Хрущев в сша


Как Хрущев в Америку летал

Первая поездка Хрущёва в США – не просто знаменательное, но историческое событие, ибо это первый визит главы Советского государства и КПСС в США, визит во многих отношениях необычный.

Соединённые Штаты видели на своей земле многих глав государств. Но двухнедельный визит Хрущёва в США до сих пор помнит старшее поколение американских граждан и советских людей.

Итак, перед вами краткий очерк о поезде Хрущева в Америку. Любителям истории будет интересно.

Кстати говоря, обратите внимание на биографию Никиты Хрущева и его знаменитое выступление в ООН.

Визит Хрущёва в США

На протяжении многих дней внимание миллионов людей во всём мире было приковано к личности и поведению советского лидера. И можно сказать, что Хрущёв выдержал трудный экзамен.

Для американцев его имя связано не с кукурузой или злополучной выставкой в Манеже, а прежде всего с XX съездом – разоблачением преступлений сталинизма и последовавшей за ним невиданной либерализацией советского режима, «оттепелью».

После поездки Хрущёва в Америку вряд ли возросло число приверженцев коммунизма. Но личная популярность Хрущёва во всём мире заметно возросла, как и внимание американцев к Советскому Союзу.

Гражданам США понравились непосредственность, активность, напористость, трудолюбие, находчивость, простота и грубоватый юмор Хрущёва – «коммуниста №1», как его окрестила американская пресса.

Сам себя пригласил

Действительно, советскому вождю задавали в Америке такие дерзкие вопросы, каких он отродясь не слышал. Хрущев вынужден был публично отбиваться от «провокаций». Бурный темперамент и врожденный артистизм заставляли его грубить и паясничать. Но была и искренняя заинтересованность заокеанской державой, секретом ее успеха.

Центральным вопросом мировой политики в 1959 г. был вопрос о статусе Западного Берлина. В ноябре 1958 г. Хрущев предъявил западным державам ультиматум: он требовал прекращения режима четырехстороннего контроля над городом.

От этой позиции СССР не отступил на переговорах министров иностранных дел в Женеве весной и летом 1959 г. Они закончились безрезультатно.

В этот момент Хрущев совершенно неожиданно получил приглашение президента Эйзенхауэра посетить США с официальным визитом. Личное послание привез первый заместитель председателя Совета министров СССР Фрол Козлов, ездивший в США на открытие советской выставки.

«Признаюсь, я сначала даже не поверил, – вспоминал впоследствии Хрущев. – Наши отношения были тогда столь натянутыми, что приглашение с дружеским визитом главы Советского правительства и первого секретаря ЦК КПСС казалось просто невероятным!»

Невероятным известие показалось и американским журналистам, когда Эйзенхауэр 3 августа в Вашингтоне сделал специальное заявление по этому поводу. Почему Айк, как называют Эйзенхауэра американцы, вдруг пригласил Хрущева? Оказывается, это стало результатом недоразумения.

Вот что рассказывает об этом Питер Карлсон, бывший журналист газеты «Вашингтон Пост», освещавший визит Хрущева:

«Президент Эйзенхауэр надеялся добиться договоренности в Женеве, и именно поэтому решил пригласить Хрущева. Он написал ему письмо, которое Козлову вручил сотрудник госдепартамента по имени Роберт Мерфи. Мерфи должен был передать на словах, что условием приглашения является соглашение в Женеве. Но Мерфи забыл сказать это. Хрущев получил послание и немедленно ответил: «Конечно, еду! Как насчет того, чтобы дать мне поездить по стране неделю-другую?». Айку ничего не оставалось. Он не мог отменить приглашение».

«Неожиданно, но приятно. А также интересно. Хотелось взглянуть на Америку» – так описывает свою реакцию Хрущев.

Александр Феклисов, сопровождавший Хрущева в качестве начальника американского отдела КГБ, вспоминает, как на первом совещании по подготовке визита председатель комитета А.Н. Шелепин заявил, что обеспечение безопасности вождя – «самая важная задача, когда-либо стоявшая перед органами госбезопасности».

