоры между всеми игроками Афганистана для достижения консенсуса.Пакистан, как один из важных игроков Афганистана должен отказаться от своих геополитических интересов и согласиться на условия всех ключевых игроков. Талибы, возможно под военным давлением, будут вынуждены сесть за стол переговоров. На основании некоторых источников, в 2012 году лидер «Талибана», Мулла Ахтар Мансур пришел к мнению, что нужно сесть за стол переговоров и отказаться от ввязывания в войну, однако, ряд факторов поменяли его мнение.Без сомнения, в этом сценарии, ситуация в Афганистане будет находиться в центре внимания ключевых игроков региона и есть вероятность того, что ведущие мировые державы сядут за стол переговоров, обсудят существующие разногласия и заключат сделку. Самым вероятным игроком, который может заключить сделку с Соединенными Штатами является Россия.На основании этого сценария, если начнутся мирные переговоры Афганистана, в рамках которых игроки будут преследовать осуществления своих законных прав, можно ожидать, что и Иран для реализации своих законных прав в Афганистане и участия в торговых и транзитных возможностях, существующих в этой стране, также присоединится к ним.В случае развития ситуации по этому сценарию, ожидается, что все игроки, выступающие против США, объединятся между собой, чтобы уменьшения последствия присутствия Соединенных Штатов в Афганистане, в результате чего Америка «умерит свой аппетит».На данный момент времени, США сосредотачивает свои военные силы в Исласмкой Респулике Афганистан и, с течением времени будет разрабатывать новые меры для захвата данного региона. Будущие два три года будут периодом кризиса для Афганистана и очень важными для других игроков в центральноазиатском регионе.

Источник информации: http://www.ca-irnews.com/ru/analytics/23276-какие-цели-и-задачи-преследует-новая-стратегия-сша-в-афганистане

nk.org.ua

Трамп дал добро на секретную войну в Афганистане

Американские военные не только не уйдут из Афганистана, но и останутся на долгосрочной основе, а контингент будет увеличен. Дональд Трамп, таким образом, принял решение, от которого его давно предостерегали эксперты. Так же, как его предшественник Барак Обама, Трамп вынужден был сдаться под напором военных советников и чиновников Пентагона. Впрочем, даже в этой ситуации Трамп попытается решить проблемы за чужой счет. Генсек НАТО Йенс Столтенберг поддержал стратегию США по Афганистану и Южной Азии, озвученную накануне Дональдом Трампом. Новая стратегия, которую представил президент США, не только не предполагает вывода американских войск, но, наоборот, предусматривает введение дополнительного контингента.

Американские военные останутся в Афганистане на долгосрочной основе, констатировал генсек НАТО.

По словам Столтенберга, альянс «остается полностью привержен» такой тактике в Афганистане. Руководитель НАТО ожидает возможности «обсудить новый подход» с министром обороны США Джеймсом Мэттисом и представителями стран альянса.

Глава Пентагона Мэттис, в свою очередь, заявил, что будет контактировать с генсеком НАТО, и добавил: «ряд союзников США „тоже привержены“ увеличению численности своих сил.

Столтенберг также напомнил, что страны альянса договорились об увеличении численности своей небоевой миссии „Решительная поддержка“ в Афганистане с 2018 года.

Что собой представляет „новая афганская стратегия Трампа“

По предварительным оценкам, предусматривается отправка еще около 4 тыс. военнослужащих США в эту страну. Сейчас там размещено 8 тыс. 400 американских военных. При этом, как заявил Трамп, США теперь не будут сообщать о численности воинского контингента в Афганистане.

Напомним, для сравнения: на пике военного присутствия США в этой стране, в 2010 году, группировка американских войск достигала 100 тысяч человек.

США намерены „расширить полномочия“ своего контингента, дав возможность атаковать „террористов и криминальные сети“.

Предполагается более тесно консультировать афганские вооруженные силы, интенсифицировать подготовку местного спецназа и оказывать афганским военным огневую поддержку.

С талибами предполагается не только воевать

В идеале Вашингтон хотел бы усадить эту группировку за стол переговоров с кабульским правительством.

