Негры в сша


Как живут чернокожие в США

90 лет назад, 15 января 1929 года, родился выдающийся борец за права темнокожих жителей США баптистский проповедник Мартин Лютер Кинг. Его речи, самая знаменитая из которых «У меня есть мечта» 1963 года, вдохновляли миллионы человек добиваться отмены существовавших тогда дискриминационных законов. Сегодня в законодательстве США уже нет норм, делящих жителей страны по цвету кожи, а Мартин Лютер Кинг считается национальным героем Америки. Однако и спустя почти полвека после убийства проповедника в 1969 году афроамериканцы всё равно сталкиваются с неравенством.

Белые колонисты американского континента не смогли заставить подневольно трудиться коренное индейское население и в начале XVII века стали завозить чернокожих работников из Африки. Вначале чернокожие считались вольнонаёмными работниками, но вскоре работодатели посчитали, что лучше не платить людям за их труд — намного выгоднее узаконить рабство. В 1641 году срок службы чернокожих у хозяев сделали пожизненным в Массачусетсе, в 1661-м в Виргинии рабство матери сделали наследственным для её детей, позже появились законы о рабстве в Мэриленде (1663), Нью-Йорке (1665), в Южной Каролине (1682), Северной Каролине (1715). Потом аналогичные законы появились в других землях, и чернокожие окончательно стали рабами. Больше всего их было в южных штатах, где чернокожих рабов использовали на хлопковых плантациях. К началу Гражданской войны в США (1861−1865) из 12 миллионов населения штатов, в которых сохранялось рабство, примерно треть составляли невольники.

Кадр из фильма «Джанго освобождённый»/Sony Pictures Entertainment

В 1865 году была принята 13-я поправка к Конституции США, которая окончательно запретила рабство. Однако борьба за равноправие между белыми и чернокожими жителями Штатов, в которую вступил Мартин Лютер Кинг, продолжается до сих пор. В 1955 году 15-летняя чернокожая школьница Клодетт Колвин в Монтгомери отказалась уступить в автобусе место белому мужчине. Согласно писанным правилам, девушка нарушила законы Джима Кроу, которые действовали в южных штатах с 1890 по 1964 годы. Они устанавливали сегрегацию рас в общественном транспорте, ресторанах, гостиницах, магазинах и даже туалетах. Даже гражданскую присягу в судах белые и «цветные» принимали на разных экземплярах Библии. Помимо этого чернокожие должны были сдавать специальный экзамен на грамотность и материальную состоятельность, в результате которых большая их часть лишалась избирательного права. 

Против того, чтобы были отдельные залы для белых и «цветных» и боролся Мартин Лютер Кинг. При этом в качестве механизмов борьбы Кинг выбрал разработанную отцом индийской нации Махатмой Ганди тактику ненасильственного сопротивления. Этот метод борьбы позволил получить симпатии многих белых, и в 1964 году все дискриминационные законы были отменены. В том же году Кингу была присуждена Нобелевская премия мира. Однако борьба не была лёгкой: Кинга много раз арестовывали, его телефонные разговоры прослушивались правительством, а ФБР считало его Конференцию южного христианского руководства рассадником коммунистических идей и оплотом советских шпионов. В 1968 году Мартин Лютер Кинг был убит, в преступлении сознался белый преступник-рецидивист Джеймс Эрл Рэй, но до сих пор многие склонны думать, что чернокожий проповедник пал жертвой заговора могущественных сил, считающих предоставление гражданских прав темнокожим недопустимым.

Неравенство представителей разных рас имеет в США глубинные корни, во многом связанные с мировоззрением белых жителей страны в прошлом. Большинство европейских колонизаторов, осваивавших новый континент, были глубоко религиозными христианами. В соответствии с посланием апостола Павла к колоссянам, для христиан не существует «ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но всё и во всём Христос» (Колоссянам 3:11). Однако белые нашли оправдание работорговле в Ветхом Завете, где сказано, что дети Хама за оскорбление им отца Ноя будут рабами: «Проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих» (Быт. 9:25). В XVII веке, на заре рабства, среди белых поселенцев в Америке укоренилось мнение, что чернокожие жители Африки и есть те самые потомки Хама, которых сам Господь призвал использовать как невольных работников. При этом никаких фактических доказательств родства Хама и чернокожих не было.

Кадр из фильма «12 лет рабства»/New Regency Productions

Чернокожие американцы не воспринимались как равные белым даже президентом Авраамом Линкольном, который и продавил 13-ю поправку в конституцию об отмене рабства. Сейчас Линкольн воспринимается исключительно как борец против дискриминации по расовому признаку, но сам он был против невольничьего труда скорее по экономическим соображениям: промышленно развитые северные штаты нуждались в квалифицированных индустриальных рабочих, а не в рабах, которые работали на плантациях аграрного Юга. По убеждению Линкольна, равноправие белых и чернокожих могло привести США к катастрофе. Ещё за три года до отмены рабства, в 1862 году, в письме журналисту Хорасу Грили Линкольн предлагал всех чернокожих выслать обратно в Африку.

«Я не могу представить большего бедствия, чем интеграция негра в нашу социальную и политическую жизнь в качестве равного нам… В течение двадцати лет мы сможем мирно переселить негра в условия, в которых он сможет в полной мере стать человеком. Этого он никогда не сможет сделать здесь… Я не выступаю и никогда не выступал ни за предоставление неграм права голоса или права быть членами жюри присяжных, ни за то, чтобы они имели право возглавлять правительство, ни за то, чтобы они заключали браки с белыми», — писал Линкольн.

Когда чернокожие получили свободу, они не могли рассчитывать на равные права: подавляющее число американцев считали их людьми «второго сорта». Многие думали, что чернокожие априори переносят опасные болезни, а потому белые никак не могут ходить с «цветными» в один туалет или сидеть в одном зале в кафе. Эти ничем не подтверждённые страхи и нашли выражение в законах Джима Кроу. Так что линчевание негров и активность организаций вроде Ку-клукс-клана были отнюдь не случайными.

Сторонники Ку-клус-клана Jim Weber/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

После убийства Мартина Лютера Кинга афроамериканцы получили все гражданские права и даже добились специальных квот при приёме на работу и в учебные заведения. Однако изменения в законодательстве мало затронули настроения белых. Они по-прежнему считают, что чернокожие американцы — принципиально другие люди. В 2014 году журнал Social Psychological and Personality Science провёл соцопрос, который выявил, что значительное число белых считают чернокожих соотечественников склонными к магии и колдовству. По словам белых респондентов, афроамериканцы обладают «толстой кожей, выдерживающей боль от горящих углей», «врождённой нечеловеческой силой, позволяющей поднять танк» и «способностью читать мысли человека, прикоснувшись рукой к его голове».

Американские политологи замечают, что нынешний президент Дональд Трамп хорошо чувствует настроения простых граждан США и потому в своих речах постоянно использует расистские нотки. Формально Трамп всячески отрицает наличие у него националистических предрассудков, но из его слов постоянно выходит, что латиноамериканцы, ищущие убежища в Штатах, чуть ли не поголовно преступники.

Современное положение

Американское общество на протяжении полувека, прошедшего с отмены дискриминационных законов, было в большей степени ориентировано не на интеграцию чернокожих, а на их изоляцию. В результате многие афроамериканцы до сих пор проживают в своеобразных гетто, где царят свои законы и представления о морали. Это обуславливает низкую социальную адаптацию чернокожих, которая по многим параметрам даже ухудшилась по сравнению с 1963 годом, когда Мартин Лютер Кинг произнёс свою знаменитую речь.

Мартин Лютер Кинг произносит историческую речь «У меня есть мечта»imago stock&people/Global Look Press

Афроамериканцы сегодня составляют менее 15% населения США. При этом на них приходится 52% совершаемых в стране убийств, а один из девяти чернокожих детей имеет родителя, сидящего в тюрьме. Примерно 30% всех абортов в стране делают темнокожие, при этом 70% их детей родились вне брака (в 1963-м таких было 23%). Афроамериканцы зарабатывают в среднем на 25% меньше белых, а средний общий доход чернокожей семьи ниже дохода белой семьи примерно на треть. Уровень бедности примерно вдвое больше, чем по стране в целом (12,7% против 24,7%). Около 40% темнокожих работников в Вашингтоне вынуждены добираться до работы на общественном транспорте, тогда как белые почти поголовно используют для этого личный автомобиль.

Бедность обуславливает и плохое здоровье. Чернокожие чаще страдают гипертонией, ожирением и диабетом, чем другие американцы, онкология встречается на 10% чаще. При этом на афроамериканцев приходится примерно половина всех заболевших СПИДом в США. В целом, темнокожие американцы в среднем живут на 7 лет меньше, чем белые.

Специалисты по демографии констатируют, что фактически существующая политика изолирования афроамериканцев в отдельные кварталы привела к воспитанию в них мышления жертвы, когда человек пытается снять с себя ответственность за происходящее с ним и видеть причину всех бед в чужих действиях. Поэтому даже те чернокожие, что смогли сделать хорошую карьеру и имеют высокий заработок, воспринимают своё положение не только как результат личных усилий, но и как победу в некоем противостоянии с белыми.

news.ru

Негры в америке

Негры в Америке.

Как случилось, что мы вот уже в течение более 30 лет унижаемся перед народом,который находятся на самом низком уровне развития не только в Америке, но и на планете.Ниже разве что бушмены, да коренные австралийцы.

У себя в Африке за тысячелетия они не создали даже подобия цивилизации. Ни в одной стране! Имея в древности соседями столь высокоразвитые страны как Древний Египет,

Карфаген, Иудею,Персию и Грецию с Римом они не переняли у них ничего! Ни техники, ни науки,ни законодательства. Ни у одного из чёрных племён до сих пор нет даже письменности и они пользуются языками и письменностью европейских народов, которые когда-то не худо ими управляли и научили их хотябы мыться и ходить в штанах. Я уж не говорю о дорогах, электричестве и медицине.

.

Даже к ХХI веку они не создали ничего, тысячами кончая западные университеты и школы, и донашивают плоды цивилизации западноевропейцев, оставшиеся со времен колониализма. Процветавшая ещё 25 лет назад Южно-Африканская Республика погибла, как только власть перешла от белых к неграм. Она разорена ,все кто мог покинули эту прекрасную в прошлом страну и она утопает теперь в грязи, в которой стоят разрушающиеся города и фермы. Города без электричества, без транспорта, опасные даже средь бела дня. Немногие белые живут там в городах-крепостях, за бетонными стенами, колючей проволокой и круглосуточной вооружённой охраной!

