Ипотечный кризис в сша


Ипотечный кризис 2008 года в сша - его причины и последствия

Здравствуйте, дорогие читатели! Вас рад приветствовать Руслан Мифтахов, и сегодня мы рассмотрим одно из самых глобальных экономических событий последнего времени — ипотечный кризис 2008 года в США, последствия которого и сейчас влияют на экономическую обстановку в мире.

Задавались ли вы вообще в чем причина мирового кризиса, который произошел в недалеком 2008 году? Ну кризис и кризис все знают все слышали, а что конкретно и почему он случился, мало кто задумывался или просто не понимал.

Поэтому я решил рассмотреть причины и последствия этого кризиса, чтобы понять: грозит ли России такой же сценарий, в современных условиях подорожания доллара, ведь о проблемах выплаты валютных кредитов в нашей стране слышали практически все.

Причины ипотечного кризиса в США

Основная причина зарождения проблем в сфере ипотечного кредитования в США – снижение цен на недвижимость и безответственный подход к кредитованию ипотек.

Все началось с того, что на протяжении пяти лет до этого события, стоимость недвижимости неуклонно увеличивалась, и ипотечное кредитование стало очень выгодным, что и послужило развитию «нестандартных» кредитов.

«Нестандартные» — это такие кредиты, которые выдаются по упрощенным требованиям к заемщикам, тем самым неся большой риск для кредиторов. При этом их выдавали в основном не банки, а различные ипотечные компании, которые, не имея собственный капитал, брали его через краткосрочные банковские займы, чтобы профинансировать свою деятельность.

Если изначально подобные компании в условиях конкуренции просто снижали ставки, то потом стали еще больше занижать свои требования. И к 2006 году доля таких некачественных кредитов стала равной 20% от всех ипотек.

Это привело к тому, что клиентами американских ипотечных компаний стали в основном недобросовестные, малообеспеченные спекулянты, и когда они перестали отдавать долги, компаниям, чтобы выйти из сложившейся ситуации, пришлось продавать ипотечные закладные инвесторам не только из США, но и по всему миру.

Когда в 2007 году стоимость недвижимости в США резко упала, и стала естественно ниже приобретенных закладных, все инвесторы понесли колоссальные убытки, от чего пострадала экономика многих стран.

Каковы его последствия и влияние на мировую экономику?

Все участники некачественных кредитов, и крупнейшие системообразующие банки США стали банкротами. Несмотря на меры, предпринятые правительством Америки (ипотечные компании были национализированы, ставки по кредитам снизились на 0,5%), просроченная задолженность составила 98 млрд долларов. Это спровоцировало также кризис мировых банков.

Заемщики, которые, из-за подорожания недвижимости на 8-12%, стали неплатежеспособными, должны были оставлять свои дома банкам. И таких семей было около 100 тысяч.

Помимо серьезных трудностей внутри США, кризис оказал влияние на экономику всего мира. Практически все фондовые биржи обвалились. Индекс S&P 500 снизился на 30% (это список крупнейших компаний Америки с наивысшей капитализацией), индекс развитых стран MSCI World упал на 32,3%, а индекс развивающихся рынков – на 40,5%.

Судя по этим данным, фондовые рынки по всему миру пострадали еще больше, чем США. И основная для этого причина – это то, что весь мир привязан к американскому доллару, который является эквивалентом торговли. И если проблемы настигли Америку, то они будут распространяться дальше.

Посмотрите короткое видео, где вкратце рассказывается вся схема финансовых махинаций. К чему это все привело мы все прекрасно знаем.

Если кратко описать состояние экономики США, то его можно сравнить с черной дырой, которой необходимо все больше внешних инвесторов для покрытия своих долгов. С 2005 года величина сбережений американцев отрицательная. Данная страна потребляет около 35% товаров мирового производства, а производит лишь 20%, и внешний федеральный долг увеличивается.

Сейчас занятость в США, за счет переноса рабочих мест в Китай и развивающиеся страны, стремительно снижается. Также на экономику страны очень сильно влияют огромные расходы на различные военные действия, которые способствуют оттоку средств из бюджета.