Талибам не победить военным путем, но они могут достичь мира и законного статуса через переговоры и политическое урегулирование, заявил глава Госдепа Рекс Тиллерсон. Он сообщил, что США готовы поддержать переговоры „без предварительных условий“. Американские СМИ полагают: Вашингтон пытается „нивелировать успехи „Талибана“ и одновременно организовать борьбу с афганским „филиалом“ ИГ. Но „новая линия“ Вашингтона является частью политической стратегии США не только по отношению к Афганистану. Трамп вспомнил о двух вечно соперничающих региональных „тяжеловесах“.

Обвинения в адрес Пакистана и приглашение к торгу с Индией

Президент США раскритиковал Пакистан, традиционно считающийся союзником Соединенных Штатов, за то, что тот позволяет экстремистам создавать убежища на своей территории.

В Афганистане и Пакистане „самая высокая концентрация“ террористических группировок в мире — 20 организаций, сказал американский президент.

В этой связи Трамп призвал пакистанские власти пересмотреть свою политику. Если же Исламабад не сделает этого, то у Вашингтона есть ряд инструментов для давления на него, считают американские СМИ. В частности, США могут сократить помощь, наложить санкции на пакистанских официальных лиц и, возможно, расширить полномочия военных по проведению авиаударов по исламистам в Пакистане.

Новая стратегия США предполагает развивать сотрудничество по Афганистану с Индией. Трамп отметил вклад Дели в борьбу с террористами в Афганистане, но дал понять: Вашингтон ждет большего, учитывая, что „Индия делает миллиарды долларов на торговле с США“. От Индии ждут „экономической поддержки“ в решении проблем Афганистана.

Есть ли что-то новое в „новой стратегии“?

“Это не новая, а старая стратегия. Они ничего, в сущности, не поменяли», — заявил газете ВЗГЛЯД эксперт Центра изучения современного Афганистана Дмитрий Верхотуров.

В качестве единственного новшества он выделил заявление Трампа о том, что США не будут больше сообщать о действиях американских войск и о численности контингента.

То есть, по сути, эта война станет для международного сообщества секретной.

Наращивание количества американских войск вряд ли связано с консультированием и обучением афганской армии, полагает эксперт. «Я думаю, что они в основном будут воевать сами. Это делается для того, чтобы поддерживать американскую армию, скажем так, в тонусе», — отметил он.

Верхотуров также уверен, что быстрой победы план Трампа американцам не обеспечит. «Это долгосрочная стратегия. Они готовы воевать десятилетиями, пока талибам не надоест. Они не ставят перед собой задачи непременно разгромить», — указал собеседник.

По его словам, американские войска выдавят талибов в горные сельские районы и там будут удерживать, связывая большим количеством всевозможных мелких стычек до тех пор, пока у них не кончится либо терпение, либо ресурсы. Это американская тактика борьбы с партизанами, которую они опробовали еще в Латинской Америке, пояснил эксперт.

Из «голубей» в «ястребы»

Мировые СМИ не могли не отметить очевидную «метаморфозу» Трампа.

Во время предвыборной кампании, шедшей под лозунгом «Америка прежде всего!», Дональд Трамп призывал немедленно свернуть зарубежные кампании, в том числе операцию в Афганистане (которую обещал завершить Барак Обама и не сдержал обещание). Считалось, что главным апологетом «нового изоляционизма» в окружении Трампа был его советник по стратегическим вопросам Стив Бэннон, на днях отправленный в отставку.

Еще в июне Трамп был категорически против увеличения военного контингента.

«Мы проигрываем эту войну», — подчеркивал президент США.

А буквально накануне Трамп вновь повторил свой предвыборный тезис, заявив: США прекратят использовать военную силу для «построения демократии» в других государствах.

Но, как констатировало в начале августа издание Foreign Policy, Трамп «теперь уже не столь твердо придерживается» своей линии. Профессор Гарвардского университета Стивен Уолт в комментарии Foreign Policy назвал введение дополнительных сил в Афганистан одной из потенциальных ошибок Трампа.

Теперь эту ошибку можно считать совершенной.

После трех месяцев ожесточенных споров (и в отсутствие Стива Бэннона) главным сторонникам наращивания войск — главе Пентагона Мэттису и советнику по нацбезопасности Герберту Макмастеру (находившемуся с Бэнноном «в контрах») — все же удалось продавить свою позицию.

