Как попросить политического убежища в сша


Политическое убежище в посольстве США

Если вас притесняют на родине и вы решили кардинально изменить свою жизнь, переехав в США, вы можете воспользоваться программой «Политическое убежище» или запросить статус беженца. Подавать заявку на политическое убежище в посольстве США не имеет смысла, так как такие прошения принимают только в Службе иммиграции и гражданства непосредственно на территории Америки. Тем не менее, в посольстве можно запросить статус беженца. Разницу рассмотрим ниже.

На территории США — запрашивайте убежище

В действующей редакции Закона Уолтера-Маккарена (Закона об иммиграции и гражданстве США) четко обозначено, в каком случае вы имеете право запросить политическое убежище:

  • вы уже находитесь на территории Америки,
  • вы только что прибыли в США или собираетесь пересечь границу.

Имейте в виду, что после 12 месяцев проживания в США ваше дело уже рассматривается в суде. Вам придется доказывать судье, что ваше возвращение на родину по-прежнему опасно. В таких случаях встречается много отказов. Только опытные адвокаты выстраивают сильную линию защиты и выигрывают дело.

На момент подачи заявления проситель может находиться на территории легально и нелегально. Иммиграционный офицер проверит, как вы попали в Америку. Вы должны прилететь на прямом рейсе, а не транзитом.

Есть варианты получить убежище в США, если при прохождении границы заявить об этом желании. Такой путь очень сложен для здоровья и психики. Вас поместят в иммиграционную тюрьму. Вы будете находиться в ней до принятия решения по вашему делу. Это недешевая процедура. Помощь адвоката на месте выльется в приличную сумму. Для усиления кейса вы можете запросить в международных правовых организациях выписку о положении дел на родине и с указанием инцидентов, в которых вы участвовали.

В родине — запрашивайте статус беженца

Прошение можно подать в иммиграционный отдел посольства США у вас на родине. По сути основания для подачи заявки по предоставление статуса беженца те же, что и на получение политического убежища, только подать документы можно в посольстве.

Согласно последним поправкам к Закону об иммиграции и гражданстве и Закону о беженцах вы можете обратиться за статусом беженца, если:

  • Вас дискриминируют по религиозным убеждениям, вам необходимо воссоединиться с родственниками и единомышленниками, так как на вашей родине у вас нет возможности жить в соответствии с ваши вероисповеданием. В частности, это касается баптистов и евреев.
  • Вы имеете близких родственников в Америке. Воссоединение с ними предусматривает поправка Лаутенберга 1989 года к Закону о беженцах. Поправка Лаутенберга позволяет евреям и евангельским христианам иммигрировать в Америку. Россия и бывшие страны СССР рассматриваются как государства, в которых эти конфессии изначально дискриминируются по религиозной линии.

Мы рекомендуем получать статус беженца вместе со своей семьей. Так больше шансов, что вам быстро выдадут выездные документы. Кроме того, так вы подчеркиваете свое тяжелое положение и показываете, что гонениям подвергаются все члены семьи.

Процедура получения политического убежища и статуса беженца в посольстве США

При запросе политического убежища и статуса беженца условия подачи документов одинаковые. С единственной разницей, что претенденты на статус беженца сдают документы в иммиграционный отдел посольства США на территории своей страны. Также им необходимо пройти предварительное собеседование с офицером. На его основании просителю будет выдана виза на выезд в США, где он продолжит защищать свой кейс. Основное интервью нужно выдержать в Службе иммиграции и гражданства по прибытии в страну.

Политическое убежище в посольстве в США не запрашивают. Нужно подавать все документы в Соединенных Штатах. Однако начать оформление документов можно и на родине.

Процедура следующая:

  1. Заполнение формы I-589. Заявление заполняется просителем собственноручно.
  2. Подготовка истории вашего правового конфликта. Вы готовите рассказ о том, почему вы не можете вернуться на родину, описываете все притеснения и преследования, которым подвергались по политическим, религиозным, расовым или гендерным причинам. ИМ «Консул» занимается профессиональным составлением историй для политического убежища на основе детального изучения вашей биографии и фактов притеснения.
  3. Сбор всех возможных доказательств, справок, протоколов, постановлений, которые подтверждают факты угрозы вашей жизни. Прикладываете к делу показания свидетелей.