После кризиса в 2008 году банки изменили свое отношение к ипотекам. Процентные ставки повысили, заемщиков проверяют намного строже, и практически все программы без первоначального взноса отменены.

Кто заработал на кризисе?

В 2007 году Квинсу Джону Полсону, уроженцу Нью-Йорка, принес его инвестиционный фонд, который называется Paulson&Co 3,7 млрд. долларов, опередив Д. Сороса, получившего 2,9 млрд.$ и Д. Симонаса – 2,8 млрд. $.

Полсон занял первое место в рейтинге управляющих, составляемом журналом Альфа.

Ранее Полсон был партнером Леона Леви и Дж. Нэша, которые были легендами Уолл Стрит. В 1994 году он открыл свою инвестиционную компанию, дела которой шли не так хорошо – в 2002 году она имела лишь 500 млн.$.

И только в 2007 году объем инвестиций вырос до 28 млрд.$, а информация о большинстве инвесторов скрыта. Вклад инвесторов в успехе Полсона огромный, но и нельзя отнимать его ум, и готовность идти против течения.

Не грозит ли такой кризис России?

Отечественные эксперты американский сценарий считают маловероятным для нашей страны. И на это есть несколько причин:

  1. Ипотечное кредитование для нас является относительно новым продуктом (оно начало развиваться меньше 10 лет назад).
  2. Наши банки обеспечивают кредиты собственными активами, и более тщательно оценивают риски, связанные с невозвратом средств.
  3. Жилье у нас продолжает расти, и компаний, которые могут выдать нестандартные кредиты очень мало.
  4. Центральный банк России следит за развитием ипотечного кредитования, и делает их для банков невыгодными.

Сейчас доля валютных кредитов по ипотеке составляет 3,5%, и этой проблемой заняты наши власти. Поэтому у нас есть надежды решить и эту проблему.

Таким образом, на нашу экономику, как и в целом на мировую, сильное влияние оказывала и оказывает Америка, ипотечный кризис в которой затронул весь мир.

Но он научил многие финансовые учреждения подходить ответственно к вопросам кредитования, инвестирования, и к экономическим факторам в целом. И учитывая обстановку в России, мы можем быть спокойны – у нас такой кризис не произойдет.

Кстати, говоря есть фильм по этой теме, если не смотрели посмотрите, называется «Игра на понижение».

На этом мы подошли к концу сегодняшней темы, которая, надеюсь, была вам интересна! Мы очень старались, и будем рассчитывать на ваши положительные оценки и комментарии!

Всем отличного дня и до встречи!

С уважением, Руслан Мифтахов.

ruslantrader.ru

Уроки истории: чему научил ипотечный кризис в США

Сегодня о проблеме валютных ипотечных заемщиков в России не слышал разве что глухой. Из-за резкого удорожания доллара выплаты по ипотечным кредитам в валюте стали не посильными для многих российских семей. Мы решили обратиться к истории, чтобы оценить вероятность повторения американского сценария, когда без крыши над головой остались сотни тысяч семей.

Ипотечный кризис в США — это одно из главных событий в мировой экономике за последнее десятилетие. Особенно, если учесть что его последствия, по мнению некоторых экспертов, до сих пор сказываются на экономической обстановке в мире.

Причины

Основной причиной проблем в секторе ипотечного кредитование в США стало падение цен на недвижимость. Дело в том, что с 2000 по 2005 год цены на недвижимость постоянно росли и этот рынок привлек многих игроков. В таких условиях ипотечные кредиты были крайне выгодны для кредиторов, что поспособствовало развитию рынка «нестандартных кредитов».

«Нестандартные кредиты» — это понятие, которое обозначает процесс выдачи ипотечных кредитов заемщикам, которые не могут получить стандартные ипотечные кредиты, т. е. соответствующие стандартам рейтинговых агентств.

Продукты этой линейки несли высокую степень риска, которая в каком-то смысле нивелировалась плавающей процентной ставкой [пересматривается каждый год, начиная с третьего года с момента выдачи кредита — прим. ред.]. При этом банки, естественно, не занимались такой деятельностью, а делали предложения заемщикам ипотечные компании, не имеющие собственного капитала. Они пользовались краткосрочными банковскими кредитами, чтобы выдать ипотечный кредит, после чего перепродавали долг инвестору, который в случае просрочки платежей по кредиту имел право вернуть его обратно первоначальному кредитору. Этот момент и стал «слабым звеном» ипотечного кризиса.