Основным аргументом «ястребов» было то, что нынешнее афганское правительство не контролирует страну полностью (что продемонстрировали взрывы в Кабуле). «Ястребы» апеллировали к тому, что Афганистан в этом случае повторит судьбу Ирака после решения Обамы вывести войска. В итоге Трамп признал вынужденность подобной меры и, как констатирует NY Times, «уступил».

По стопам Обамы

По сути, Трамп повторил путь Барака Обамы, пришедшего к власти под лозунгами вывода войск из Афганистана, а затем значительно нарастившего американский контингент в этой стране, доведя его до уже упомянутых рекордных 100 тыс. человек. В итоге так же, как и его предшественник, Трамп вынужден был сдаться под напором своих генералов.

В то же время эксперты и СМИ уверены, что новая стратегия Трампа не обеспечит быстрой безоговорочной победы. Так, в частности, полагает эксперт Брукингского института Майкл О'Хэнлон, который выступал за отправку большего количества войск в Афганистан.

Неизвестно, насколько стратегия Трампа будет эффективна для оказания давления на «Талибан» и заставит ли это его сесть за стол переговоров, подчеркивают американские СМИ. В свое время наращивание контингента не помогло Бараку Обаме ни добиться победы, ни склонить талибов к переговорам. Сейчас же речь идет о количестве войск в разы меньшем.

Зачем Вашингтону сейчас понадобился Афганистан?

Смена риторики Трампа относительно Афганистана связана с тем, что там есть большой стратегический интерес для США, подчеркнул Верхотуров. «В частности, это аэродромы. Они их ни уступать, ни отдавать не собираются», — рассказал эксперт.

Он отметил, что это дает американцам очень серьезное стратегическое преимущество. «Например, для развертывания войск, для внезапного удара стратегическими бомбардировщиками», — объяснил собеседник. Американцы заняли очень выгодный плацдарм и против России, и против Китая одновременно, не говоря уже о том, что это дает им выход и на всю Южную Азию, указал он.

«Трамп явно прикрывается риторикой борьбы с терроризмом, чтобы замаскировать свои намерения. Понятно, что, если он скажет, что его главная задача — иметь стратегический плацдарм, то там будут совсем другие последствия», — подчеркнул Верхотуров.

Давление на Индию и Пакистан является лишь небольшой частью стратегии, уверен Верхотуров. «Американцы вообще стараются решать свои проблемы чужими руками — это черта их стратегии характерная», — подчеркнул он.

Кроме того, Пакистан все больше и больше развивает отношения с Китаем, отдаляясь от США, так что это может быть попыткой обратно под себя его подмять, отметил эксперт. В то же время он отметил, что у Пакистана есть выбор и он может лишь еще больше переориентироваться на Китай, став, условно говоря, участником возможной антиамериканской коалиции.

news.rambler.ru

Новая стратегия США в Афганистане

За последние два с половиной года ситуация в Афганистане существенно осложнилась. Нестабильная обстановка в Афганистане открывает для ИГ окно возможностей для проникновения в страну.   В этих условиях Пентагон настаивает на необходимости не сокращать, а, напротив, наращивать численность американских войск в Афганистане и расширять их мандат, предоставив американским военным право проводить самостоятельные военные операции. Под нажимом американских военных президент Д. Трамп был вынужден серьезно пересмотреть свой подход к американской политике в этой стране.

Сегодня перспективы сотрудничества Москвы и Вашингтона по нормализации обстановки вокруг Афганистана представляются достаточно туманными. И дело даже не только в крайне низком уровне российско-американских отношений в настоящее время, но еще и в том, что в Соединенных Штатах воспринимают взаимоотношения с российской стороной по афганскому вопросу как «игру с нулевой суммой». Об этом свидетельствуют, в частности, обвинения в адрес России в том, что она снабжает «Талибан» оружием. Видимо, в Вашингтоне всерьез опасаются, что в случае полного ухода США и их союзников по НАТО из Афганистана геополитический вакуум в этой стране будет быстро заполнен такими акторами, как Иран, Китай, Пакистан и Россия, которые далеко не всегда разделяют американские взгляды и ценности.