Для выполнения этой задачи была сформирована спецгруппа, члены которой стали разрабатывать план действий на случай самых невероятных ситуаций.

Добираться решили самолетом Ту-114 – единственной в то время моделью, способной на беспосадочный перелет из Москвы в Вашингтон. Машина была новая, еще не прошедшая полный цикл летных испытаний и не запущенная в серию.

Конструктор Андрей Туполев в качестве гарантии надежности предложил Хрущеву включить в состав экипажа своего сына Алексея. Хрущев согласился.

Первый в истории визит советского вождя в США американцам запомнился надолго. Зрелище было яркое и неординарное. Хрущев мгновенно превратился в телезвезду и отдавал себе в этом отчет.

Питер Карлсон вспоминает: «Хрущев инстинктивно понял, что эта поездка – не столько политическое событие, сколько большое телевизионное шоу, в котором главную роль исполняет он – новый харизматичный лидер молодого, полного сил коммунистического мира, каким он виделся ему в то время».

Он действительно пребывал в эйфории. Он был уверен в преимуществах социалистического строя и в том, что историческая победа не за горами.

В 1961 г. на XXII съезде КПСС партия торжественно пообещала народу: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» Этот лозунг, выбитый золотыми буквами на мраморе, долгие годы украшал один из павильонов ВДНХ; в 1980-м, то есть именно тогда, когда должен был наступить коммунизм, я видел, как рабочие меняют это изречение на другое, уже ничего не обещающее…

Приключения Хрущева в Америке

Хрущеву все было интересно, причем очень часто – совсем не то, что ему хотели показать. На заводе компании IBM он остался равнодушен к продукции, но зато был восхищен столовой самообслуживания и по возвращении домой настойчиво вводил такую же форму питания на советских предприятиях.

Вместе с тем Хрущеву не хотелось, чтобы его принимали за руководителя отсталой страны, он старался не проявлять свой восторг слишком бурно и часто говорил, что в СССР есть все то же самое, но лучше.

«Да, это правда, – говорит Питер Карлсон. – Кроме хот-догов – хот-доги ему действительно понравились. А еще ему понравились камеры хранения на вокзале Юнион Стэйшн в Вашингтоне. В Советском Союзе тогда надо было дожидаться посадки на поезд со всей поклажей на руках. И Хрущев был восхищен тем, что у нас можно просто положить багаж в ячейку, бросить монету и взять ключ с собой».

Так что возможно, что и автоматические камеры хранения в СССР появились благодаря этой поездке. Отлично помню советские хот-доги и гамбургеры, продававшиеся с лотков вместе с пирожками: хот-дог назывался «сосиска в тесте», а гамбургер – «котлета в булочке».

Антиамериканизм на бытовом уровне появился гораздо позже. Впрочем, мы тогда не знали, что и то, и другое – американское изобретение.

При всей неотесанности Хрущева, его моветоне, трудно не видеть в его поведении своеобразного артистизма, почти детской непосредственности, сплошь и рядом ставившей в тупик многоопытных западных политиков. Он обезоруживал их своим нахрапом, полемическим задором и непредумышленным хамством.

Нобелевский лауреат по литературе Сол Беллоу, который наблюдал визит советского лидера по телевизору, нашел ему литературный аналог в русской классике:

«У гоголевских помещиков и крестьян, либо гротескно дубиноголовых, либо столь же гротескно проницательных, у губернских самодуров, подхалимов, крохоборов, чиновников, чревоугодников, картежников и пьяниц Хрущев позаимствовал немало красок для создания своего комического образа».

Хрущев и американские девицы

В Голливуде руководство кинокомпании «ХХ век Фокс» устроило в честь Хрущева ланч на 400 мест. Ажиотаж был такой, что звезды приглашались без супругов или супруг. Голливуд в то время был еще травмирован «охотой на ведьм», устроенной сенатором Маккарти, черные списки оставались в силе.