.

В Америке дело обстоит ничуть не лучше.Негритянские кварталы наших городов тоже тонут в грязи, дома разрушены и белое население боится туда заглядывать. Туда не заезжает даже полиция! В Денвере дома продаются за символические цифры. Их боятся покупать! Город банкрот. Мэр и 80% населения города-негры. Отменённое 150 лет назад рабство не подтолкнуло их к серьёзному развитию. Героические усилия белой Америки за последние 50 лет тоже не дали заметных результатов в повышении их культурного уровня и благополучия.

До сих пор даже диплом средней школы недоступен для 75% негритянских детей. Они не могут научиться читать и попросту бросают школу к 14-15 годам! По интегралу этот народ остаётся неграмотным, ленивым и тупым на любой территории от Африки до Америки и островов Карибского архипелага. Стоит заметить, что любой другой ребёнок одолевает чтение с помощью родителей за две-три недели и к семи годам уже бегло читает на родном языке.Даже по китайски дети научаются бегло читать к пятому классу.

.

Природу не переделаешь. Особенно видна их отсталость рядом с китайцами, японцами, корейцами и прочими азиатскими народами. Те и у себя на родине веками, тысячелетиями развивали свои культуры и технологии. И в Америке по своим способностям и достижениями они и ни в чём не отстают от белых американцев! И нередко опережают их! Если американское белое общество нормально принимает успехи китайцев,корейцев и прочих не белых граждан. Если никто из представителей упомянутых не белых граждан никогда не жалуется на расизм и притеснения, то разговоры о расизме не имеют никаких оснований!

Даже наш президент и генеральный прокурор чёрные! И, увы, самые неудачливые из всех амерканских политиков. Ни один даже самый оголтелый либерал не может опровергнуть эти очевидные истины.Это всё широко теперь освещается американскими СМИ! Единственное,чем оперирует либерал в таких разговорах это криками расист,фашист или в лучшем случае твердит, что сегодня негры ешё отстают, но в будущем будут не хуже нас.

Так говорят даже очень умные люди, считающие, что другая позиция оскорбительна для них и для негров. Ничуть! Существующее положение оскорбительно прежде всего для нас, белых людей, создателей современной Америки и современной цивилизации на планете! Ведь мы по соображениям политкорректности только что ниц перед ними падать не должны!

.

Популярна “теория” того, что мы находимся с ними на разных ступенях общей лестницы развития. Что следует только подождать и они поднимутся в будущем по ней ↑ нашего уровня . Ложь! Мы стоим на разных лестницах и даже тысячелетнее ожидание не сократит этого разрыва как не сократило его до сих пор! Этот разрыв находится в природных способностях, которых никому не дано изменить,и в жизненных установках, воспитываемых с рождения.

.

О каком будущем идёт речь, спрашиваю я? Если за 4-5 тысячелетий дело не сдвинулось ни на шаг. Если за эти тысячелетия белая раса от отсутствия письменности дошла до квантовой физики и марсоходов, то сколько же ещё ждать, чтобы негры научились хотя бы читать и писать грамотно? А нередко и говорить. И почему, пока этого не произошло, мы насильно выталкиваем их на самые высокие позиции вплоть до управления государством, где они неизменно обнаруживает полную непригодность, раздаем им дипломы престижных университетов.Ну, хорошо, давайте по дождём пока они не разовьются и тогда доверим им рычаги управления страной и культурой. А сейчас не преждевременно ли?

.

Мы не просто предоставили им равные возможности. Это бы ещё не так плохо.Они в большинстве своём живут за счёт общества, бездельничают, развратничают, одуряют себя

наркотиками, организуют банды, терроризирующие города.Они громят и сжигают кварталы в крупнейших городах страны при любом недовольстве. Арест и тем более осуждение чёрного преступника американские негры воспринимают как расовое преследование и тогда они грабят на наших глазах магазины и дома,нагло ведут себя в общественных местах. Двойка в школе или университете ведёт к суду по обвинению в расизме! И мы ставим им пятерки!

Мы кормим их, оплачиваем их жильё,не позволяем критиковать их. Мы не можем заставить их работать в соответствии с их уровнем, а не их требованиям. Мы не сопротивляемся, мы давно стоим на коленях перед ними, а они наглея от вседозволенности, ведут себя как оккупанты в завоёванной стране. Если достаточно грамотная жена Президента говорит перед микрофонами, что она только тогда полюбила Америку, когда въехала в Белый Дом, то можно ли считать негров надёжными Гражданами Америки? Скорее врагами. Какую семью мы имеем в Белом Доме?

..

Белые американцы обзаводятся ныне оружием в небывалых в прошлом количествах. В стране 80 миллионов стволов только зарегистрированного оружия и 8 миллионов членов Американской Ассоциации владельцев и любителей оружия. Зачем столько в стране, где есть полиция, национальная гвардия и армия? Оружие не дёшево. В среднем не дешевле

600$ за единицу. За 50 патронов к стандартному пистолету или револьверу мы платим сейчас от 15 до 22 $. Чтобы быть готовым применить его нужно регулярно стрелять в тире! Тренироваться.И мы стреляем.А тир не дёшев!

.

Мне 80 лет. Играть в солдатики в моём возрасте не пристало. Зачем мне три ствола 0,38 калибра по 450$ за штуку?? Я не коллекционер оружия. Зачем я еженедельно стреляю в тире, тратя на это деньги и время? Затем, что я боюсь теперь выдти на улицу без оружия. Боюсь лечь спать без пистолета на ночном столике! Американцы покупают не только слабосильные пистолеты вроде моих.Автоматы, снайперские винтовки, тяжёлые дробовики, автоматы и пулемёты и даже базуки покупаются тысячами отнюдь не для охоты. Это оружие боевое!

.

Почему? Ответ тот же. Мы боимся негров, правительство тоже и заискивает перед ними, да и состоит в значительной степени из них. Государство не будет нас защищать в неизбежно надвига-ющемся расовом конфликте, который быстро перейдёт в кровавые столкновения. Призывы к войне с белыми появились недавно в американском интернете и ТВ эфире.

.

Как мы дошли до этого? Требуется серьёзный анализ.Пока у меня нет ответа, тем более, что на такой анализ никто не решается,а прочитать, что думают об этом другие негде. Дело тем более сложно, что ситуация кажется абсолютно абсурдной! 320 миллионная страна НЕ ХОЧЕТ обуздать всего лишь 35 миллионов негров, ведущих дело к разрушению страны, и вместо этого вооружается до зубов, как армия идущая в бой с сильным и опасным противником!

.

Не спрашивайте меня:” что ты предлагаешь?” Моя задача понять, что происходит. Как мы допустили всё это! Нарисовать истинную картину и показать её всем интересующимся. Я выступаю как социолог, а не политик. Пусть они решают, что делать. И как можно скорее, иначе поздно будет.

.

Следует особо подчеркнуть, что я вовсе не ратую за ограничение негров Америки в правах по сравнению с другими расами, живущими в стране. Они граждане Америки и ни о каких ограничениях речи не может быть! Но, сложившаяся на моих глазах ситуация, а я живу в Америке почти 35 лет,совершенно нетерпима. Неграм позволено теперь то, о чём другие расы и народы, включая белых,не мыслят и чего даже не хотят. Им позволено жить, не работая! А безделье-мать всех преступлений.

.

Вот сейчас на ТВ выступает сын Мартина Лютера Кинга, убитого 50 лет назад негритянского политического лидера.Его отец призывал к мирному разрешению расового конфликта, действите-льно существовавшего тогда. Конфликт ушёл в прошлое. Америка имеет чёрного президента! А сын Кинга надсаживаясь орёт (иного слова я не подберу), поминутно вытирая пот с лица, о борьбе, об ударах по расистам, о непримиримой войне, об ответных ударах, о том, что война продолжается! И подогретая такими речами толпа, волнуется, шумит, размахивает флагами, толпа преимущественно чёрная, готовая ринуться в бой! И ринется, если резко не изменить существующего положения.

.

Американским неграм не позавидуешь. Их доходы гораздо ниже доходов белых, азиатов и прочих народов США. Непропорциональное количество их молодых людей сидит в тюрьме. Невероятное большинство убийств и грабежей приходится на их долю как исполнителей! Около 75% чёрных детей рождаются вне брака у матерей, не достигших взрослого возраста и они даже не знают кто их отец.

.

И как ни странно это результат того, что минимум четыре десятилетия они пользовались такими привилегиями, каких не имеет никто другой. Их дети получали дипломы средней школы, не научившись читать, их водворяли в университеты, не глядя на их способности. Их по несколько раз выпускали из под ареста за “мелкие шалости”, пока они не попадались на крупных.Для них придумали абсурдную специальность “афро-американские исследования”, чтобы хоть кто-нибудь из них смог получить ученую степень по истории афро-американской цивилизации, которой не было и нет до сих пор.

В стране завели отделы кадров, которые следят за тем, чтобы количество негров в фирме или иной организации было не меньше их процента в стране в целом. И тем не менее,в таких областях как математика,физика, химия и механика я не в стретил ни одного негра за 15 лет моей работы на физико-математическом отделении Хьюстонского университета.И это при том, что с научными целями я не раз бывал в самых лучших университетах страны.Их нет нигде! Эти дисциплины для них непостижимы! На фоне вседозволенности, полной свободы от критики,имея практически неограниченные общественные фонды для малолетних , но многодетных матерей американские негры с удивлением и растущей злостью видят, что не смотря ни на что-они наименее успешный народ в стране. И чем дальше, тем менее. Понять почему, они не хотят и даже не могут!

.

Не понимая, что диплом,полученный вне конкуренции, не есть сертификат квалификации и даже грамотности, занимая должности, соответствующие дипломам, но не выполняя работы, соответствующей диплому, они вновь обвиняют расистов в своих проблемах! Народ, не имеющий семьи, как института, потерявший понятие о приличиях, вырастивший в третьем поколении людей с непомерными аппетитами на привилегии и социальное обеспечение и предпочитающий ничего не делать, не может претендовать на равные доходы с народами, не имеющими этих пагубных привилегий и тенденций и имеющих только одно преимущество-трудолюбие, соединённое со способностями.