В конце 2011 г. были выведены американские войска из Ирака, а в конце 2014 г. большая часть американских войск была выведена из Афганистана. Тем самым администрация Б. Обамы попыталась снять эти два сильнейших раздражителя в отношениях со странами региона и, кроме того, обеспечить выполнение обещаний президента о прекращении участия американских войск в активных военных действиях в этих двух исламских государствах. Как отмечалось в Стратегии национальной безопасности, утвержденной президентом США в феврале 2015 г., «в Афганистане мы завершили свою боевую миссию и серьезно сократили численность нашей группировки, которая теперь сосредоточилась на работе по формированию суверенного и стабильного партнера в лице афганского государства, где не будет безопасных убежищ для международных террористов» [1]. Результатом сокращения американского военного присутствия в регионе, однако, стал захват «Исламским государством» одной трети территории Ирака летом 2014 г. и активизация исламских экстремистов в Афганистане.

Стало ясно, что Соединенные Штаты просто не смогут позволить себе взять и «уйти» с Ближнего Востока. Вот почему Соединенные Штаты будут вынуждены сохранять свое военное присутствие в регионе и в дальнейшем. Однако это присутствие будет достаточно ограниченным. Конкретно в Афганистане в связи с окончанием операции «Несокрушимая свобода» (Enduring Freedom) численность американских войск была сокращена к началу 2015 г. до 9800 человек, а общая численность военнослужащих стран — членов НАТО составила 12 тыс. солдат и офицеров из 14 стран, расквартированных на 21 базе. В рамках новой американской операции «Страж свободы» (Freedom’s Sentinel) основные усилия будут сосредоточены не на участии американских военных в боевых операциях в стране: они сосредоточатся на подготовке афганских вооруженных сил и содействию им [2]. При этом, однако, американские военные добились у Белого дома разрешения на проведение операции против талибов, «Аль-Каиды», сети Хаккани и других исламистских группировок в случае, если по данным разведки они будут представлять угрозу американским войскам в стране.

За последние два с половиной года ситуация в Афганистане, однако, существенно осложнилась. Несмотря на отдельные успехи афганских сил безопасности, значительная часть территории страны остается под контролем талибов. В настоящее время «Талибан» контролирует более 70% востока и юга страны. Что особенно опасно — нестабильная обстановка в Афганистане открывает для ИГ окно возможностей для проникновения в страну.

В этих условиях Пентагон настаивает на необходимости не сокращать, а, напротив, наращивать численность американских войск в Афганистане и расширять их мандат, предоставив американским военным право проводить самостоятельные военные операции. Под нажимом американских военных президент Д. Трамп, который во время президентской кампании 2016 г. критиковал американское военное вмешательство в Афганистане, был вынужден серьезно пересмотреть свой подход к американской политике в этой стране. В своем выступлении 21 августа 2017 г. президент заявил, что, в дополнение к 11 тыс. американских военнослужащих, расквартированных в Афганистане, туда будут переброшены еще 4 тыс. американских военных. Это ясный сигнал о том, что Вашингтон намерен и впредь сохранять свое военное присутствие в стране. Непонятно, правда, что смогут сделать 15 тыс. американских солдат и офицеров там, где не смогли добиться победы около 100 тыс. американских военных (именно столько было американских войск в стране в 2010 г.).

Что касается возможности российско-американского взаимодействия в деле нормализации обстановки вокруг Афганистана, то сегодня перспективы такого сотрудничества Москвы и Вашингтона представляются достаточно туманными. И дело даже не только в крайне низком уровне российско-американских отношений в настоящее время, но еще и в том, что в Соединенных Штатах воспринимают взаимоотношения с российской стороной по афганскому вопросу как «игру с нулевой суммой». Об этом свидетельствуют, в частности, обвинения в адрес России в том, что она снабжает «Талибан» оружием. Видимо, в Вашингтоне всерьез опасаются, что в случае полного ухода США и их союзников по НАТО из Афганистана геополитический вакуум в этой стране будет быстро заполнен такими акторами, как Иран, Китай, Пакистан и Россия, которые далеко не всегда разделяют американские взгляды и ценности.

1. National Security Strategy. February 2015. Washington, D.C. — P. 9.

2. Statement of General John F Campbell, USA Commander U.S. Forces—Afghanistan Before The Senate Armed Services Committee On The Situation In Afghanistan 12 February 2015. — P. 2 – 6.

russiancouncil.ru

Трамп озвучил новую стратегию США в Афганистане. Чем она обернется для русских?