Это этапы составления кейса. Именно кейс на политическое убежище решает вашу дальнейшую судьбу. Документы надо отослать курьером или лично отнести в любое отделение Службы иммиграции и гражданства. Услуга получения политического убежища является бесплатной.

Иммиграционный офицер после ознакомления с вашим комплектом бумаг вышлет приглашение на сдачу биометрических данных, на которое обязательно нужно явиться

По почте вам назначат дату и время интервью с работником Службы иммиграции и гражданства.

Интервью должно быть связано с вашей историей и доказательствами, приведенными в кейсе. Срок принятия решения после интервью составляет около двух недель. Если ваше прошение не одобрит офицер по иммиграционным делам, дело перейдет на рассмотрение в суд.

Помощь по составлению истории на политическое убежище

Эксперты ИЦ «Консул» оказывают помощь в сборе документов, составлении истории, подготовке к интервью. Мы будем сопровождать вас с момента обращения и до натурализации в Америке. Понять, каковы ваши шансы переехать в США по программе «Политическое убежище» вы можете, записавшись к нам на бесплатную консультацию.

imconsul.com

«Попросить убежище? Но от чего?» Как живут россияне, которые уехали в США по туристической или студенческой визе — и решили остаться — Meduza

В 2016 году 3 529 россиян получили иммиграционные визы в США. Неиммиграционных виз — туристических, студенческих, рабочих — было выдано в 38 раз больше: их получили 136 665 россиян. Каждый год некоторые из получателей таких виз, отправившись в США, решают не возвращаться. «Медуза» нашла и расспросила нескольких человек о том, как им живется и о том, как они легализуют свой статус и обустраиваются.

Александр Смирнов

продавец

Моя жизнь в России меня устраивала — до того момента, как я совершил каминг-аут. Мне стали угрожать в соцсетях и по телефону, расписывали мой подъезд. Я мог прийти домой и увидеть надпись у своей квартиры: «Здесь живет пидор». Меня попросили уволиться из пресс-службы заместителя мэра Москвы по градостроительной политике и строительству. Начальница надавила на мое чувство ответственности: сказала, что если ее босс узнает о моей ориентации и публичном ее раскрытии, уволиться придется всем. Я думаю, этого бы не случилось, но тогда написал заявление об уходе по собственному желанию. Конечно, мне было некомфортно, но когда живешь так ежедневно, воспринимаешь это как часть реальности.

А потом умерла моя бабушка в Благовещенске и оставила мне маленькую двушку-хрущевку. Когда мама рассказала мне об этом, я в течение суток принял решение, что я ее продам и уеду в США — там уже жили мои друзья. Для меня, 40-летнего человека, не знавшего ни одного языка, кроме русского, важны были люди, которые помогут на первых порах с адаптацией, и деньги — без них переезд бы стал авантюрой, на которую я бы в этом возрасте не решился.

Туристические визы мы делали вместе с мамой — я уже понимал, что никогда не вернусь, поэтому мне было важно, чтобы она могла прилетать ко мне. На интервью в консульстве у меня не спрашивали об иммиграционных намерениях, но я знал, что буду просить убежище. Так делают многие беженцы — въезжают в страну как туристы, и в течение следующего года пытаются изменить статус.

Я снял студию в русскоязычной части Бруклина, стал учить язык и изучать город: мы с мамой ходили на бродвейские мюзиклы, отметили мой и ее дни рождения, просто гуляли. Меня поразило, что нам постоянно попадались вежливые люди. Я не видел на улицах пьяных — не возле баров, а просто идущих по тротуару. В Благовещенске таких было в избытке. Да, в метро было грязнее, чем в Москве, но положительных моментов было больше — мне нравился Нью-Йорк, и я с большим удовольствием его изучал. 