.

Мы должны честно признать, что морально и даже физически американские негры опустились во многих отношениях гораздо ниже того уровня, на котором они находились всего лишь 50 лет назад. Мы должны признать,что всё это есть результат привилегий, получаемых ими во всё больших количествах. Народ, защищенный от конкуренции,от критики, наделяемый общественными подачками за безделие и лень,не может быть успешным! Среди чёрных уровень безработицы вдвое выше, чем у остальных народов страны. Мы импортируем миллионы мексиканцев для работ, не требующих университетского или даже хорошего школьного образования. Негры не хотят и не будут работать на так называемой “неквалифицированной работе”. Они и так сыты. Мексиканцы усердно убирают мусор, стригут газоны, строят и ремонтирует дома и дороги. Они тысячами работают в полях и наогородах,ухаживают за животными. А ведь для этого вовсе не нужен диплом средней школы. Да они его и не имеют. Я никогда не видел на этих работах негров. И не увижу, если они будут по прежнему жить за мой счёт.

.

Я всегда вспоминаю евреев, когда размышляю на эту тему. Евреи были угнетены и гонимы по всему миру в течение 2000 лет. Неграм Америки и не снились те унижения и избиения, которым подвергались евреи в Испании, Франции и Германии в средние века и далее.

Только в конце XIX века, т.е.гораздо позже чёрных они получили возможность учиться в нормальной школе и в университете. Получили возможность работать там, где они хотят и по той специальности, которую он избрали.И с каким сопротивлением всего общества получали они все эти возможности, на которые имели право все остальные народы стран, где они жили.

.

Евреи ничего не требовали сверх права быть равноправными! Единственное, чего они хотели чтобы их оставили в покое. Сквозь антисемитизм, доходивший до Холокоста, сквозь невыносимый бытовой антисемитизм, они пробились в самые образованные и успешные слои общества. Никаких привилегий, только тяжёлая работа, только стремление обеспечить своих детей лучшим образованием!

И вот, к уже к середине ХХ века не менее 60% Нобелевских Лауреатов за научные достижения были еврейского происхождения.А экзамены евреи сдавали так, как будто все 2000 лет только и делали, что готовились к ним. Вот это и есть наиболее успешный путь борьбы с расизмом! Иного нет и быть не может!

.

Чего добились негры, освободившись от рабства, получив все возможности, которые евреям и не снились всего лет 70 тому назад? Только неслыханных привилегий и ничего более.

.

Даже в спорте, где им не было равных, они стали заметно уступать белым . Вредные привычки: обжорство бесплатной едой, курение и наркотики,разврат и вседозволенность сокрушили эту расу, великую в спорте и весьма успешную в прошлом в танце и джазе.

.

Даже в боксе, в тяжёлом и супертяжёлом весе, где неграм не было равных лет 60 если не более, вот уже минимум 10 лет доминируют белые спортсмены.Нет среди негров ни одного, равного украинцам братьям Кличко и ещё нескольким русским тяжеловесам.

.

Не желая посмотреть на самих себя, не желая изменить свой порочный образ жизни, американские негры агрессивнее, чем прежде требуют всё больших поблажек. Они стали опасными! Это опасный путь для всех нас, а не только для негров.Никакие поблажки не заменят трудолюбия, способностей и правильной жизни. Только в этом залог успеха.Нам, белым людям,надо перестать испытывать чувство вины перед неграми и жалеть их. Пусть сами себя пожалеют.Мы сделали для них гораздо больше, чем следовало.Они получили от нас юридически больше,чем имеем мы сами!Белым американкам не отваливают денег за каждого рождённого ребёнка. Крутись как хочешь!

.

Если суммировать требования чёрных активистов, то получается абсурдный набор.Дайте нам в равных количествах с белыми высоко оплачиваемые должности. Не смейте обыскивать негров, даже тогда, когда у полиции есть веские основания для этого. Это расизм! Дайте нам такие же благоустроенные дома и районы, в каких живут белые и т.п. Обеспечте нас работой так, чтобы уровень безработицы у нас и у белых был одинаковым.

.

То, что среди негров полноценно грамотных людей минимум втрое меньше, чем среди белых в расчёт не принимается.То, что неграмотный человек не может претендовать на хорошую работу и оплату не рассматривается. То, что негры сделали непригодными для жизни районы, предоставленные им государством практически бесплатно не обсуждается. Подай нам всё без того, чтобы мы были достойны этих благ! Без того ,чтобы мы их ЗАРАБОТАЛИ! Мы не хотим их заработать! Даром! Мы будем бить стёкла в домах, где мы живём, стрелять по лампам освещения дорог и подъездов, выбрасывать мусор на улицы и стрелять из боевого оружия во все стороны, расписывать дома непристойными графитти. А нам подавай новые дома и районы, когда в старых жить будет невозможно.И цикл возобновится!

,

Интересно, что их активисты плохо говорят по английски, малограмотны и их основная “работа” это уличная агитация и натравливание чёрных на белых. Практически их требования сводятся к одному-дайте нам бесплатно равенство по уровню жизни с белыми гражданами, но не требуйте от нас того, что требуете от самих себя; т.е. трудолюбия, образования, уважения к закону и пристойной семейной жизни. Может государство без риска разориться обеспечить этим 35 миллионов человек? Ответа не требуется, тем более, что мы уже на грани банкротства.

,

А наши негры так и не выбились из рабства, но теперь уже не по нашей вине. Оказалось, что свобода,где надо напряжённо работать, самостоятельно решать свою судьбу и жить, надеясь только на себя им не нужна. Большинство из них, молодых ещё людей, предпочитают полную зависимость от государства, т.е. по существу рабство, ибо истинно свободному человеку претит мысль, что его жизнь зависит от хозяина. Они не работают, не учатся и пока ещё довольствуются крохами, перепадающими им с хозяйского стола, но требуют себе всех благ, добываемых иными тяжёлых трудом! И горе нам и им, если ониперестанут довольствоваться тем, что им дают.Тогда Гражданская война под знакомым нам лозунгом “всё отобрать и поделить”.Грохот этой грядущей войны слышат уже немногие чуткие американцы и впервые, хотя и робко,заговорили об этом

.

И последнее. Не следует думать, что я любого негра считаю умственно отсталым по сравнению с другими. Я вполне допускаю, что среди них могут встретиться гениально одарённые люди.Но,где они? За всю обозримую историю человечества! Ведь даже самые яростные их защитники как национальную гордость назвать никого не могут кроме Мартина Лютера Кинга . Никто из моих американских либеральных знакомых не мог назвать мне ни одного имени сколько-нибудь известного учёного, инженера, врача или писателя из негров. Где их художники, поэты, композиторы или скульпторы? Ведь даже оперу из негритянской жизни написал талантливый еврей Гершвин! Где эти имена? Никого, кроме спортсменов и знаменитых в прошлом джазменов, перед которыми мы все преклоняемся .

,

Благом для чёрных явится отказ от самого слова расизм. Расизм-это притеснение или уничтожение какой-либо расы. Ничего подобного в цивилизованном мире давно уже нет. Обвинение в расизме затыкает рот каждому, кто пытается сказать правду о жизни и поведении негров в Америке.Только ясное понимание их истинных проблем, являющихся результатом их расовых особенностей и нашего попустительства, позволит американскому обществу решить эти проблемы. Изучение этих особенностей должно стать легальным. Это социология, наука, а не расизм.Пора перестать считать все народы одинаковыми. Абсурдно считать население Земли одним народом. Мы все разные.

.

Марк Орехов, Хьюстон. Август 2013 г.

баянометр молчал..