На днях Трамп выдал объемную речь на тему «как нам обустроить Афганистан». Удивительно все-таки, насколько американские действия там повторяют Вьетнам:

1. Поддержка коррумпированного недееспособного правительства и игры в демократию, потому что люди сами должны выбирать себе власть. В результате хаос на внутреннем фронте, гаргантюанское воровство, политическая нестабильность и общее ощущение простых поселян, что скоро это все грохнется, так что всерьез сражаться за Южный Вьетнам/Кабул не стоит.

2. Бесконечная партизанская война, ресурсные центры которой находятся вне досягаемости для ударов США. Во Вьетнаме до 60% бюджета обеспечивалось помощью СССР и КНР, в Афганистане Талибан кормится на пакистанских племенных территориях, местный чаптер ИГИЛа вообще имеет всемирную поддержку (хотя и второстепенную по отношению к ИГИЛу на Ближнем Востоке). Причем во Вьетнаме решительное наступление на север не рассматривалось из-за опасений вызвать ответный удар КНР, в гадючьи гнезда на племенных территориях американцы также стараются лишний раз не лезть (собственно, поэтому бен Ладен столько времени скрывался в Вазиристане).

3. Надежда на авиаудары и спецоперации, хотя у партизан минимальная инфраструктура и распределенная система командования, когда взамен одного ликвидированного командира появляются два новых. Наследие Второй мировой (когда после стратегических бомбардировок Рейха появилась светлая идея, что войну можно выиграть «воздухом», затем пережившая множественные перерождения, например, после Первой Иракской) живет даже в 2017 году. Искреннее непонимание, что у Рейха были заводы, которые можно бомбить, а у Вьетконга и Талибана бомбить, в общем-то, нечего. Впрочем, даже в случае Рейха стратегический эффект от бомбардировок был сильно преувеличен: к концу войны немецкой дивизии требовалось в 4 раза меньше припасов, чем американской, и, соответственно, все красивые графики стратегического и тактического воздействия бомбардировок (выстроенные по американским стандартам снабжения) надо было делить на 4. У Талибана же с Вьетконгом нормы снабжения совсем смешные, поэтому атаки логистических цепочек бессмысленны. Производственные же центры вынесены за пределы театра военных действий.

Что сейчас происходит в Афганистане? 9 августа 2017 года: теракт в провинции Гельманд, юг страны, один погибший

4. Крайнее нежелание размешать на земле большое количество солдат (потому что, только не смейтесь, это дорого, плюс внутриполитические последствия) и вытекающие отсюда два следующих пункта.

5. Незакрытые границы, сквозь которые все желающие на осликах и крокодилах таскают героин, новейшие советские ЗРК с экипажами «советников», боеприпасы, рабов, разыскиваемых всем ЦРУ главарей боевиков и прочие, извините, танки. Когда можно повоевать, а затем сбежать к соседям и сказать «чур я в домике», война может (и будет) идти бесконечно.

6. Невозможность создать устойчивую положительную динамику, когда боевиков убивают больше, чем рекрутируют новых. Отсутствие реального контроля сельской местности (в Афганистане, впрочем, теряют уже и крупные городские центры). Борьбоебля с попытками создания боеспособной местной армии, которая раз за разом разбегается при начале серьезного шухера. Недоверие населения, которое в условиях отсутствия жесткого контроля регионов не видит смысла сотрудничать с американцами. Террор боевиков против коллаборантов из местных, когда местные боятся боевиков больше, чем проамериканского правительства.

7. Отсутствие политической нации и внутренние конфликты: в Афганистане они идут по племенным линиям, во Вьетнаме были страшные линии напряжения между католиками и буддистами (плюс там в какой-то момент образовались де-факто независимые регионы с собственными баронами-разбойниками), доходило до военных мятежей. Соответственно, американцы мыслят категориями «Вы все вьетнамцы или афганцы», а местные считают себя пуштунами или там буддистами, со всем вытекающим непониманием. Из-за этого, кстати, Ирак и развалился, когда выяснилось, что нет никаких «иракцев», а есть шииты и сунниты.

8. Отсутствие внятных стратегических целей, сводимых и в Афганистане, и во Вьетнаме к абстрактному «почетному миру». При этом и Талибан, и Вьетминь ставили своей целью полную победу, не имея никаких граничных условий (навроде неприемлемых потерь) и никак не ограничивая себя во времени. Соответственно, воевать до «почетного мира» можно бесконечно. Точнее, до тех пор, пока уставшая от войны американская публика не выберет президента, который, плюнув на всё, выведет войска.