Когда мама вернулась в Россию, я легко нашел бесплатных адвокатов: в США юридические компании берут на себя обязательства по помощи людям, у которых нет средств оплатить услуги юриста. Мне помогли подготовить и перевести пакет документов — доказательства того, что моей жизни на родине действительно угрожала опасность. Такие бумаги помогают убедить иммиграционного офицера предоставить убежище, и они у меня были — справка о задержании из полицейского участка, куда я попал после акции протеста по отстаиванию прав геев в России, заметки и интервью в СМИ. С представителями этой фирмы я встречался около 10 раз, за это время мы успели обсудить все: от моих детских лет до последних дней пребывания в России. Адвокаты не любят делать прогнозы, но сказали, что шансы получить убежище, а затем и грин-карту у меня высокие. Дело было готово спустя год, мы подали документы в 2015 году, и с тех пор я жду интервью. Это нормально — здесь очень большая очередь тех, кто хочет получить политическое убежище. По прогнозам, к иммиграционному офицеру я попаду в декабре 2017 или январе 2018 года.

Разрешение на работу мне дали через девять месяцев после подачи заявления. Деньги у меня к этому моменту уже заканчивались, и я устроился работать в магазин — сортировал орехи. Мне платили девять долларов в час, если я работал 40 часов в неделю. Если работал сверхурочно — за каждый «лишний» час платили в полтора раза больше. Это очень небольшие для Нью-Йорка деньги, но моя зарплата сортировщика орехов все равно была выше зарплаты работника пресс-службы в Москве.

На следующей работе я продавал рыбу: принимал товар, чистил карпов и окуней. На нынешней — продаю салаты. Магазин, в котором я работаю, находится недалеко от Манхэттен-бич, большинство покупателей — русскоговорящие, но 15-20% — американцы. С ними я общаюсь по-английски, на это моего языка хватает, но не более. Сейчас я жалею, что, приехав в США, не занялся обучением плотнее, но объясняю это тем, что мне нужно было время, чтобы восстановиться эмоционально. В январе собираюсь вернуться на языковые курсы, пока что на это не хватает времени — работаю по 55-57 часов в неделю. Физически я устаю, конечно, зато морально — отдыхаю. Это лучший коллектив за всю мою богатую трудовую биографию. У нас работают ребята из Украины, Таджикистана, Узбекистана, мы все говорим по-русски, нам нравится общаться друг с другом. Еще один важный для меня момент: я больше не вру. Я не рассказываю всем подряд о своей ориентации, но и не скрываю ее. Если меня спрашивают, честно отвечаю, что гей, а не выдумываю нелепые истории про любимую девушку, развод или несчастную любовь.

Я мечтаю хорошо выучить язык, получить грин-карту и пойти в колледж. Мне кажется, я смогу заниматься социальной работой. А сейчас рад делать то, что делаю: в этом году ко мне на четыре месяца приезжала погостить мама, и я смог оплатить ей билеты и показать лучшие Бродвейские постановки. Когда сидишь в первом ряду, и видишь, как главный герой смотрит маме прямо в глаза — ты гордишься. Потому что ты всего лишь какой-то продавец в каком-то магазине, но ты можешь, не жертвуя ничем, просто жить и радовать маму.

Яна Петрова

операционный директор в строительной компании

Имя героини изменено по ее просьбе

Я работала в крупном издательском доме в Петербурге, была директором по распространению. Я даже не думала что-то менять, в Нью-Йорке оказалась случайно — в гостях у одноклассницы. А там на вечеринке познакомилась с Эваном. Следующие два года мы встречались в Нью-Йорке, где он знакомил меня с родителями, я была у него дома в Колорадо. Эван и Америка нравились мне все больше: я видела, как живут здесь люди, видела, что для тех, кто хорошо работает, покупка своего дома, например, не является заоблачной мечтой — можно взять ипотечный кредит под 3% годовых. А я всегда хотела дом. Поэтому когда Эван предложил переехать к нему, я сразу согласилась. К тому же, я — дочь военного, в детстве мы много переезжали.