pikabu.ru

Чёрная жизнь Чёрной Америки. Расовый подтекст социального неравенства в США

Кандидат в президенты США Дональд Трамп в одном из своих очередных выступлений коснулся темы социального положения афроамериканского населения. Так, он подчеркнул, что афроамериканцы живут в нищете, а школы, в которых обучают афроамериканских детей, «никуда не годятся». Хиллари Клинтон в случае своей победы на президентских выборах скорее обеспечит рабочими местами беженцев из стран Ближнего Востока, чем афроамериканцев, которые «стали беженцами в собственной стране».Конечно, слова Дональда Трампа — это всего лишь слова. В попытке обрести поддержку афроамериканских избирателей, Трамп будет и далее обещать им улучшить жизнь в случае победы на выборах. Но, что касается социального положения афроамериканского населения, то здесь в истинности слов мистера Трампа сомневаться не приходится. Афроамериканцы действительно являются социально ущемленной группой американского населения — и это при том, что они не иммигранты, не переселенцы и не беженцы. Несмотря на то, что в Соединенных Штатах всячески декларируется равенство белого и чернокожего населения, социально-экономическое положение афроамериканцев от этого практически не изменяется. Более того, меры по «ликвидации дискриминации» носят практически исключительно информационно-пропагандистский характер. К примеру, употребление слова «негр» в США стало трактоваться практически как преступление, как дискриминация чернокожих, но в то же время миллионы афроамериканцев проживают в тотальной бедности и для того, чтобы вытащить их из этого состояния американскими властями не предпринимается никаких шагов. Можно снять тысячи фильмов с положительным чернокожим героем, ввести в школьные программы специальные курсы толерантности, даже сделать чернокожего президентом страны — но в отсутствие реальных мер по ликвидации безработицы, повышению уровня образования, увеличению заработных плат все эти пропагандистские шаги оборачиваются лишь пустым сотрясанием воздуха. Между чернокожим президентом Бараком Обамой и миллионными массами социально-депривированного населения американских городов нет никакой взаимосвязи. Некоторые эксперты говорят о современной американской политике в отношении негритянского населения как о «позитивной дискриминации». Теперь о дискриминации негров в США предпочитают не говорить, игнорируя сам факт глубочайших социальных и экономических проблем, которые связаны с положением афроамериканского населения страны.Одно из важнейших проявлений подлинного социального положения афроамериканцев в США — экономическое неравенство. До сих пор афроамериканцы в среднем куда беднее, чем представители других этнических и расовых групп американского населения. Это обусловлено консервацией бедности в афроамериканских общинах. Бедность передается по наследству, бедность затягивает, становится важнейшим препятствием социальной мобильности. Многие афроамериканцы добились в США успеха — они присутствуют в политике, в бизнесе, в спорте, в культуре. Но большинство афроамериканцев страны все равно остаются намного беднее, чем белые. Причем бедность афроамериканского населения растет, а не уменьшается. Этому способствует и специфика развития американской экономики. По мере снижения потребностей рынка в неквалифицированной рабочей силе все больше афроамериканцев, не имеющих нормального образования, остаются в разряде вечных безработных. Если в 2000 г. медианный доход афроамериканского домохозяйства составлял 64% от дохода домохозяйства белых американцев, то спустя одиннадцать лет, в 2011 году, он составлял уже 58% от медианного дохода белого домохозяйства. То есть, доход афроамериканского населения в среднем сократился на 6%. За четыре года, с 2005 по 2009 гг., увеличился и разрыв в финансовом благосостоянии афроамериканцев и белых. Если в 2005 г. афроамериканцы имели в одиннадцать раз меньшие активы, чем белые, то в 2009 г. — уже в двадцать раз меньшие активы. Тотальная бедность вынуждает многих афроамериканцев зависеть от социальной помощи со стороны государства и благотворительных организаций. В то же время, стоит развеять иллюзии некоторых россиян, считающих, что размеры социальной помощи в США очень значительны, а большинство афроамериканцев живут именно «на пособия». Это не более, чем домыслы. В конечном итоге, выгодные как раз американскому руководству, поскольку вся полнота ответственности за социальное и экономическое положение чернокожего населения в этом случае перекладывается с государства на самих афроамериканцев — мол, государство делает все, что может, платит пособия, а чернокожие сами ленятся и не хотят работать. На самом деле, в США получает безвозмездную социальную помощь примерно 14 миллионов человек. Из них 65% составляют дети и подростки. То есть две трети социальной помощи приходится на помощь детям из малообеспеченных семей. Собственно говоря, а на что еще могут жить дети, как не на пособия, если их родители или отсутствуют, или не в состоянии заработать? Большую часть из оставшихся 35% получателей социальной помощи составляют женщины. Причем это далеко не только афроамериканки, но и белые. Белых даже больше — 38% против 37% афроамериканцев. Оставшиеся получатели социальной помощи — представители других расовых и этнических групп, включая латиноамериканцев, азиатов, индейцев. Экономическое неравенство афроамериканцев усугубляется социальным неравенством. В свое время известный французский социолог Пьер Бурдье писал о трех видах капитала — экономическом, социальном и культурном. Социальный и культурный капиталы не менее важны, поскольку именно обладание ими позволяет семьям обеспечивать образование и карьеру своим детям. У афроамериканского населения США, за редкими исключениями, социальный и культурный капиталы минимальны. В наши дни свыше 70% афроамериканских детей рождаются вне официального брака. Понятно, что большинство из них затем воспитывается в неполных семьях, где единственный кормилец — мать. Для сравнения — только 25% белых детей рождается вне официального брака. Естественно, что уже одно это обстоятельство оказывает огромное влияние на социальное положение афроамериканского населения, определяя будущее большинства детей внизу социальной иерархии американского общества.Социальное неравенство афроамериканцев и белых является закономерным следствием дискриминационной политики, осуществлявшейся в первой половине ХХ века. Ведь отмена сегрегации в США произошла только в 1960-е годы, и то благодаря активному общественному движению с одной стороны, и сложной международной ситуации с другой стороны. В стране, которая сегодня пытается выдавать себя за оплот мировой демократии, еще несколько десятилетий назад существовало официально подтвержденное неравенство прав представителей различных рас. До сих пор белые и черные американцы считают себя представителями разных социальных групп. У афроамериканцев — собственная идентичность, которая в некоторых аспектах не только не пересекается с идентичностью общеамериканской, но и противоречит ей. Чего стоит, к примеру, массовое распространение среди чернокожих американцев ислама. В какой-то степени принятие ислама рассматривалось многими афроамериканцами как способ подчеркнуть свою «инаковость», принадлежность не к миру европейской культуры, ассоциировавшейся с христианством, а к афро-арабскому миру. Однако, большинство афроамериканцев все же исповедует христианство, правда многие из них принадлежат к сугубо афроамериканским церковным общинам, которые также практически не пересекаются с миром «белых». Для афроамериканской культуры характерно подчеркивание отличий афроамериканцев от белых. В определенной степени мы имеем дело с «расизмом наоборот». Идеологи афроамериканских общественно-политических движений еще в первой половине — середине ХХ в. пытались разработать собственные концепции, объяснявшие отличия черных от белых и даже некоторое превосходство черных над белыми. Африканцам предписывалась большая чувственность, интуитивность, в отличие от представителей европеоидной расы. В период деколонизации Африканского континента идеи «африканской исключительности» были подняты на щит многими политиками, пришедшими к власти в африканских странах. Эти идеи, в частности, предполагают и критическое отношение к достижениям европейской цивилизации, которая рассматривается как менее гуманная, чем цивилизации Африканского континента. Конечно, обитатели афроамериканских «гетто» в Соединенных Штатах не задумываются о столь высоких материях, но линию отличия от белых они проводят достаточно четко. К примеру, в среде афроамериканских подростков не пользуется популярностью образ школьного отличника, парня или девушки, корпящего над учебниками и связывающего свою дальнейшую деятельность с умственным трудом. У афроамериканских подростков большей популярностью пользуется другая модель достижения успеха в жизни, связанная в лучшем случае со спортивной или музыкальной карьерой, а в худшем — просто с криминалом. Многие афроамериканские дети, даже способные от рождения, намеренно не проявляют прилежания в учебе, чтобы не выделяться из общей афроамериканской среды и не вступать в конфликт с другими чернокожими. Об этом, в частности, писал Джордж Акерлоф в работе «Экономика идентичности». Но если белого Акерлофа еще можно было упрекнуть в тенденциозности, то как быть с выводами другого исследователя — нигерийского социолога Джона Огбу, перебравшегося в США и устроившегося преподавать в университет Беркли в Калифорнии? Огбу даже ввел термин — «синдром плохого прилежания», которым он характеризует отношение афроамериканских детей к учебе. Причем не стремятся учиться даже дети из статусных и богатых афроамериканских семей, посещающие престижные школы, в которых учатся представители самых разных расовых и этнических групп. Свою роль в закреплении такого отношения к учебе сыграла и «позитивная дискриминация» — такие дети рассчитывают поступить в колледжи и вузы по льготам, существующим для афроамериканцев, не прилагая особых усилий. Получается, что если так рассуждают дети афроамериканской интеллигенции, то что говорить о детях трущоб? Экономическое и социальное неравенство сочетаются с социальной депривацией афроамериканского населения страны. Как известно, в процентном соотношении наиболее высока доля негритянского населения в южных штатах, когда-то бывших цитаделями плантационного рабовладения. До сих пор очень многочисленно афроамериканское население в таких штатах как Южная Каролина, Миссисипи, Луизиана, которые считаются наиболее «черными» штатами США. Но внушительное количество афроамериканцев проживает и в крупных городах страны, прежде всего в Нью-Йорке. В местах компактного проживания афроамериканцев социологи отмечают намного худший уровень жизни, чем в районах проживания белых американцев. «Негритянские кварталы» по сути, являются социальными гетто, в которых процветают тотальная бедность, вызванная безработицей, уличная преступность, наркомания и наркоторговля, алкоголизм, проституция. В свое время американское правительство попыталось решить проблемы трущоб, в которых проживали афроамериканцы, и приступило к строительству новых жилых массивов. Однако, многоэтажные районы, населенные афроамериканцами, превратились в еще более худшие гетто, чем старые трущобы. Социолог Садхир Венкатеш отмечает, что планы по повышению уровня жизни афроамериканского населения фактически провалились. В жилых массивах, где проживают афроамериканцы, главными проблемами стали: перенаселенность квартир, плохая и выходящая из строя инфраструктура коммунального хозяйства, массовая бедность на грани нищеты. Разумеется, в новых районах также отмечается высокий уровень преступности и наркомании. Социальное неравенство афроамериканского населения наглядно проявляется и в сфере здравоохранения. Поскольку большинство афроамериканцев принадлежат к низшим социальным слоям, у них просто нет денег для заботы о своем здоровье. Плюс к тому образ жизни, который ведут афроамериканцы, отнюдь не способствует улучшению медицинских показателей. Средняя продолжительность жизни афроамериканских мужчин и женщин ниже на 5-7 лет, чем средняя продолжительность жизни белых американцев. Среди афроамериканцев гораздо больше распространены такие болезни как диабет и гипертония. Свыше 30% афроамериканских мужчин и свыше 41% женщин страдают от ожирения, что свидетельствует о низкокачественном и неправильном питании. Что касается уровня распространения СПИДа среди афроамериканского населения, то он приближается к уровню африканских стран. Афроамериканцы составляют 48% больных СПИДом, при том, что в общей структуре населения США доля афроамериканцев составляет 12,6%. Стоит ли говорить о том, что качественные медицинские услуги для подавляющего большинства афроамериканцев просто недоступны ввиду их высокой стоимости, да и не выработана в афроамериканских гетто культура заботы о своем здоровье. Несмотря на то, что в афроамериканских семьях достаточно высокий уровень рождаемости, кризис семейных ценностей в «черной» Америке проявляется гораздо более явно. Огромное количество детей, как мы уже отметили выше, рождается вне брака, фактически типичная афроамериканская семья это мать и дети или бабушка, мать и дети.

Периодически в США вспыхивают настоящие восстания афроамериканцев, поводом к которым, как правило, служит жестокость, проявленная полицейскими. Как правило, государство решает вопросы подавления таких выступлений жестко и оперативно, не гнушаясь применять военную силу, включая и ввод танков на улицы бунтующих городов. При этом, разумеется, про псевдодемократическую демагогию, применяющуюся в отношении других стран, американские власти в таких ситуациях забывают напрочь. Однако, силовое подавление протестных выступлений не означает, что проблему социального и экономического неравенства афроамериканцев можно решить таким путем. Наоборот, положение афроамериканского населения имеет очевидную тенденцию к постепенному ухудшению, что будет особенно заметно спустя годы, учитывая более высокий уровень рождаемости.

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

topwar.ru

Негры США: краткий исторический очерк

Начало ввоза рабов на территорию современных Соединенных Штатов Америки совпало со вступлением Англии в эпоху колониальных завоеваний,

Первое постоянное поселение английских колонистов в Америке—Джемс- таун — было основано в 1607 г. Через двенадцать лет, в 1619 г. к берегам Северной Америки причалил первый корабль, привезший негров2.