Сначала участники рынка боролись за клиентов просто понижая ставки, но когда прибыльность кредитов приблизилась к нулю, они стали еще больше снижать требования к заемщикам. Это при том, что целевая аудитория в прошлом, как правило, уже имела проблемы с выплатой долгов. Согласно некоторым данным, доля нестандартных ипотечных кредитов в 2006 году составила 20% от всего сегмента ипотечного кредитования.

В 2007 году цены на недвижимость стали снижаться. Это привело к тому, что во многих случаях реальная стоимость недвижимости не покрывала долговых обязательств, и чтобы компенсировать этот момент ставки по таким кредитам начали массово поднимать. Такая политика стала причиной для массовых отказов от обслуживания ипотечных долгов.

В условиях растущего рынка привлекательность рынка нестандартных кредитов для инвесторов обеспечивалась за счет более высоких процентных ставок по кредитам и более низкого уровня дефолта по сравнению с ожидаемым. Как следствие, кредиторы могли сравнительно легко получить банковскую кредитную линию для финансирования своей деятельности.

В условиях же стагнирующего рынка привлекательность данного сегмента кредитования исчезла, соответственно, у кредиторов возникли проблемы с получением кредитных ресурсов, а текущая прибыль от операций оказалась недостаточной для покрытия возникших убытков от возросшего уровня дефолтов и просрочек платежей по нестандартным ипотечным кредитам. И участники рынка нестандартных кредитов были вынуждены констатировать нехватку собственных средств и зачастую запускать процедуру банкротства.

Последствия

В 2008 году, несмотря на меры, предпринимаемыми американским правительством по снижению ставок по ипотечным кредитам, долги достигли рекордных значений. Общий размер просроченной задолженности составил 98 миллиардов долларов.

Множество заемщиков были больше не в состоянии обслуживать кредиты, и около миллиона американцев, взявших ипотечные кредиты в США, оказались неплатежеспособными и были вынуждены оставить жилье банку. В период с 2007 по 2008 год каждый месяц свои дома оставляли порядка 100 тыс. семей.

Изменилось и отношение банков к ипотечному кредитованию. Кредитные организации, помимо повышения процентной ставки, стали гораздо серьезнее проверять своих новых заемщиков прежде, чем одобрить кредит. Кроме того, были упразднены практически все ипотечные программы, которые не предусматривали первоначального взноса.

Российские реалии

Когда заходит речь об ипотечном кризисе, в России большинство экспертов сходятся во мнении, что повторение «американского сценария» маловероятно по нескольким причинам. Во-первых, ипотечные кредиты у нас сравнительно новый продукт — активное развитие такого рода займов началось менее десяти лет назад. Во-вторых, банки при одобрении ипотеки более консервативно подходят к оценке рисков невозврата кредитов, а обеспечение кредитов у самих банков идет за счет собственных активов. В-третьих, стоимость жилья пока продолжает расти, а компаний, желающих повторить опыт «нестандартного кредитования», во всей стране единицы.

Не стоит забывать и о Центробанке, который следит за развитием этого сектора кредитов особенно активно. Так, после того, как в затруднительном положении из-за падения курса рубля оказались заемщики валютной ипотеки, регулятор решил сделать такие кредиты невыгодными для самих банков. Несмотря даже на то, что доля валютных займов в ипотечном секторе крайне мала, по данным Агентства по ипотечному жилищному кредитованию на январь 2015 года — всего 3,5%, проблемами ипотечных заемщиков всерьез заинтересовались власти, а значит, хочется верить, решение найдется.

dengi.utro.ru

Ипотечный кризис в США

Чтобы избежать аукциона, Марина объявила банкротство.

- Процедура банкротства происходит в суде, и кредиторы не имеют право предъявлять претензии до тех пор, пока судья не примет решение. Суды завалены этими делами, так что можно еще прожить в доме 5-8 месяцев, пока тебя не выселят окончательно.