Уже в Колорадо мы поженились и собрали необходимый пакет документов для превращения меня из туристки в жену: телефонные разговоры, показания общих друзей и родителей, подтверждающие наши отношения. Пока я ждала разрешения на работу — его в США дают чуть раньше, чем грин-карту, чтобы кандидат мог платить налоги — отношения с мужем стали портиться. Я сходила с ума от безделья — бесконечно наводила чистоту в доме, готовила, даже посадила помидоры и картошку в огороде с видом на Скалистые горы. Мужа раздражала моя активность: у американцев другая ментальность, они более расслабленные — например, на то, чтобы сделать две стирки, закупить продукты на неделю и убрать дом, муж отводил себе три дня, а я справлялась за день. Ему было неловко за то, что он лежит на диване, пока я занимаюсь хозяйством, а так как я еще плохо знала язык, детально обсудить все разногласия мы не могли. Потом он ввязался в финансовую авантюру, потерял работу и деньги. На почве финансовых проблем у Эвана случился нервный срыв — в один из дней он сказал, что расправится со всеми, кто лишил его работы и денег, а потом застрелится сам.

Я сбежала из Колорадо в Нью-Йорк — было страшно проверять, осуществит муж задуманное или нет. Английский я знала уже хорошо, грин-карту мне к тому моменту уже дали, в Нью-Йорке приютили друзья, и я стала рассылать резюме: от Conde Nast до маленьких магазинов. Мне было все равно, где работать управляющим: нужно было снимать квартиру и оплачивать счета. В итоге меня взяли на должность заместителя администратора в коворкинг WeWork — я отвечала за то, чтобы все 540 человек, арендующие у нас места и офисы, были довольны. Через полгода стала управляющим, а еще через месяц — ушла в строительную компанию, которая занимается производством и установкой воздуховодов в небоскребы. У меня не было инженерного образования, зато я закончила физико-математическую школу, поэтому в чертежах разобралась легко.

Через два с половиной года я из ассистента доросла до операционного директора. Я управляю производством: занимаюсь согласованием чертежей, закупками, логистикой и коммуникацией с рабочими на объекте. Под моим началом работает 20 человек, а мой начальник в переговорах с новыми клиентами использует меня как вау-фактор — в строительстве до сих пор работает мало женщин. Однажды мы закупили запчасти для нашего оборудования, и, когда нам его привезли, на огромной обернутой в пленку палете был розовый стикер: название фирмы и слоган — «Компания, управляемая женщинами». Я пока не знаю, как к этому относиться: с одной стороны, мы действительно молодцы, с другой — если я успешно управляюсь с бизнесом, зачем дополнительно анонсировать то, что я женщина?

Я так же, как и мужчины, встаю в 5:30, а в 7:00 — уже работаю. Соотношение зарплат у нас разное: там, где женщина получает 92 цента, мужчина получает сто, но мой уровень жизни сейчас меня устраивает — он гораздо выше, чем тот, который был у меня в России. Мне 42 года, я эмигрант, у меня акцент, а еще я не замужем и у меня нет детей — но за шесть лет в Нью-Йорке никто не заставил меня почувствовать себя неловко по этому поводу. Отчасти дело в самом городе — здесь все откуда-то приехали.

А вот мой папа-военный все эти годы считал, что мне нужно вернуться в Россию. Он звонил и стучал кулаком по столу, считая, что, раз личная жизнь не задалась, делать мне в Америке нечего. Поверил в то, что я, кажется, не бедствую, только после того, как я прислала ему фотографию 70-этажного жилого дома у Бруклинского моста. Написала: «Видишь? Это здание строит твоя дочь». Я знаю, он гордится мной — хотя время от времени и ворчит на тему, чего мне в Петербурге не сиделось.

Алена Шарандак

визажистка

Все толстые, едят гамбургеры, запивают их кока-колой и плохо шутят — примерно так я представляла себе Америку лет до двадцати. А потом уехала учиться в Китай и там узнала о программе Work and travel. Подумала — почему бы и нет? Я толком нигде не была, почему бы не съездить еще в одну страну. Так я попала в Оушен-сити, штат Мэриленд. Маленький городок с пляжем и длинной улицей с барами меня не впечатлил: делать было совершенно нечего. Я проработала там поваром три месяца, скопила немного денег и перед возвращением в Россию подарила себе неделю в Нью-Йорке. Он меня потряс! По дороге в [аэропорт] JFK я решила, что обязательно сюда вернусь, и в России взялась за дело: в августе 2011 выбрала школу по изучению английского и подала документы на студенческую визу, а в октябре — уже переехала. Поначалу было страшно: я никого не знала. Потом подружилась с двумя девушками, мы вместе сняли квартиру в конце Брайтон-бич, на Шипшед Бэй — адаптироваться стало легче.