Ввоз негров и введение рабства явились следствием потребности в рабочей силе'на юге Северной Америки, где на землях, раздаваемых королями своим приближенным, устраивались крупные земледельческие~хозяй- ства — табачные, рисовые и другие плантации. На Севере, где плантационное хозяйство, в силу особых экономических и климатических условий, было менее распространено, рабство никогда не применялось в таких масштабах, как на Юге. Тем не менее, и в северных штатах имелись рабы, главным образом домашняя прислуга, сельскохозяйственные батраки и т. п.

Первые негры были привезены в Америку в качестве законтрактованных (indentured) работников, но очень скоро система контрактации была официально заменена более выгодной системой рабства. В 1641 г. в Массачусетсе срок службы рабов был превращен в пожизненный, а закон 1661 г. в Виргинии сделал рабство матери наследственным для детей. Аналогичные законы, закреплявшие рабство, были приняты в Мэриленде (1663), в Нью-Йорке (1665), в Южной (1682) и Северной Каролине (1715) и т. д.

Так негры стали рабами.

Ввозимые в Америку черные рабы были в своем большинстве жителями западного побережья Африки, значительно меньшая часть принадлежала к племенам Центральной и Южной Африки, а также Северной Африки и о-ва Мадагаскара. Среди них были негры племен фульбе, волоф, йоруба, ибо, ашанти, фанти, хауса, дагомейцы, банту и др.1.

Негритянские племена Африки находились на различных ступенях социального и экономического развития, имели свои обычаи и говорили на языках, распределявшихся по трем основным лингвистическим семьям— банту семито-хамитской и суданской2. У некоторых племен существовало рабство для военнопленных и преступников, а также рабство на экономической основе (долговое).

До конца XVII в. торговля рабами в английских колониях в Америке была монополией Королевской африканской компании, но в 1698 г. эта монополия была ликвидирована, и колонии получили право самостоятельно заниматься работорговлей. Торговля рабами приняла еще более широкие размеры после 1713 г., когда Англия добилась права асиенто — исключительного права торговли неграми-рабами. Негров ловили, покупали, на них обменивали товары, их грузили в зловонные трюмы кораблей и везли в Америку. Вся Африка превратилась, по выражению К. Маркса, в «заповедное поле охоты на чернокожих» 3. Вдоль западного побережья Африки от Зеленого мыса до экватора выросли фактории (slave factories), куда партиями сгоняли рабов, связанных за шею веревками и скованных цепями. Здесь, в грязных, тесных бараках ожидали они прихода невольничьих кораблей. Документы показывают, что на корабль водоизмещением в 120 тонн грузилось не менее 600 рабов. Закованных в кандалы негров загоняли в трюме на полки, расстояние между которыми было настолько мало, что на каждого человека приходилось пространства меньше, чем в гробу.

Рабы массами гибли в бараках факторий и во время перевозок. Но хотя на одного оставшегося в живых негра часто приходилось пять погибших в дороге — задохнувшихся от недостатка воздуха, умерших от болезни, сошедших с ума или просто бросившихся в море, предпочтя смерть рабству,— торговцы рабами получали баснословные барыши: спрос на негров был так велик, а рабы были так дешевы и так быстро окупали себя. Негры были настолько дешевы, что плантаторам было выгоднее за короткий срок замучить раба на непосильной работе, чем эксплуатировать его дольше, но осмотрительнее. Средняя продолжительность жизни раба на плантациях в некоторых районах Юга не превышала ше- сти-семи лет.

Рабовладение вначале развивалось медленно. Так, в 1670 г. в Виргинии было лишь около 2 тыс. рабов (примерно 5% всего населения). Но уже к 1715 г. рабы составляли около одной трети населения Виргинии, Северной и Южной Каролины и Мэриленда (46 тыс. из 123 тыс.). По мере роста плантационного хозяйства шло дальнейшее увеличение ввоза рабов. По данным Бюро переписи США, до 1 января 1808 г., когда ввоз рабов был запрещен законом, в Соединенные Штаты было ввезено около 400 тыс. негров. С начала XIX в. по 1860 г. число рабов с 893 тыс. увеличилось до 4 млн.

Несмотря на запрещение ввоза рабов в 1808 г., работорговля не прекратилась. Она просуществовала в скрытой форме вплоть до официального освобождения негров во время гражданской войны 1861—1865 гг. Негров ввозили теперь контрабандой, что еще больше увеличивало смертность при перевозке. Подсчитано, что с 1808 по 1860 г. в Соединенные Штаты было доставлено контрабандой около полумиллиона рабов. Предметом торговли стали, кроме того, негры, специально «выращиваемые» на продажу в некоторых рабовладельческих штатах Юга (особенно в Южной Каролине и Виргинии).

Буржуазные историки-расисты любят противопоставлять неграм индейцев — свободных охотников, умиравших, но не покорявшихся рабовладельцам. Из этого делается вывод, что рабство — естественное состояние негров. Однако уже самая посылка подобного противопоставления есть фальсификация истории. «Негр есть негр, лишь в определенных условиях он становится рабом»,— писал К. Маркс1. Негры были сделаны рабами, но они никогда не были рабами покорными. Нередко негры поднимали восстания еще на кораблях. Об этом свидетельствует особый вид страхования кораблевладельцев для покрытия убытков специально на случай восстания рабов на корабле. Но и на плантациях, где жили негры^ привезенные из разных частей Африки, представители различных племен, говорившие на разных языках, рабы сумели преодолеть межплеменную рознь и объединиться в борьбе против своего общего врага — плантаторов. Так, уже в 1663 и 1687 гг. были раскрыты крупные заговоры негров в Виргинии, а в 1712 г. гарнизону Нью-Йорка с большим трудом удалось предотвратить захват города восставшими рабами- неграми. За период с 1663 по 1863 г., когда рабство негров было отменено, зафиксировано свыше 250 негритянских восстаний и заговоров2, в том числе такие крупные, как восстания под руководством Като (1739) в Стоно (Южная Каролина), Габриэля, иногда называемого по имени хозяина Габриэлем Проссером (1800), в Хенрико (Виргиния), Денмарка Вези (1822) в Чарлстоне (Южная Каролина) и Ната Тёрнера (1831) в Саутгемптоне (Виргиния).

Восстания негров жестоко подавлялись. Но даже эти разрозненные вспышки отчаяния угнетенных рабов заставляли плантаторов трепетать от страха. Почти каждая плантация имела свой склад оружия, группы плантаторов содержали охранные отряды, рыскавшие ночью по дорогам. «Вся общественная система в южных штатах,— замечает Ф. Фонер,— держалась на прямом подавлении негров силой оружия»1.

Негритянские рабы выражали свой протест и в других формах, как, например, порча орудий труда, убийство надсмотрщиков и хозяев, самоубийство, побеги и т. д. Бегство требовало от негра большой смелости и мужества,— ведь если беглого раба ловили, ему отрубали уши, а иногда, если он оказывал вооруженное сопротивление, и руки, или клеймили его раскаленным железом. Тем не менее негры — мужчины, женщины и даже дети — бежали в леса, к индейцам, на Север, где к концу XVIII в. рабство было упразднено (см. ниже). По данным Г. Эптекера2, не менее 60 тыс. беглецов достигло северных штатов в период с 1830 по 1860 г. Число негров, погибших в дороге или схваченных и казненных рабовладельцами, никогда не будет известно.

Особенно массовыми стали побеги рабов с плантаций во время революции 1774—1783 гг. Негры сыграли важную роль в борьбе американских колоний против английского владычества. Джордж Вашингтон, долгое время не решавшийся вербовать негров в солдаты, в 1776 г. был вынужден прибегнуть к этой мере ввиду наступления англичан и общего тяжелого положения в стране. По некоторым подсчетам, в армии Вашингтона было не менее 5 тыс. негров, многие из которых отличились в борьбе: Крисп Аттакс, Питер Сэлем, Остин Дебни, Джеймс Армистед, Дебора Геннет и др. Негры-ветераны, освобожденные за военные заслуги от рао- ства, увеличили число свободных негров Севера и Юга. Но революция 1774—1783 гг. не решила вопроса о рабстве и его отмене. Новая конституция по существу исходила из признания рабства, что видно из ряда ее статей3. Под давлением рабовладельцев в 1793 г. был принят общенациональный закон о беглых рабах. Остальные вопросы о рабстве передавались на усмотрение отдельных штатов. Однако во время революции и вскоре после нее рабство было отменено в северных и северо-западных штатах.

Восстания рабов, их борьба за свое освобождение не только сеяли страх среди плантаторов; они будили сознание американцев, способствовали развитию широкого демократического движения, которое вместе с борьбой самих негров привело в конечном счете к ликвидации рабства.

Наиболее ранние выступления против рабства в Северной Америке восходят к концу XVII в. Их авторы — квакеры и представители некоторых других религиозных сект — отрицали рабство, как противоречащее принципам христианской религии и морали. В 1775 г. в Филадельфии было сформировано первое в Америке местное общество борьбы с рабством. Одним из организаторов общества был Вениамин Франклин. В 90-х годах XVIII в. подобные общества существовали уже во многих штатах. Но в начале XIX в. наблюдается некоторый упадок движения за освобождение негров, и получает широкое распространение иллюзия, что после запрещения ввоза рабов рабство должно угаснуть само собой. В действительности, однако, произошло иначе.

Изобретение хлопкоочистительной машины (джина), во много раз ускорившей очистку хлопка, вызвало подъем хлопководства и значительно увеличило спрос на рабов, а начало промышленного переворота в Европе, а затем и в Соединенных Штатах, еще более усилило спрос и на хлопок, и на рабов. Цена на раба с 300 долларов в 1795 г. возросла до 900 долларов в 1849 г. и до 1500—2000 долларов накануне гражданской войны. Резко усилилась интенсификация рабского труда и эксплуатация рабов.

Всё это привело к новому обострению классовых противоречий, к новому подъему освободительного движения негров и их белых союзников. Волна восстаний негров, охватившая в первой половине XJX в. весь юг США, была связана, кроме того, с революционным движением негров в Вест-Индии в конце XVIII и в начале XIX в. К 30-годам XIX в. относится формирование в США общенационального организованного аболиционистского движения (движения сторонников освобождения негров).