На грани банкротства в США сейчас находятся до 9 млн владельцев домов.

«Всех сгубила алчность»

Когда спрашиваешь Марину, почему все это произошло, она уверенно отвечает:- Всех сгубила алчность. Банки соблазняли людей дешевыми и доступными кредитами, порою даже не проверяя толком кредитную историю человека и его уровень дохода. У нас говорили, чтобы получить кредит, достаточно, чтобы у тебя был пульс. А люди стали приобретать дома, несмотря на то, что их заработок не позволял этого сделать. Они надеялись, что благодаря росту цен на недвижимость, они поплатят процент за ипотеку пару лет, а потом продадут дом и заработают деньги. Все гонялись за легкими и быстрыми деньгами.

Как сказал один американский экономист, мыльный пузырь на рынке недвижимости, который начал раздуваться в середине 90-х годов, был «великим национальным экспериментом», «способом запрячь изобретательность капиталистической системы для того, чтобы дать шанс семьям с низким доходом, меньшинствам и иммигрантам приобрести собственное жилье».

И причина надувания этого мыльного пузыря - вовсе не ипотечное кредитование. Благодаря ипотеке количество владельцев собственных домов в США с 40-х по 60-е увеличилось с 45% до 65%. В 70-х, когда спрос на ипотеку стал превышать предложение, правительство придумало новую схему, как сделать кредиты на покупку жилья более доступными. Банки предлагали гражданам ипотечный кредит на 30 лет с фиксированным процентом ежемесячных выплат (под 5-7%), после чего тысячи таких ипотек объединялись в одну ценную бумагу и перепродавались инвестору. Таким образом, инвестору переходило право на получение дохода от ипотек (процент, который платили заемщики), а банк получал «живые» деньги и ежемесячный фиксированный доход за обслуживание ипотеки (они обязались следить за тем, чтоб проценты по кредитам платились вовремя, собирали их, рассылали письма и т.д., за что инвестор им платил, условно, 35 долларов за одну ипотеку). Эти «живые» деньги банк снова мог давать в долг для приобретения жилья.

Помимо банков ипотечные кредиты выдавали государственные компании (позже ставшие частными) Fannie Mae, Ginnie Mae и Freddie Mac. Они же часто выступали инвесторами, покупавшими ценные бумаги, обеспеченные ипотеками, у частных банков.

Однако эта схема приносила ограниченный доход всем участникам этих операций и лишь незначительно стимулировала приобретение гражданами нового жилья. Все изменилось в 80-х, когда на Wall Street был придуман новый механизм зарабатывать деньги на ценных бумагах, обеспеченных ипотекой. Этот механизм назывался CMO (collateralized mortgage obligation) - облигации, обеспеченные другими ценными бумагами, в основе которых лежит закладная. Пул из 100 тысяч ипотек нарезался на несколько траншей, которые продавались по отдельности инвесторам. Каждый транш имел разный доход и разный срок действия. Этот продукт был более гибким и стал пользоваться большим спросом на финансовом рынке. Но в тоже время оценить рискованность этих бумаг в условиях развивающегося рынка было гораздо сложнее. Пока цены на недвижимость росли, этого никто не замечал. Система вторичного рынка ценных бумаг, обеспеченных закладными, приносила многомиллиардные доходы банкам, брокерам, строителям, Wall Street, Fannie Mae и Freddie Mac, а кредиты на жилье становились все более доступными и дешевыми.

После обвала на рынке Nasdaq и терактов 11 сентября 2001 года, американская экономика вошла в период рецессии. Чтобы подстегнуть экономику администрация Джорджа Буша снизила ставку процента. Это действительно увеличило, и спрос, и предложение на рынке. С 2001 по 2002 год строительство ипотечного жилья выросло на 6%. В 2003 году Федеральная Резервная Система США снизила ставку процента до рекордного уровня 1%. Фиксированный процент на 30-летнюю ипотеку упал до 5,8%.