Деньги заканчивались, поэтому я перевелась в более дешевую школу английского — такую, в которой можно было появляться пару раз в неделю для галочки — и устроилась хостес в ресторан на Манхэттене. Это было не совсем законно — если ты студент, должен учиться, а работать не имеешь права. Но я схитрила — использовала номер социального страхования, который мне дали, когда я работала в Мэриленде по программе Work and travel (выдается всем студентам, приезжающим в США по этой программе, чтобы они могли платить налоги — прим. «Медузы»). Владельцы ресторана тоже схитрили — зная, что за нелегального работника их могут серьезно оштрафовать, они платили мне 300 долларов в неделю. Для Нью-Йорка это копейки.

Помню, как смотрела на людей, покупающих в Starbucks латте за 4 доллара, и не понимала, как можно выбрасывать такие деньги. Через 7 месяцев меня мягко попросили — сказали, что дольше работать с нелегалом не смогут. Я перешла в ирландский паб, где столкнулась с харрасментом — ко мне приставал пожилой босс-ирландец, а когда я отказывала, мстил: было уже лето, и он мог заставить меня стоять на улице, под солнцем весь день, без тени. Следующие работодатели — владельцы шашлычной в Квинсе — мне просто не платили: я получала только чаевые. Соответственно, если клиентов не было или никто не оставлял на чай, я, проведя на работе с 11 утра до 12 ночи, не получала ничего. Мои работодатели знали, что деваться мне некуда — собственно, у них работали только такие как я: то есть те, кому легально работать было нельзя.

Так прошло два года. Я меняла работы, понимала, что мне нужна грин-карта, но не знала, как ее получить. Попросить убежище? Но от чего? В России у меня все было хорошо, а врать и наговаривать не хотелось. Рабочая виза? Тоже нет, нужно было быть ценным специалистом — например, ученым или айтишником, а не экономистом, как я, которым может быть каждый второй в Нью-Йорке. Выйти замуж я всегда мечтала по любви и на всю жизнь.

Мечта частично сбылась — я встретила парня, американца колумбийского происхождения, через два месяца он сделал мне предложение, мы поженились, и через год я отправила документы на изменение статуса. Мы сходили на интервью — американские власти лояльно отнеслись к тому, что я работала нелегально, потому что все это время я платила налоги. А еще через два месяца муж избил меня так, что я подала на него заявление в полицию и развелась. Это сильно осложнило жизнь: для того, чтобы получить грин-карту, нужно быть в браке два года. Мне пришлось начать новый кейс: уже в качестве жертвы домашнего насилия. Адвокат обошелся в 10 тысяч долларов, а ждать пришлось следующие два года — к счастью, часть денег дали родители, часть скопила сама.

Я решила изменить профессию — в России я работала мерчендайзером, но мне всегда нравился макияж, я любила красить подруг. Увидела в сети, что в дьюти-фри аэропорта JFK требуется визажист — и решила попробовать. Меня взяли, в основном, потому, что я говорю на трех языках: английском, русском и китайском. Но я постоянно тренировалась в макияже — на работе красила клиентов и коллег, а дома — подруг и себя. Конечно, этого было мало, но когда друг прислал мне объявление о том, что в Chanel в универмаг Блумингдейлс требуются визажисты, я решила попробовать. Готовилась без устали: смотрела на Youtube видео по нескольку часов, повторяла, смотрела, повторяла снова. Моя бизнес-менеджер потом рассказывала, что на интервью ее поразило мое бесстрашие — почти без опыта, я так хотела получить эту работу, что меня взяли. Собеседования длились четыре месяца — меня проверяла служба безопасности, но документы были уже в порядке.