Выдающимися вождями аболиционистов были Уильям Ллойд Гаррисон и Фредерик Дуглас. Гаррисону (1805—1879) принадлежит заслуга создания в 1833 г. в Филадельфии Американского общества борьбы с рабством и целой сети аболиционистских обществ, число которых в 50-х годах XIX в. превышало 2 тыс. Американское общество борьбы с рабством объединяло и белых аболиционистов, и свободных негров. В декларации общества, принятой на съезде в Филадельфии в декабре 1833 г., говорилось, что рабство, в котором американцы держат своих сограждан, противоречит «принципам естественной справедливости, республиканской формы правления и христианской религии, подрывает благосостояние страны и угрожает миру, союзу и свободам штатов». Далее выдвигалось требование немедленного, без переселения в Африку, освобождения негров, путем «убеждения сограждан аргументами, обращенными к их разуму и совести»1.

Основное требование, содержащееся в декларации,— требование немедленного освобождения рабов без выкупа и без экспатриации—было революционным. Слабость программы общества — в непонимании реального пути освобождения негров, в отказе от политической борьбы и переоценке роли морального увещевания и пропаганды.

У.-Л. Гаррисон в течение 34 лет до 1865 г. издавал и редактировал центральный орган аболиционистов журнал «Освободитель»(«Liberator»), обличавший рабство и рабовладельцев. Первый номер журнала вышел в 1831 г., в год восстания рабов под руководством Ната Тёрнера.

Дуглас (1817—1895), прославленный вождь негритянского народа, был вице-президентом Общества борьбы с рабством. Его мать — негри- тянка-рабыня, отец — белый; сам Дуглас, его братья и сестры были рабами. В 1838 г. Дуглас бежал на Север и стал замечательным общественным деятелем — борцом за свой народ, за его политическую организацию, блестящим оратором и писателем. С 1838 г. Дуглас издавал наиболее популярную до гражданской войны газету «Северная звезда» («North star»), известную впоследствии как «Frederick Douglass’ paper».

Аболиционизм не был однородным движением. Здесь в единый демократический фронт слились и борьба фермеров и рабочих против рабовладения, и деятельность части северной промышленной буржуазии, заинтересованной в ликвидации рабства как экономически невыгодного, и искреннее возмущение либеральной, демократически настроенной интеллигенции позором рабства. Наиболее активными аболиционистами были сами негры. Между различными течениями в аболиционистском движении существовали серьезные разногласия по многим политическим вопросам, и, в частности, но вопросу о применении силы в борьбе против рабства— разногласия, приведшие позднее к расколу.

Деятельность аболиционистов протекала в обстановке террора и преследований со стороны плантаторов и их пособников. Нуяшо было незаурядное мужество, чтобы выступать против рабства не только в южных штатах, но и на Севере. Так, в 1837 г. в северном штате Иллинойс был убит видный аболиционист И. Ловджой.

Среди аболиционистов следует также назвать имена Уэнделла Филлипса, Гарриэт Бичер-Стоу, чей роман «Хижина дяди Тома» (1851) в значительной мере способствовал собиранию сил аболиционистов, и др. Большую роль в аболиционистском движении играли американские марксисты Иосиф Вейдемейер, Фридрих Зорге, Адольф Дуэ и др. Некоторые из них сражались в годы гражданской войны в рядах северян.

Значительный вклад в развитие аболиционистского движения внесли памфлеты и книги аболиционистов-негров: знаменитый «Призыв Уокера» («Walker’s appeal», 1829), звавший рабов к вооруженному восстанию, статьи и открытые письма Г. Гарнета, памфлеты У. Нелла, воззвание Ф. Дугласа «Требования негров, рассмотренные с точки зрения этнологии» («Claims оf Negroes ethnologically concerned», 1854) и др. У. У. Браун и Д. Пеннингтон ездили по городам США и других стран, ведя пропаганду против рабства и собирая средства, необходимые для борьбы.

Одна из замечательнейших фигур аболиционистского движения — бывшая рабыня Гарриэт Табмен, активнейшая участница «тайной дороги» (underground railway). «Тайная дорога» представляла собой цепь убежищ для беглых рабов по пути из рабовладельческих штатов в Канаду. В работе «тайной дороги» принимали участие тысячи негров и белых, многие из которых известны только под псевдонимами. Совершая поездку за поездкой из южных штатов на Север, Г. Табмен лично освободила из рабства свыше 300 негров и воодушевила на бегство тысячи. За голову Г. Табмен в 1856 г. плантаторы объявили награду в 40 тыс. долларов, но схватить ее не удалось. В период гражданской войны Г. Табмен сражалась в войсках северян и в партизанских отрядах.

К середине XIX в. рабство изжило себя. Изобретение прядильных машин, введение различных технических усовершенствований повысили производительность труда в промышленности и резко увеличили потребность в хлопке. Труд рабов, даже при условии жесточайшей его эксплуатации, оставался малопроизводительным, продуктивность его не соответствовала новым требованиям промышленности. Система рабства тормозила также развитие капитализма в США и образование единого внутреннего национального рынка. Отмена рабства стала, таким образом, необходимым условием для дальнейшего развития капитализма. Кроме того, отрицая за частью народа все человеческие права, система рабства являлась угрозой для благосостояния и гражданских свобод всего американского народа и вызывала растущий протест негров и широкое движение против рабства среди различных слоев американского населения.

Однако плантаторы не собирались добровольно отказаться от власти. В 1820 г., в результате Миссурийского компромисса, они добились установления границы рабства по 36°30' северной широты. В 1850 г. под нажимом плантаторов Конгресс принял новый закон о беглых рабах, гораздо более суровый, чем закон 1793 г. 1J а в 1854 г., благодаря биллю о        Канзасе и Небраске, предоставившему решение вопроса о рабстве на той или иной новой территории самим поселенцам, были уничтожены какие-либо юридические преграды для распространения рабства на всей территории США. Однако все это в свою очередь привело к усилению волнений рабов и к росту аболиционистского движения в десятилетие, предшествовавшее гражданской войне.

Предгрозовой вспышкой гражданской войны в Соединенных Штатах была гражданская война в Канзасе, за которой последовало восстание Джона Брауна (1859). Браун (1800—1859), белый фермер из Ричмонда (Огайо), видный аболиционист и деятель «тайной дороги», задумал со- вершить поход в Виргинию, поднять всеобщее восстание рабов и образовать в горах Мэриленда и Виргинии свободный штат как базу для борьбы за освобождение всех рабов. В ночь на 16 октября 1859 г. Браун с небольшим отрядом в 22 человека (из них пять негров) двинулся на г. Харперс- Ферри и захватил арсенал. Однако поход Джона Брауна оказался недостаточно подготовленным. Оставшись без поддержки, отряд Брауна был окружен и после ожесточенного сражения разгромлен. Тяжелораненный Джон Браун был захвачен в плен, обвинен в государственной измене и подстрекательстве рабов к мятежу и приговорен к повешению. В своей последней речи на суде Браун отверг все предъявленные ему обвинения и признал себя виновным только в одном — в намерении освободить рабов 2.

Казнь Джона Брауна вызвала взрыв возмущения во всем мире, и приблизила кризис, который разразился в 1861 г. Первый удар нанесли плантаторы: в 1860 г., после избрания президентом А. Линкольна, представителя Севера, они объявили о выходе ряда южных штатов из состава Союза, а в начале 1861 г. атаковали войска северян у форта Самтер. Так началась гражданская война Севера и Юга.

В гражданской войне 1861—1865 гг. стояли задачи буржуазно-демократического преобразования общества, уничтожения рабства и передачи политической и экономической власти по всей стране в руки промышленников Севера. В статье «Гражданская война в Северной Америке» К. Маркс охарактеризовал положение следующим образом: «Современная борьба между Югом и Севером есть... не что иное, как борьба двух социальных систем — системы рабства и системы свободного труда... Она может кончиться лишь победой одной из этих систем»3.

Война приняла затяжной характер из-за нерешительной политики правительства Авраама Линкольна, отражавшей реальные противоречия сил, столкнувшихся в войне, и в то же время колебания буржуазии. Основную цель войны Линкольн видел в сохранении союза штатов, в возвращении в союз 11 мятежных штатов Юга, а не в уничтожении рабства. И лишь когда северяне потерпели ряд поражений и обстановка на фронтах стала угрожающей, под давлением народных масс и при огромной активности самих негров Линкольн подписал закон о конфискации рабов плантаторов-мятежников (6 августа 1861 г.), о запрещении выдачи беглых рабов (31 марта 1862 г.) и об освобождении с выкупом негров в округе Колумбия (16 апреля 1862 г.). И, наконец, 22 сентября 1862 г. была опубликована историческая Прокламация об освобождении (Emancipation proclamation), по которой с 1 января 1863 г. все рабы в мятежных штатах, если мятеж не будет прекращен, получали свободу «отныне и навеки». С 1 января 1863 г. рабы, правда, только в отложившихся штатах, получили личную свободу.

После победы северян и освобождения негров важнейшим вопросом стал вопрос о перестройке всей политической и экономической жизни на Юге, вопрос о реконструкции Юга. В марте 1865 г. было учреждено Бюро по делам беженцев, освобожденных негров и покинутых земель (The Bureau of freedmen, refugees and abandoned lands) во главе с генералом О.-О. Говардом. В задачи Бюро входила всесторонняя помощь освобожденным неграм в новых для них условиях. Бюро просуществовало до 1868 г., и деятельность его имела большое положительное значение.

Однако негры были освобождены без выкупа, но и без земли, без средств к существованию. Крупное плантационное землевладение не было уничтожено, политическая власть рабовладельцев была лишь на некоторое время поколеблена, но не сломлена. И хотя негры сами с оружием в руках принимали участие в борьбе за свое освобождение, хотя свыше 200 тыс. негров сражалось в армии северян и 37 тыс. из них пали в этой войне,— негры не получили ни настоящей свободы, ни, тем более, равноправия. Освободившись от рабства у плантаторов, они попали в кабалу к тем же плантаторам и были вынуждены на кабальных условиях работать у своих прежних хозяев наемными рабочими или арендаторами. «Рабство отменено, да здравствует рабство!»,— так определил положение один из реакционных деятелей той эпохи.