Стремясь заработать как можно больше денег банки и инвесторы с Wall street начали давать ипотечные кредиты людям, без постоянного дохода. Такие ипотеки назывались subprime. Риск был оправдан, поскольку цены на недвижимость все время росли, и если заемщик не мог больше платить проценты за ипотеку, дом можно было всегда продать, заработав на этом неплохие деньги. Поскольку subprime кредиты были более рискованными, их выдавали под больший процент. А значит, ценные бумаги, обеспеченные такими кредитами, были более доходными. В результате доля subprime кредитов от общего количество ипотек на рынке резко возросла с 7,2% в 2001 до 20,6% в 2006 году. Со своей стороны администрация Джорджа Буша подстегивала Fannie Mae and Freddie Mac выкупать ценные бумаги, обеспеченные subprime ипотеками, чтобы еще больше стимулировать спрос на рынке недвижимости.

- Появилось огромное количество инвестиционных банков, специализировавшихся на выдаче subprime ипотек, - говорит брокер компании Globelend Mortgage Алекс Рошко, - Например, New Century Financial выдавал кредит на покупку дома стоимостью $500 тысяч работнику McDonalds с зарплатой $35 тысяч в год.

ria.ru

Ипотечный кризис в США 2007–2008 гг. Причины, последствия, методы преодоления

Ипотечный кризис в США 2007–2008 гг. – крах рынка недвижимости и связанных с ним производных ценных бумаг. По уровню падения кризис сравнивают с «Великой Депрессией» 30-х годов прошлого века, только финансовое вмешательство и жесткие меры регулирования федеральных властей предотвратило окончательный коллапс банковской системы.

 

Ипотечный кризис в США 2007-2008 г. (англ. англ. subprime mortgage crisis) – обвал рынка недвижимости по причине резкого увеличения просрочек/невыплат по высокорисковым ипотечным кредитам и массовые отчуждения недвижимости в пользу кредиторов. Обесценившиеся ипотечные ценные бумаги привели к самому сильному падению биржевой активности со времен «Великой депрессии», массовому банкротству инвестиционных банков и страховых компаний по всему миру, что привело к началу мирового кризиса, последствия которого не преодолены до настоящего времени.

Если сравнить ипотечный кризис с падением американской экономики в период 1929-1939 гг., то явно прослеживаются две общие черты:

  • спекулятивные действия в банковской и биржевой сферах;
  • запоздалая реакция государственных контролирующих органов на рост кризисных явлений в экономике.

В 2011г. один из крупнейших мировых инвесторов Уоррен Баффет, давая показания в Комиссии по расследованию причин кризиса, заявил, что «это был самый большой спекулятивный рыночный пузырь из когда-либо виденных мною. Вся Америка убедила себя, что рост цен на недвижимость будет продолжаться вечно и падение не произойдет никогда».

Причины кризисных явлений

Теорий, как и почему рынок недвижимости из «тихой гавани» превратился в источник мошеннических спекуляций, имеется множество, в зависимости от того, кто ее автор: банкиры видят в этом исключительно просчеты регуляторной политики, а государственные чиновники обвиняют частный сектор в раздувании «пузыря» прибыли. Но есть причины ипотечного кризиса в США, упоминаемые практически во всех исследованиях, а именно:

Рост внешних инвестиций в экономику США

В период с 2002 по 2005 год наблюдалось резкое увеличение иностранных капитальных и оборотных финансовых вливаний, в первую очередь, за счет стран экспортеров нефти и быстроразвивающихся стран Азии, в первую очередь – Китая. Существуют две теории, объясняющие данный факт:

  • На конец 2004 года дефицит платежного баланса США составлял 5,8% ВВП из-за превышения импорта товаров и услуг над экспортом. В этом случае торговый баланс быстрее всего приводится в равновесие именно притоком внешнего капитала. Точку зрения, что именно избыточный мировой капитал спровоцировал ипотечный кризис, как раз и отстаивал тогдашний председатель ФРС Бен Бернанке.
  • Капитал привлекался именно высоким уровнем потребления в США, который при падении экспорта должен удовлетворяться «займами» у иностранного производителя или инвестора.