Сейчас я живу в Аппер Ист-сайде в двухкомнатной квартире, одну из комнат иногда сдаю на Airbnb — это помогает платить аренду и оплачивать учебу: я снова решила изменить профессию и стала студентом школы здорового питания Integrative Nutrition. Я не думаю, что вернусь в Россию. Там человек, попавший в плохие обстоятельства не по своей вине и не имеющий связей и сил постоять за себя, может просто исчезнуть с лица земли. Здесь, когда мой муж избил меня, он был американцем, а я — никем, но закон встал на мою сторону. Ему запретили приближаться ко мне, а я год бесплатно ходила к психологу и восстанавливалась. В России у меня родные и друзья, я по ним очень скучаю, но чувство безопасности важнее этого. Важнее всего.

meduza.io

Политическое убежище в США: как получить, условия, документы

Политическое убежище – это специальный правовой статус иностранца. Его предоставляют тем, чьи права и свободы на Родине ограничены или нарушены, кто подвергается преследованиям и имеет реальную угрозу безопасности. При этом признаки нарушений с точки зрения права, не относятся к преступлениям или правонарушениям, то есть, человек не имеет оснований для обращения в правоохранительные органы. Политическое убежище в США подразумевает, что американские власти готовы оказать поддержку иностранцу, взять под защиту.

Общая информация

Попросить убежища иностранец может, только если он находится в США и боится возвращаться на Родину. Страх должен быть обусловлен преследованиями в прошлом либо угрозами в будущем.

Мотивы:

  • Политические взгляды и общественная деятельность.
  • Религиозные убеждения.
  • Расовая, этническая принадлежность к группам.
  • Нетрадиционная сексуальная ориентация.

Перечень ограничений и ущемлений с позиции американского законодательства широк настолько, что многие иностранцы не догадываются, что вправе попросить политическое убежище в США. Различным гонениям и преследованиям могут подвергаться политики, общественные деятели, правоохранители, юристы, финансисты, служители религиозных организаций и т.д.

Решение принимает иммиграционная служба по результатам личных собеседований и знакомства с документами иностранного гражданина. Решение не зависит от того, на каких условиях соискатель приехал в США. Убежище могут получить даже иностранцы, находящиеся на американской территории нелегально. При этом американские законы запрещают депортацию до того, как по делу вынесут окончательный вердикт во всех инстанциях.

Соискатель должен быть готов, что вопрос рассмотрения может затянуться на годы. Все это время путь домой закрыт. Политическое убежище не предоставляют иностранцам, которые потенциально опасны для США и американских граждан.

Обязательные условия

Прежде чем подавать прошение, необходимо учесть обязательные требования:

  1. Просить убежища нужно после того, как истечет срок пребывания в Штатах по неиммиграционной визе. Обычно это полгода. Если заявление примут, в течение 150 дней иностранцу выдадут разрешение на работу. Таким образом, около года гражданин живет в США, не имея права официально трудоустроится. Решать вопрос заработка придется самостоятельно.
  2. Иностранец должен находиться в американском государстве не больше одного года. Если срок больше, то нужно доказывать, что угроза преследования возникла не сразу. Опасность появилась, когда заявитель уже находился в Америке.
  3. Соискатель должен прибыть в США прямым рейсом (перелет или морской круиз) без пересадок в других государствах. В противном случае придется объяснять, почему убежище требуется в Америке, а не в государстве транзита.
  4. Документы, которые соискатель предоставляет в иммиграционную службу, нужно перевести на английский язык. Это касается даже газетных вырезок. К переводу прикладывают копии лицензий бюро переводов и личное заявление переводчика о том, что он осведомлен об ответственности за некачественный или недостоверный перевод. Подпись переводчика заверяет нотариус. Нотариальную печать и апостиль ставят на копии официальных документов.

Не рекомендуется просить политическое убежище в США лицам, у которых на Родине остаются близкие родственники: супруги или дети. Требование не обязательное, однако, лучше учесть. Иммиграционная служба расценит это, как намерение впоследствии подать на гражданство с целью воссоединения семьи. Обращаться за получением убежища лучше сразу вместе.