2 августа: нападение на американских солдат в Кандагаре (юг Афганистана)

Как можно было бы сделать все правильно?

1. Задать главный вопрос: «А что мы забыли во Вьетнаме/Афганистане?» Вы будете смеяться, но ответов на этот вопрос нет до сих пор, а нет ответов — нет критериев победы и понимания масштаба жертв, на которые ради этой победы можно пойти. РФ, кстати, тоже неплохо было бы задать этот вопрос — только про Сирию.

2. Обнаружив все-таки во Вьетнаме/Афганистане философский камень (или что там еще может оправдать такое колоссальное вторжение), приготовиться ввести Очень Много Войск. Войска могут быть не только американскими, но и частными наемниками или пехотой из стран Второго мира, купленной за относительные копейки. Чилийцы, аргентинцы, египтяне, турки — с «экономической помощью» за каждую бригаду. Справедливости ради США пытались и к Вьетнаму, и к Афганистану привлечь союзников из Первого мира, но нормальные страны не горят желанием посылать войска черт знает куда черт знает зачем. Нет возможности ввести Очень Много Войск, обеспечив присутствие оккупантов в каждой деревне — ищите философский камень в стране поменьше. К РФ в Сирии тоже относится — как там, пацаны, разбомбили ИГИЛ без полномасштабной наземной операции? (иронично: люди, глотку сорвавшие про Нашу Общую Историю Великой Отечественной, в итоге приняли американский концепт «воздушной войны», хотя та самая Наша Общая История совершенно конкретно учит, что пехота — царица полей, и без пехоты не будет ничего).

3. Отказаться от идеи построить национальное государство западного образца (попутно собрав для него еще и нацию), перейдя к реальности племенных и религиозных идентичностей. Кстати, когда это сделали в Ираке в рамках «пробуждения племен», то собранные таким образом племенные ополчения начали очень бодро громить боевиков. Не будет там никаких наций, а будет множество мелких и крупных княжеств-уделов-племенных территорий (де-факто и так существующих), с которыми и надо работать. В случае Вьетнама следовало строить жестко идеологическое тоталитарное государство по примеру Севера, Азия — она и есть Азия. РФ, кстати, повторяет американские ошибки в Сирии, пытаясь сохранить единой страной распавшееся по религиозно-племенным линиям пространство. Дошли, только не смейтесь, до «многонационального сирийского народа» в проекте новой конституции.

1 августа: теракт в городе Герат, запад страны. 29 погибших

4. Вспомнить старую добрую мудрость «10 заповедей не действуют к востоку от Суэца». Если не будет национальных государств, то и никакой либеральной демократии в землях тьмы тоже не будет. Соответственно, вместо «выборов» и «прав человека» надо действовать в соответствии с местной спецификой: коллективная ответственность, массовые казни (не как эксцессы, а как официальная практика), взятие заложников из семей племенных вождей, формирование корпусов «янычар» из местных детей на нейтральных территориях, применение массового минирования для закрытия контрабандных маршрутов по отдаленным территориям, торговля героином в третьи страны. В «Нью-Йорк Таймс» смешной текст был про морпеха, уволенного за то, что он избил афганца, трахавшего малолетнего мальчика. С точки зрения западного человека, это педофилия, и тут не бить, а убивать надо. С точки зрения же местных — это древний народный обычай, за который оккупант просто так побил уважаемого старейшину. Собственно, за избиение союзника морпеха и турнули на гражданку. И тут встает вопрос: вы чего хотите, с тысячелетними обычаями бороться или же быстро и с минимальными затратами достичь своих стратегических целей? Далее см. выше.

Ну и, само собой, должен быть генерал-губернатор или, точнее, вице-король Ост-Индской Компании вместо карнавального «президента» (про каковую Ост-Индскую Компанию у нас есть отличный цикл Сергея Махова).