Независимо от того, какая из двух теорий верна, к 2005-2006 году в США присутствовал огромный объем свободного капитала. Требовалось найти более прибыльную, но и одновременно надежную инвестицию, чем простая покупка казначейских облигаций.

Вполне логичным выбором в данной ситуации выглядела недвижимость, тем более, что несколько десятилетий одним из основных направлений американской внутренней политики было увеличение количества частных домовладельцев. В 1995 году два крупнейших американских ипотечных агентства Fannie Mae и Freddie Mae получили налоговые льготы с целью стимулирования кредитов для заемщиков с низким уровнем доходов, и рынок к этому моменту уже был готов принять дополнительные финансовые вливания.

Изменение в законодательном регулировании банковской системы

Активными участниками постоянного взвинчивания цен на ценные бумаги в период Депрессии были коммерческие банки, использовавшие для этого деньги вкладчиков, что в итоге и привело к биржевому краху «Черного вторника». Для предотвращения подобных ситуаций в будущем осенью 1929 года был принят закон «Гласса-Стигола» четко разделивших банки на коммерческие и инвестиционные. Коммерческим банкам была запрещена торговля ценными бумагами, в том числе через филиалы или дочерние компании, а также введено обязательное страхование депозитных вкладов.

Объем свободного капитала на рынке США был огромен (по разным оценкам от $50 до $70 трлн.), что делало невозможным его размещение между работающими на тот момент инвестиционными банками и их клиентами. Коммерческие банки тоже хотели получить свою долю прибыли, особенно после принятия в 1982 году закона «О паритетном альтернативном кредитовании» (Alternative Mortgage Transaction Parity Act, AMTPA), который разрешил выдачу ипотечных займов кредитным организациям не являющихся федеральными банками.

Многолетняя лоббистская кампания крупнейших банковских игроков привела к закону «Грэмма-Лича-Блайли» или «Закона о модернизации», отменившего ограничения акта «Гласса-Стигола», и таким образом изменила всю банковскую систему. Банки получили возможность создавать финансовые холдинги, которые одновременно могли заниматься коммерческой, инвестиционной и страховой деятельностью. Одновременно были существенно ограничены права государственных регуляторов и контролирующих органов.

Субстандартное кредитование

Для банковской практики США приемлемым уровнем кредитов с высокой степенью риска традиционно считались 6-8% от общего размера ипотечного портфеля. Но для покрытия начавшегося строительного бума такой процент неблагонадежных заемщиков оказался слишком низким и банки начали постепенное снижение обязательных требований. Такие кредиты получили название субстандартных и было разработано множество их модификаций:

  • с плавающей процентной ставкой (interest-only mortgage) – в течение определенного начального периода действия кредита уплачиваются только проценты, а не основная сумма долга. К началу кризиса более 90% кредитов имели плавающую ставку;
  • выбор клиентом варианта оплаты («payment option» loan) – можно выбрать размер ежемесячного взноса, при этом неуплаченные проценты могли прибавляться к основной сумме кредита. Почти каждый десятый займ в период 2005-2006 года был оформлен подобным образом;
  • возможность погашения большей части долга на момент окончания договора (balloon-payment mortgage) и другие варианты.

Апофеозом борьбы за клиента любой ценой стали кредиты с наличием активов (средств на банковском счете), но без регулярного дохода (income, verified assets, NIVA), и займы вообще без активов и доходов (no income, no assets, NINA).

Рискованная секьютеризация и манипулирование рейтингами

Банки прекрасно понимали, что вероятность невозврата выданных займов чрезмерно велика, а потому и пытались минимизировать уровень риска. Для этого обычно используется механизм секьютеризации, когда несколько ипотечных кредитов или других финансовых инструментов объединяются в одну производную ценную бумагу (дериватив), которая затем продается стороннему инвестору.

За счет того, что в состав дериватива входит несколько активов с низким уровнем риска, их стоимость никогда не упадет до нуля или можно будет воспользоваться гарантией в случае неисполнения обязательств, как и делали государственные ипотечные агентства в начале 80-х годов прошлого века, когда только разрабатывалась современная модель секьютеризации.