Перечень документов

Основной документ, который требуется заполнить перед обращением в службу иммиграции, – это форма I-589. В заявлении указывают персональные данные, сведения о членах семьи, образовании и трудовой деятельности. Заполняют на английском языке.

Бланк анкеты I-589

В заявлении иностранец подробно описывает причины возникшей у него тревоги по поводу возвращения на Родину, указывает основания для этого. В подтверждение прикладывает доказательства. Подтверждать историю можно как угодно.

Главное — донести до иммиграционного офицера информацию, что преследование или угрозы были или будут, при этом государство (чиновники или правоохранители) отказываются помогать или не в силах сделать, или предложенная помощь не имеет эффекта.

Примеры доказательств:

  • Постановления об уголовных делах.
  • Заявления в правоохранительные органы.
  • Письменные показания свидетелей об угрозах.
  • Статьи из газет и печатных изданий.
  • Медицинские справки о травмах и побоях.
  • Документы, подтверждающие участие в политических мероприятиях: митингах, забастовках, акциях, шествиях и т.д.
  • Фотографии.
  • Копии обращений в международные правозащитные организации.

Если наглядных доказательств нет, придется письменно объяснить, почему.

Документы в офис иммиграционной службы подают лично или направляют почтой. Если офицер сочтет историю иностранца убедительной, он назначит дату интервью. Время ожидания личной беседы – от 1,5 до 2 месяцев. По почте иностранный гражданин получит уведомление о том, что дело рассмотрят. До окончательного решения ему разрешено остаться на территории США. Перед этим соискателя пригласят на процедуру биометрии.

Особенности интервью

Интервью проводит сотрудник иммиграционной службы. В личной беседе он уточняет нюансы истории и проверяет представленную информацию. Вопросы бывают неожиданными, могут касаться мельчайших деталей и давних событий. Офицер заведомо настроен скептически и нацелен изобличить возможную ложь. Поэтому отвечать нужно уверенно, четко и конкретно, не допуская двусмысленной трактовки. Резкий комментарий следует принимать, сохраняя спокойствие и самообладание.

Длительность беседы – от 30 минут до нескольких часов. С собой можно взять переводчика и адвоката. В конце беседы адвокату разрешают задать клиенту вопросы. Защитник вправе резюмировать беседу и обратиться к иммиграционному офицеру от имени иностранца.

Ответ претенденту направляют через две недели в письменной форме. Решение может быть как положительным, так и отрицательным. Отказ означает, что сотрудники миграционной службы не увидели весомых оснований для получения иностранным гражданином политического убежища.

После официального уведомления об отказе он должен покинуть американскую территорию либо доказывать свою правоту в высших инстанциях. Таковой является Иммиграционный суд.

Судебный процесс

Американское государство на процессе представляет прокурор и сотрудники иммиграционной службы. Заявление суд обязан рассмотреть. Причем устанавливать нюансы истории и обстоятельства происшествий начинают с нуля. Результаты неудачного собеседования в расчет не принимают. Убедительные аргументы дают соискателю реальный шанс на получение убежища.

Первое слушание назначают в течение 180 дней. Судья знакомиться с заявлением и изучает доказательства. На процессе могут присутствовать свидетели, адвокат иностранного гражданина. Судья вправе использовать перекрестный допрос и опрашивать всех участников процесса. По итогам слушаний служитель Фемиды оглашает вердикт.

По статистике, количество положительных решений, вынесенных Иммиграционными судами, больше, нежели сотрудниками иммиграционной службы на этапе собеседования. Однако длиться судебная тяжба может три и даже пять лет.

В случае отказа можно пойти дальше и подать апелляцию в федеральный суд и иммиграционную коллегию. Этот процесс продлится еще несколько лет. Все то время, пока заявление на получение убежища путешествует по кабинетам и судам, иностранец живет и работает в США, имеет право получать образование. Однако если финальным решением станет отказ, ему придется немедленно уехать.

Полезная информация

По американским законам, обращаться с прошением нужно после того, как выданная не иммиграционная виза перестанет действовать. Некоторые этого не дожидаются и подают заявление раньше.