После убийства Линкольна 14 апреля 1865 г. и прихода к власти Э. Джонсона, проводившего политику уступок по отношению к плантаторам, реакция в южных штатах вновь подняла голову. В 1865—1866 г. в различных штатах Юга были введены так называемые «черные кодексы» (Black codes), по существу восстанавливавшие рабство негров. Типичны, например, законы, принятые в 1865 г. в штате Миссисипи1. По этим законам неграм, под страхом пожизненного тюремного заключения, отказывалось в праве вступать в брак с белыми, запрещалось носить оружие, урезывались гражданские свободы негров и ограничивалось их право владеть землей. Почти во всех южных штатах у негров оспаривалось избирательное право, и негры фактически устранялись от участия в политической жизни. Согласно закону о подмастерьях (Apprentice law), все негры — подростки до 18 лет, не имеющие родителей, или дети бедных родителей (poor minors), отдавались в услужение белым, которые могли их насильно удерживать в услужении, возвращать в случае побега по суду и подвергать телесным наказаниям. Негры допускались только к самым тяжелым и грязным работам. Во многих штатах существовали законы о бродяжничестве (Vagrant laws), по которым негры, не занятые на постоянной работе, объявлялись бродягами, заключались в тюрьму и отправлялись в каторжные бригады или насильственно возвращались на работу к прежним плантаторам. Законы о бродяжничестве применялись крайне широко, и им всегда давалось толкование, угодное плантаторам. В южных штатах процветала система кабального пеонажа, использования труда арестантов, которые часто приковывались к одной цепи и должны были выполнять работы по прокладке дорог или другие тяжелые работы, проводившиеся в том или ином штате. Была установлена также «система общественной изоляции и сегрегации (отделения) негров, система джим-кроуизма 2. Это значило, что негры могли селиться только в определенных, строго ограниченных районах, посещать только определенные и низшего разряда гостиницы, рестораны, театры, ездить только в вагонах с надписью «для цветных». Это означало тысячи мелких и крупных унижений, которым и поныне в той или иной степени подвергаются негры в современной Америке.

Результатом массового движения протеста как негров, так и белых республиканцев против «черных кодексов» и событий на Юге США было одобрение конгрессом 13-й поправки к конституции об отмене рабства (1865), 14-й поправки о гражданских правах негров (1868) и 15-й поправки об избирательных правах негров (1870). В 1867—1868 гг. конгресс утвердил законы о реконструкции Юга, в соответствии с которыми южные штаты разделялись на пять военных округов и там вводилась военная диктатура, осуществляемая войсками северян. Штаты избирали свои временные органы власти на основе всеобщего избирательного права (включая негров), причем конфедераты, бывшие активные участники мятежа, лишались права голоса. Негры оказались избранными в законодательные учреждения ряда штатов. Так, Г. Эптекер указывает1, что в штате Миссисипи после выборов 1870 г. в палате представителей было 30 негров, а в сенате — пять. «В 1866 г.,— пишет У. Фостер о Юге,— начинается десятилетие самого широкого демократического развития штатов, подобного которому не было ни до того, ни после»2. В этот период был проведен ряд прогрессивных буржуазно-демократических преобразований: установлены всеобщее избирательное право для мужчин и новые права для женщин, создана государственная школьная система и система обеспечения престарелых, введено гражданское равноправие, отменены «черные кодексы» и т. д.

Но основная задача революции — перераспределение земли, уничтожение плантационного хозяйства, а тем самым и политической и экономической мощи и засилия рабовладельцев,— решена не была. Это дало возможность реакции в южных штатах собрать силы и перейти в наступление. Начали создаваться многочисленные террористические группы, совершавшие убийства, избиения и другие акты насилия против негров и их белых союзников и разжигавшие расовую ненависть.

Одной из таких групп был Ку-клукс-клан, организованный в 1865 г. в Теннесси. Ку-клукс-клан3 возник как контрреволюционная террористическая организация рабовладельцев для подавления и запугивания освобожденных негров. Ку-клукс-клан был организацией тайной , деятельность его окружалась атмосферой загадочности, был принят ритуал масонских лож4. Одетые в ставшую традиционной форму — белые балахоны с прорезами для глаз и рта, с крестом на груди, темными ночами совершали «рыцари» Ку-клукс-клана свои кровавые и грязные дела — налеты, поджоги, убийства—и исчезали бесследно. Они убивали негров и прогрессивных белых деятелей, устраивали негритянские погромы. Один из наиболее кровавых погромов произошел в 1866 г. в Новом Орлеане.

Излюбленным методом куклуксклановцев было линчевание. Суд Линча 1 — самосуд, жестокая и кровавая расправа без суда. Линчевание — не просто убийство. Оно сопровождается самыми изощренными садистскими пытками и издевательствами над жертвой, которую обычно вешают или сжигают заживо, облив керосином или варом. Суд Линча был использован плантаторами для установления режима террора над освобожденными неграми. В 1871 г. террор Ку-клукс-клана достиг таких размеров, что президент У. Грант был вынужден назначить следствие и издать закон о запрещении Ку-клукс-клана. После этого Ку-клукс-клан ушел в подполье, но преступная деятельность его не прекратилась.

Добившись осуществления своих целей и боясь дальнейшего углубления революции, буржуазия Севера пошла на сделку с рабовладельцами для организации единого фронта против рабочего и фермерского движения и национально-освободительной борьбы негритянского народа. К 80-м годам XIX в. оформился сговор между капиталистами Севера и плантаторами Юга, который носит в истории название компромисса, или предательства, Хейса — Тильдена (1877). Хейс — кандидат в президенты от республиканской партии, партии северной буржуазии, получил поддержку плантаторов и был избран президентом после того, как обещал вывести с Юга войска северян. Этим компромиссом закончился период реконструкции.

Освобожденные негры оказались на Юге в крайне тяжёлых условиях. Американская буржуазия «... постаралась на почве «свободного» республиканско-демократического капитализма восстановить все возможное, сделать все возможное и невозможное для самого бесстыдного и подлого угнетения негров.. Замкнутость, заскорузлость, отсутствие свежего воздуха, какая-то тюрьма для «освобожденных» негров — вот что такое американский юг»,— писал В. И. Ленин2.

Большинство негров в качестве издольщиков продолжало работать на хлопковых полях и на фермах, часто принадлежавших прежним хозяевам или их детям. Система издольщины, сложившаяся в южных штатах после гражданской войны, полностью отдавала арендатора на милость землевладельца. У издольщика не было никакой собственности, ни земли, ни средств производства, ни скота, ни денег, ничего, кроме рабочих рук. Издольщики жили в глубокой нищете, платя плантатору за право пользоваться землей половину, а иногда и две трети урожая. Одновременно повсюду в южных штатах восстанавливаются «черные кодексы» и вводятся законы, под тем или иным предлогом лишающие негров избирательных и гражданских прав. Снова устанавливается сегрегация негров и белых в общественных местах, в школах и т. д.

Вступление США в стадию империализма ознаменовалось усилением реакции во всех областях жизни. Участились и антинегритянские выступления и погромы. Резко пошла вверх кривая линчеваний. Одновременно выступают погромщики от литературы (Диксон, Пейдж и др.), в произведениях которых содержались прямые призывы к расправе с неграми. Снова было пущено в ход испытанное идеологическое оружие рабовладельцев — «теория» превосходства белой расы. Реакционные силы капитализма находили всё новые формы порабощения негритянского населения, рассматривая его как источник сверхприбылей. К 1915 г. Ку- клукс-клан был реорганизован и превратился в орудие борьбы крупного капитала и монополий против коммунистов, профсоюзного движения, национально-освободительного движения негров и против других про- грессивных сил Америки.

В годы первой мировой войны, чтобы оправдать вступление США в империалистическую бойню и привлечь в армию негров, американская буржуазия провозгласила своей целью защиту мировой цивилизации, культуры и демократии от немецких варваров и обещала неграм коренным образом изменить их поЛжение после войны. Многие негры были обмануты этими обещаниями. Свыше 400 тыс. негров служило в американской армии во время первой мировой войны. Сотни американских негров получили высшие французские, бельгийские и американские награды за храбрость и отвагу. Но когда негритянские солдаты начинали понимать захватнические, несправедливые цели и сущность первой мировой войны, они отказывались плыть за океан и служить пушечным мясом ради интересов американских империалистов. Так, в августе 1917 г. восставшие солдаты негритянского полка в Хьюстоне (Техас) перебили офицеров и отказались ехать в Европу. Восстание было жестоко подавлено, многие негритянские солдаты расстреляны, а 200 солдат приговорены к долголетней каторге.

Когда война окончилась и солдаты-негры вернулись в Америку, там ничего для них не изменилось. Негров, поступивших во время войны на заводы и фабрики, теперь увольняли. В связи с кризисом послевоенного времени резко ухудшилось, в частности, положение негров-фермеров и сельскохозяйственных батраков. Многих вернувшихся из армии солдат-негров линчевали за то, что они посмели выходить на улицу в военных мундирах и при орденах. Напуганная все возрастающим гневом негритянского народа, американская буржуазия перешла к методам прямого насилия и инспирировала в 1917 и 1919 гг. массовые негритянские погромы, прокатившиеся по всей стране. Особенно кровопролитным был погром в Сент-Луисе летом 1917 г. В 1919 г. в Чикаго, где погромщики получили отпор со стороны негритянских рабочих и бывших солдат, происходили настоящие уличные бои.

Острое недовольство и возмущение негритянских солдат, мелкой буржуазии и части рабочих и батраков использовал авантюрист Марк Гарви, возглавивший движение негров за возвращение в Африку1. Реакционные утопические буржуазно-националистические лозунги Гарви — создание африканской негритянской империи, «Африка для африканцев»— не получили поддержки передовой части негритянского народа. Вскоре обнаружилось, что Гарви вступил в соглашение с Ку-клукс-кланом и добился его невмешательства в свои дела, объявив свою организацию антикоммунистической. Эти разоблачения вызвали массовый выход негров из гарвистских организаций. После ареста Гарви за махинации с общественными деньгами гарвизм постепенно сходит на нет. В 20-х годах негритянское националистическое движение ослабело в связи с вступлением Америки в период так называемого «просперити».