Ипотечные ценные бумаги (Mortgage-Backed Securitie, MBS) и выпущенные на их основе обеспеченные долговые обязательства (Collateralized debt obligations, CDO) имеют самые причудливые формы: пакет рисковых кредитов «разбавляется» небольшим количеством надежных для повышения их рейтинга, производится эмиссия MBS, состоящих только из «токсичных» займов. Появляются синтетические CDO, представляющие собой производный инструмент от другого CDO. Вся эта масса новых бумаг, разобраться в которых простому инвестору практически невозможно, выбрасывается на фондовый рынок для получения дополнительного дохода.

Спекулятивные частные, страховые и биржевые инвестиции

Ипотечный кризис в США никогда бы не смог достичь таких масштабов без поддержки биржевых спекулянтов, увидевших в бумагах MBS и CDO источник, как им казалось, бесконечной прибыли. Закономерный крах спровоцировали следующие три основных фактора:

  • Ипотечные бумаги перестали ассоциироваться с конкретными объектами недвижимости и начали жить своей обособленной «жизнью». Бесконечные эмиссии и появления новых вариантов, таких как «CDO на CDO», только подстегивали трейдеров к продолжению спекуляций, и статистика увеличения фактического числа неплательщиков никого не интересовала.
  • К ипотечным бумагам применялись те же модели прогнозирования и анализа, что и для обычных акций и фьючерсов, хотя это кардинально различные инструменты. Методики биржевой оценки ипотечных рисков еще не были разработаны, бумаги не имели длительного исторического периода, достаточного для тестирования торговых стратегий и гипотез.
  • С целью выжать максимум дохода, банки и крупные хедж-фонды пошли на сговор с ведущими рейтинговыми агентствами Standard&Poor’s и Moody’s, которые как впоследствии выявила Комиссия по расследованию, сознательно завышали инвестиционную привлекательность даже самых «мусорных» облигаций и закладных. Фактически данные агентства вообще не занимались оценкой бумаг – просто ставили на бумаги цену, предложенную эмитентами.

Несовершенство текущего законодательства позволило банкам наращивать объем производных бумаг, номинально соблюдая требования к соотношению собственного и заемного капитала. С помощью различных забалансовых схем в хедж-фонды и другие негосударственные кредитные организации были выведены огромные суммы, то есть фактически была создана «теневая» банковская система. Перед тем, как начался ипотечный кризис в США, чистая прибыль финансового сектора составила почти 27% от произведенного ВВП и большая часть этих средств осталась вне баланса. Таким образом, даже процесс поддержания текущей деятельности и ликвидности ведущих банков стал напрямую зависеть от ситуации на рынке недвижимости.

Рядовые граждане также включились в гонку – исторически рост цен на недвижимость был близок к уровню инфляции, но в 2000-2006 годах недвижимость показала почти двукратный рост. Дом перестал быть долгосрочной и не приносящей большого дохода инвестицией. Даже заемщики, которые соответствовали всем условиям Федеральных программ, стали предпочитать субстандартный кредит для получения вторичного ипотечного займа под рост стоимости. То есть при появлении дополнительного кредитного лимита заемщик мог или взять еще один ипотечный займ, или потратить эту сумму на потребление, или просто получить эту сумму наличными в банке. Если добавить к этому резкий рост уровня потребления, сокращение личных сбережений и реальной заработной платы – ипотечный крах стал неизбежен.

Последствия кризиса

Несмотря на все меры по реструктуризации ипотек неплатежеспособных заемщиков, к середине 2011 года было произведено полное отчуждение свыше миллиона объектов жилой недвижимости при практически полном отсутствии рыночной активности. К 2014 году доля кредитов, по которым не производятся выплаты, снизилась до 8%, но полностью негативные процессы оставить не удается.