Возникает двоякая ситуация: иностранец, который получает краткосрочную визу, на личном собеседовании доказывает офицеру, что иммиграционные намерения отсутствуют. И тут, приехав в США, просит политического убежища. Это не добавляет заявителю шансов на положительный исход. В таких случаях придется доказывать, что непреодолимые обстоятельства возникли уже после отъезда в США.

Бороться за получение политического убежища иностранец может самостоятельно или с помощью юристов и экспертов. Хороший юрист незаменим на собеседовании и подготовке к нему. Он расскажет, как получить политическое убежище в США в конкретной ситуации, морально подготовит к беседе, укажет на ошибки, отметит сильные и слабые стороны.

На суде роль адвоката возрастает еще больше. От убедительных доводов и весомых аргументов, которые он приведет, во многом зависит исход процесса.

Адвокат вправе не взяться за историю, которая кажется ему не убедительной. Адвокат не сочиняет факты, чтобы придать весомость, не редактирует документы. Он работает с тем материалом, который предоставил клиент. Кроме юристов, вопросами иммиграции занимаются паралигалы и иммиграционные специалисты. Это не квалифицированные правозащитники, однако, люди с большим опытом.

Они знают нюансы ведения дел, могут предсказывать реакцию иммиграционных служб, разбираются, какие факты лучше усилить, а о каких – умолчать. Такие специалисты не представляют интересы заявителя в суде, однако способны хорошо подготовить иностранца к грядущим тяжбам, отработать варианты интервью и даже подкорректировать документы.

Гарантировать положительный результат не может никто. Оплачивая труд посредников, соискатель приобретает их знания и опыт, однако, расходы в случае отказа не компенсируют.

turdocs.com

Политическое убежище в США

Правительство США обеспокоено ситуацией с соблюдением прав и свобод человека, в частности на территории России и стран бывшего СНГ, в связи с чем приняты федеральные законы, в соответствии с которыми установлена четкая процедура подачи заявлений на политическое убежище, их рассмотрения, а также меры дальнейшей поддержки лиц, получивших политическое убежище на территории Соединенных Штатов Америки, в том числе, содействие в изучении языка, базовая материальная поддержка, трудоустройство и т.п.

В теории основания, по которым можно получить политическое убежище, выглядят достаточно просто и понятно. Однако практика подачи, рассмотрения и, самое главное, удовлетворения прошений об убежище значительно шире установленных рамок. Прямыми свидетельствами притеснений со стороны государства могут являться, например, возбужденные в отношении Вас уголовные дела за высказывания в прессе или интернете о действующих политических деятелях, общественно-политическом строе, выражение несогласия с курсом президента или правительства. На слуху у всех многочисленные дела против оппозиционных интернет-блогеров, публично опровергающих законность действующей власти и открыто выступающих против нее, а также дела против граждан, просто посещавших митинги и шествия, в дальнейшем преследуемых органами власти.

Также весомым фактором может являться угроза Вашей жизни или здоровью как представителю, например, какой-либо национальной или религиозной общины. Косвенным же свидетельством может являться повышенное внимание к Вам как владельцу определенного бизнеса, желание захватить или устранить его в преступных целях, дискриминация в связи с Вашими сексуальными взглядами, например, постоянные отказы в приеме на работу, создание неблагоприятных условий для обучения, либо отказ в льготах, пособиях или иных благах, а также ситуации, когда вы чувствуете опасение за жизнь, здоровье или имущество, однако обращения за помощью к государству бесплодны и вы не можете добиться соответствующей защиты.

Таким образом, для того, чтобы получить американское убежище, достаточными основаниями будут любые признаки возможной опасности жизни, здоровью или имуществу, дискриминация или просто угрозы как в отношении самого лица, запрашивающего убежище, так и его близких или родственников.

Упрощенно процедуру получения убежища в США можно описать в следующей схеме: “подача заявления и открытие дела (кейса) – интервью в иммиграционным офицером – получение политического убежища или отказ с соответствующими последствиями”. При этом, несмотря на внешнюю простоту, в процедуре имеется множество подводных камней в связи с особенностями федерального законодательства, а также практики его применения.

www.politicalasylumusa.com


Смотрите также