Кстати, забавно, что что-то более-менее такое и построили в Чечне: вместо попыток переделать уважаемый чеченский народ ему выдали Кадырова, который начал сносить дома родственников террористов и добивать выживших после нападений на блокпосты. Другое дело, что всему этому Индийскому Раджу зачем-то выдали карт-бланш на любые действия еще и на территории Англии, что полное безумие. И поставили во главе не англичанина, а местного. Но в принципе сама по себе идея гордому независимому народу назначить еще более гордого и независимого племенного вождя с железной хваткой в своей основе (не говорю про реализацию) разумна. По крайней мере, в разы разумнее идеи строить в Афганистане либеральную демократию.

26 июля: нападение на военную базу в Кандагаре, 30 погибших афганских солдат

5. Отказ от либерального универсализма предполагает пересмотр основ политической философии нынешних США (которые, как СССР в 1985 году, все еще ждут всемирной пролетарской революции, в смысле, конца истории из-за тотального торжества либеральных демократий по всему земному шару, включая Китай, Сомали и Украину), чего, естественно, не будет. А будет вот что, вольный перевод основных тезисов из речи Трампа:

— Отказ от ограничения операции в Афганистане по времени и переход к ограничениям по достижению поставленных целей. Звучит разумно, но судя по ремаркам Трампа, ключевая цель — все тот же «почетный мир», поэтому перед нами новый Вьетнам. Точнее, перед ними — нам-то нынче даже визу в американском посольстве не получить.

— Интеграция дипломатических, военных и экономических инструментов для достижения позитивного результата. Когда-нибудь после военной победы можно будет достигнуть политического урегулирования, включающего Талибан. Когда это произойдет — черт его знает.

— США продолжат поддерживать афганское правительство и афганскую армию. Многонациональный народ Афганистана должен взять ответственность за свое будущее, прийти к устойчивому самоуправлению и достичь прочного мира. США — партнер и друг афганского народа, но США не будут диктовать афганцам, как им жить и что делать. Америка больше не будет заниматься строительством наций (видимо, эффективное правительство и армию афганцам построит волшебная фея).

— Изменение подхода к Пакистану. США платят Пакистану миллиарды долларов, Пакистан — ядерная держава, и в то же время Пакистан укрывает у себя террористов, экстремистов и прочих «агентов хаоса» (надо визитку заказать «Егор Погром. Агент хаоса»). Видимо, давление на Пакистан пойдет по линии финансовой помощи.

— Развитие стратегического партнерства с Индией (смертельным врагом Пакистана, кстати). Индия должна начать вкладываться в инфраструктуру и развитие Афганистана. А вот и ту самую волшебную фею назначили, понятно.

— Снятие ограничений на использование американских ВС в Афганистане. Решения о проведении операций теперь будут принимать американские военные, без необходимости одобрения гражданской администрации.

24 июля: подрыв смертника в Кабуле, 35 погибших

Дальше Трамп говорит еще более разумные вещи про то, что Америка больше не должна других учить жизни и вместо установления демократий будет просто защищать свои интересы, исходя из реализма. После чего выдает тираду про помощь афганскому правительству (дышащему на ладан) и афганскому народу (несуществующему) в борьбе с террором. Причем американский народ должен увидеть реальные успехи афганцев, а что будет, если успехов не окажется, не поясняется (Трамп устроит переворот в Кабуле, поставив еще одно дисфункциональное правительство? Уберет всю поддержку и выведет остатки войск?).

В общем, очень хороший план по обеспечению поддержки розового пони. Единственная проблема в том, что розовых пони (афганской нации и афганского национального государства) не существует. После 16 лет войны афганское правительство контролирует 57% территории страны и продолжает постоянно терять все новые и новые территории, как и положено розовому пони, медленно исчезая в воздухе.

Для русских людей, впрочем, отказ американцев от бегства из Афганистана — это скорее хорошо. Во-первых, чем больше американцы тратят на Афганистан (а они уже просадили 1 триллион долларов. Триллион!), тем меньше у них остается на более важные для нас регионы. Например, на Украину. А во-вторых, после краха Афганистана исламисты попрут в окружающие Узбекистан и Таджикистан, что в перспективе может привести к их крушению — с ордами среднеазиатов, штурмующих наши границы. Нам нужна стабильность в Средней Азии — чем лучше дела в тамошних гастарбайтерстанах, тем меньше миграционное давление на нашу страну.

22 апреля: нападение талибов на военную базу в северной провинции Балх, более 100 убитых афганских солдат

sputnikipogrom.com


Смотрите также