Кризис 1929—1933 гг., развернувшийся на базе общего кризиса капиталистической системы хозяйства, положил конец иллюзиям о прочности американского «процветания» и вызвал дальнейшее обострение классовой борьбы. В эти годы с большей чем когда-либо прежде четкостью в Америке происходит размежевание сил демократии и прогресса, с одной стороны, и сил реакции и фашизма — с другой. В США появляются многочисленные фашистские и профашистские организации и группы, снова идет вверх кривая линчеваний (по официальным данным, в 20-х годах зафиксировано 19—20 линчеваний в год, в 1631 г.—79, в 1934 г.—84), был провален в сенате из-за обструкции южных сенаторов закон против линчеваний (об изъятии дел о судах Линча из ведения судебных органов отдельных штатов и о передаче их федеральным властям и федеральному суду). Но 30-е годы были периодом растущей сплоченности и организованности американского рабочего класса, проявленных им в грандиозных массовых стачках. Это было время большой политической активности американского пролетариата и передовой интеллигенции, особенно в избирательных кампаниях 1932 и 1936 гг., когда Коммунистическая партия США выдвинула своих кандидатов Уильяма Фостера и негра-комму- ниста Джеймса Форда.

В 30-х годах меняется характер негритянского освободительного движения. До тех пор освободительное движение возглавляла негритянская буржуазия, которая стремилась направить его по ложному, буржуазнонационалистическому пути. Теперь вождем движения становится негритянский пролетариат, выросший в результате пролетаризации негров и передвижения их в промышленные районы Севера в годы первой мировой войны и после нее.

Впервые в широком рабочем движении 30-х годов негры-рабочие почувствовали себя частью американского рабочего класса. Их борьба против расовой дискриминации влилась в общий фронт борьбы против капиталистического рабства. Именно поэтому американские рабочие так горячо откликнулись на судебные процессы в Скотсборо (штат Алабама) в 1931 г. и в Атланте (Джорджия) в 1937 г. В 1931 г. в Скотсборо были приговорены к смертной казни по ложному обвинению в изнасиловании белых женщин девять негритянских юношей, младшему из которых было тринадцать лет, а старший едва достиг девятнадцати. Совместное выступление белых и черных рабочих, протест общественности всего мира заставил Верховный суд США пересмотреть дело; семеро юношей были освобождены, двое приговорены к тюремному заключению, но жизнь их была спасена.

В Атланте был осужден на 20 лет каторги по закону о преследовании за мятеж, введенному еще во время гражданской войны, негр-коммунист Энджело Херндон, организовавший в 1932 г. объединенную демонстрацию белых и черных безработных и провозгласивший классовую солидарность рабочих независимо от цвета кожи. Широкая кампания протеста со стороны рабочих Америки и всего мира заставила суд выпустить Херндона на поруки. В кратчайший срок была собрана в виде добровольных пожертвований сумма, необходимая для внесения залога. А в июле 1937 г. закон, по которому осудили Энджело Херндона, был признан неконституционным.

В 1936—1938 гг., когда в Испании шла борьба народа против фашистских мятежников, был создан Негритянский комитет помощи испанской демократии. В рядах добровольцев Интернациональной бригады сражалось много негров. Некоторые из них пали смертью героев в этой борьбе — Алонзо Уотсон,Оливер Лоу, Мильтон Херндон (брат Энджело Херндона)идр.

Большую разъяснительную и организационную работу вела среди негров в эти годы американская компартия — единственная партия, до конца последовательно защищающая интересы негритянского народа. По призыву компартии была проведена мощная демонстрация 6 марта 1930 г. и ряд других демонстраций белых и негритянских безработных. Коммунисты вовлекали негритянских рабочих и издольщиков в стачечное движение, вели борьбу в профсоюзах против дискриминации негров, проводимой реакционными лидерами, руководили кампаниями за освобождение юношей из Скотсборо и Энджело Херндона. Многочисленные книги и брошюры американских коммунистов популяризировали точку зрения компартии по негритянскому вопросу1.

В годы так называемого «нового курса» негры добились некоторых конкретных уступок от правительства Ф. Д. Рузвельта, который привлекал отдельных негров в государственный аппарат, правда на незначительные посты. Однако никаких существенных реформ правительство Рузвельта не провело — не были законодательно запрещены линчевания и сегрегация, не были отменены избирательный налог, существующий во многих штатах, и дискриминация негров и т. д.

Негры приняли участие во второй мировой войне; они ненавидели фашизм и его расистские теории и понимали, что если для них нет демократии сейчас, то еще хуже будет в случае победы фашизма. Большое значение имело также то обстоятельство, что США выступали во второй мировой войне в одном лагере с Советским Союзом — страной свободы и равноправия наций.

Около 1 млн. негров вступили или были призваны в армию в США в эту войну. В освободительной борьбе против фашизма негры показали себя прекрасными солдатами, многие из них были награждены орденами и медалями за воинскую доблесть. Однако политика расовой дискриминации, сегрегации и джим-кроуизма продолжала оставаться официальной политикой правящих кругов США. Негры подвергались дискриминации даже при призыве в армию и при прохождении службы. Они проходили военную службу в специальных частях, их старались не допускать в морские и летные школы, старались не дать им специальной квалификации. Так, из 19 тыс. негров, служивших во флоте, свыше 4 тыс. использовалось в качестве поваров и официантов, а остальные — на тяжелых нестроевых работах. Подсобной работой занимались в большинстве случаев и так называемые негритянские авиационные части. К концу второй мировой войны всего 8600 негров имели офицерские звания (из них: 1 генерал и 34 полковника и подполковника; высший чин негра во флоте — лейтенант).

Особенно усилилась дискриминация негров после окончания второй мировой войны в связи с общим наступлением реакции в США. 27 августа 1949 г. в Пикскилле, недалеко от Нью-Йорка, была совершена фашистская провокация против негритянского народа и солидарности американских трудящихся. В этот день банда фашистских хулиганов напала на зрителей, собравшихся послушать песни замечательного негритянского певца и прогрессивного общественного деятеля Поля Робсона, и хотела его линчевать. В течение целого вечера несколько десятков белых и негров самоотверженно отбивали атаки пьяных громил, действовавших- при попустительстве полиции. Однако наглая вылазка американских фашистов не запугала трудящихся. Ровно через неделю, 3 сентября, в Пикскилле состоялся концерт Поля Робсона, на котором присутствовало не менее 25 тыс. человек. Это было большой победой прогрессивных людей США. Концерт охраняли специальные отряды черных и белых рабочих-добровольцев, которые сорвали все попытки хулиганов помешать Робсону петь.

1955—1956 гг. отмечены новым подъемом борьбы негров за свободу и равноправие. Национально-освободительное движение негритянского народа — одно из наиболее широких демократических движений в современной Америке. Как указывалось в проекте резолюции XVI съезда Коммунистической партии США1, для современного этапа развития освободительного движения негров характерна, в частности, возросшая роль негритянского городского населения и негритянского пролетариата, укрепление связи с профсоюзным движением, перенесение центра борьбы на Юг, в цитадель расизма, где в связи с индустриализацией значительно выросла численность рабочих и где наряду с негритянскими рабочими в борьбу включаются широкие слои интеллигенции, священники и т. д. Очень популярен сейчас среди негров лозунг «Добиться свободы к 1963 г.» (т. е. к столетней годовщине освобождения от рабства). Показательные факты приведены, например, в статье Эсланды Робсон2. Негры активизируют борьбу во всех сферах жизни: переселяются из гетто в близлежащие «белые» районы, несмотря на яростное сопротивление Ку-клукс-клана, ведут упорную борьбу в профсоюзах и т. д. Негритянские политические деятели начали кампанию против конгрессменов- расистов, добиваясь их отзыва из конгресса.

Негры начали осознавать свою политическую силу. Все большее распространение получает сейчас возглавляемое священником М.-JI. Кингом движение за то, чтобы в президентских выборах 1960 г. приняло участие не менее 5 млн. негров южных штатов. Негры намерены воспользоваться своими политическими правами и заставить правительство отказаться от политики расовой дискриминации. Негры осознали и свою большую экономическую силу, с успехом использовав ее в экономических бойкотах. Превосходную выдержку и организованность показали, найри- мер, негры в Монтгомери (Алабама), где в течение года с декабря 1955 г. население бойкотировало автобусную компанию, проводившую дискриминацию в отношении негров. По всей стране устраивались митинги в поддержку негров Монтгомери и собирались средства. Местные власти арестовали и предали суду по обвинению в заговоре 90 руководителей бойкота, и в том числе всех негритянских священников города. Но ни сломить, ни запугать негров не удалось. Борьба завершилась победой негритянского населения Монтгомери, заставившего автобусную компанию в декабре 1956 г. отменить дискриминационные порядки и сегрегацию. Аналогичные бойкоты были проведены и в других городах Юга.

17 мая 1954 г., в итоге многолетней борьбы негров и всех демократических сил США, а также сильного давления со стороны мирового общественного мнения, Верховный суд США принял решение о запрещении расовой сегрегации в государственных школах. Однако осуществление этого решения было в основном предоставлено самим неграм.

В Вашингтоне и некоторых городах штатов Оклахома, Миссури, Кентукки и других удалось добиться известных успехов3. Но на крайнем Юге реакционные местные власти отказались выполнить решение Верховного суда, вследствие чего в южных штатах создалась чрезвычайно напряженная обстановка. В ряде городов произошли серьезные столкновения и для восстановления порядка были введены федеральные войска.

Тем не менее негры полны решимости добиться осуществления своих прав. Об этом свидетельствует, например, грандиозная демонстрация, состоявшаяся в Вашингтоне у памятника Линкольну 17 мая 1957 г., в день третьей годовщины принятия Верховным судом решения о запрещении сегрегации. В этот день в Вашингтон, чтобы выразить свой протест против антинегритянского террора в южных штатах и заявить о своей солидарности с борющимися за гражданские права и свободу, съехалось со всех концов страны свыше 50 тыс. негров.

Во всем мире стали известны события, разыгравшиеся в сентябре 1957 г. в Литл-Роке (штат Арканзас), где губернатор-расист Фобус попытался силой не допустить девять негритянских детей в школу, раньше принимавшую только белых. Действия Фобуса и бесчинства местных куклуксклановцев вызвали огромное возмущение по всей стране. В Литл- Рок были посланы федеральные войска. В течение трех месяцев негритянские школьники ходили в школу под охраной солдат, мужественно пробиваясь сквозь строй озверевших хулиганов, и одержали нелегкую победу.

На стороне американских негров — все честные люди США и всего мира, которые понимают, что борьба американских негров за свободу и равноправие является частью общей борьбы против империализма, расизма и колониального гнета, которая идет во всем мире.

lib7.com


Смотрите также