Последствия для экономики США:

  • Из пяти крупнейших ипотечных банков США обанкротились Lehman Brothers (невозможность покрыть кредитные свопы) и Bear Stearns (убытки дочерних хедж-фондов), произвели слияние Merrill Lynch и Bank of America, а Goldman Sachs и Morgan Stanley прекратили инвестиционную деятельность в обмен на поддержку ФРС.
  • Стоимость производственных активов снизилась более чем на 20% за период июнь 2007-ноябрь 2008.
  • Ведущий фондовый индекс S&P500 в ноябре 2008 года упал более чем на 45% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

  • Рынок недвижимости после исторического максимума 2006 года потерял более $5 трлн. и до настоящего времени не показывает роста;
  • Частные сбережения и пенсионные накопления граждан США уменьшились на $2,5 млрд., а учитывая отчуждение собственности и принудительные взыскания, общая сумма личных потерь почти $8 трлн.;
  • Кризис затронул все секторы экономики особенно автомобильную промышленность и сферу услуг.

Меры по преодолению последствий кризиса

Расследование причин ипотечного кризиса 2008 года в США показало, что активные действия государственных органов начались только в сентябре, хотя первые признаки неустойчивости финансовой системы появились уже во второй половине 2007 г. и время для смягчения последствий было упущено. Кроме того, ни одной из финансовых организаций, «стимулирующих» развитие кризиса и спекулирующих на его последствиях, не было преяъявлено ни одного иска об административной или уголовной ответственности.

Действия правительства

Выкуп проблемных субстандартных активов у банков и страховых компаний за счет бюджета США был единственным способом быстро поддержать ликвидность и избежать окончательной стагнации экономики и банкротства компании уровня Lehman Brothers. В августе 2008 г. Конгресс принимает «Акт о чрезвычайной экономической стабилизации» (Emergency Economic Stabilization Act of 2008 (EESA) или «План Полсона» по фамилии тогдашнего секретаря Казначейства. Общая сумма вливаний в частный сектор вместе с налоговыми льготами составила $700 млрд., которые не были возвращены. То есть фактически банки покрыли свои рискованные действия за счет средств налогоплательщиков.

Заемщикам был выполнен возврат части уплаченного налога на недвижимость, но это в целом не привело к существенному улучшению ситуации. Кроме того, была реализована государственная программа оказания индивидуальной денежной помощи неплатежеспособным домовладельцам, а также содействия в достижении соглашения с крупнейшими банками и кредитными ипотечными агентствами Fannie Mae и Freddie Mac о введении моратория на отчуждение имущества и увеличению программ рефинансирования.

Действия Федеральной резервной системы США

Совместно с Центробанками ведущих стран Европы и Азии было проведено снижение процентных ставок, что только подтверждает глобальный характер кризиса. Положительный эффект от такого шага оказался минимальным.

Проведена выдача краткосрочных займов по сниженной ставке для банков, подконтрольных ФРС, а также реализован дополнительный (к плану Полсона) выкуп проблемных ипотечных бумаг.

Реализован постоянный контроль гарантийного долларового обеспечения международных валютных свопов банков ЕЦБ, Банков Англии и Швейцарии.

Обеспечена программа предоставления целевых кредитов, в том числе небанковским кредитным организациям, для выпуска ипотечных ценных бумаг с гарантированным залогом (Term Asset-Backed Securities Loan Facility, TALF).

Последствия для мировой экономики:

Пик общего числа выселений за неуплату по ипотеке пришёлся на 2009-2010 годы. Невозможность погашения субстандартных кредитов и связанных с ними ценных бумаг привели к огромным убыткам по всей мировой банковской системе: только крупнейший (по состоянию на 2008 г.) мировой банк HSBS потерял более $10,5 млрд. Если в апреле 2008 г МВФ оценивал суммарные мировые потери от ипотечного кризиса в США примерно в $1 трлн., то уже годом позже пересмотрел это значение до $4 трлн.

Расходы США на преодоление последствий кризиса на конец 2009-го оценивались в $11 трлн., но примерно 50% из них нужно оценивать не как прямые расходы, а как инвестиции, гарантии по займам, выкуп финансовых активов (ипотечные и коммерческие бумаги с обеспечением залогами), в том числе и для того, чтобы повысить ликвидность рынков.

Эхо кризиса ощущается до сих пор. Крах американского фондового рынка привел к панике среди инвесторов и переориентированию денежных потоков в менее рискованные активы, в частности, сырьевые фьючерсы, давшие начало мирового кризиса продовольствия и росту цен на нефть.

moneymakerfactory.ru


Смотрите также