Некоторые – например, Бинг Кросби и Рональд Рейган – демонстративно, в знак протеста против визита, отказались от приглашения, а драматург Артур Миллер, чьи левые взгляды расследовала комиссия по антиамериканской деятельности, остался дома из осторожности. Его тогдашняя жена Мэрилин Монро приехала и была особо представлена советскому вождю.

Нина Хрущева сидела за столом между Бобом Хоупом и Фрэнком Синатрой, но понятия не имела, кто это такие – она узнала в лицо лишь сидевшего напротив Гэри Купера.

Нина Хрущёва (третья слева), Никита Хрущёв и 34-й президент США Дуайт Эйзенхауэр в Вашингтоне, 17 сентября 1959 г.

Посреди застолья в зал вошел встревоженный шеф лос-анджелесской полиции Уильям Паркер и что-то зашептал на ухо сопровождавшему Хрущева от правительства США послу Генри Кэбот Лоджу.

По дороге из аэропорта кто-то бросил помидор в лимузин Хрущева, но промахнулся и попал в машину Паркера. Теперь Паркер заявил Лоджу, что не берется обеспечить безопасность визитера при посещении Диснейленда. «Отлично, шеф, – ответил Лодж. – Не беретесь – значит, мы займемся чем-нибудь еще».

Кто-то из членов советской делегации, понимавших по-английски, услышал этот обмен репликами и немедленно доложил Хрущеву. Тот в своем выступлении не преминул возмутиться тем, что его не пускают в Диснейленд.

Синатра тотчас спросил у Нины Хрущевой, сильно ли она расстроилась, что не удастся побывать в Диснейленде, и, услышав, что очень, предложил ей своим обворожительным баритоном отправиться туда вдвоем.

Нина Петровна попросила у мужа запиской разрешение. Ответ был, разумеется, отрицательный. «Я старался, дорогая», – молвил Синатра с картинным вздохом.

После ланча гостей привели в павильон. Гостей пригласили присутствовать на съемках эпизода, да еще самого разудалого, фильма «Канкан» с юной Ширли Маклейн, Фрэнком Синатрой и Морисом Шевалье.

Грянула музыка, и на съемочную площадку, высоко задирая юбки, выбежали танцовщицы.

«Мы не привыкли к такому жанру и считали его непристойным, – пишет Хрущев в своих воспоминаниях. – Почему же я должен фиксировать на этом свое внимание?»

Но внимание все-таки зафиксировалось. Позднее, на встрече с профсоюзными боссами в Сан-Франциско, вождь разразился возмущенно тирадой:

«В Голливуде нам канкан показывали. Девицы должны были задирать юбки и выставлять зады. Они хорошие, честные артистки, но хочешь не хочешь, приходится плясать. Их заставляют подделываться под вкусы испорченной публики… Нам такая «свобода» не нужна. Вам нравится «свобода» смотреть на задницы, а мы предпочитаем свободу мыслить, использовать наши умственные способности, свободу созидательного прогресса!».

Встреча с профсоюзными лидерами

На встрече с профсоюзными лидерами главным оппонентом Хрущева стал Уолтер Райтер, вице-председатель крупнейшего профсоюзного объединения Америки АФТ-КПП.

Хрущев вспоминал о нем с неприязнью:

«Райтер демонстрировал какую-то, я бы сказал, дерзость в отношении советской политики. Я ему не только отвечал тем же, но и, как говорится, «заливал ему сала за воротник», обличая его позицию как измену рабочему классу. Да Райтер и не отрицал этого: он вовсе не борется за социализм, а выступает лишь за улучшение жизни рабочих».

Свои намерения лидеры АФТ-КПП изложили в пресс-релизе, где перечисляются по пунктам вопросы, которые Райтер планирует затронуть – от разоружения и проблемы статуса Западного Берлина до положения рабочих в Советском Союзе, политзаключенных и государственного антисемитизма.

Он, в частности, потребовал разъяснений по поводу введенной в декабре 1958 г. уголовной ответственности за организацию забастовок, выражавшейся в лишении свободы сроком до 15 лет.

В заключение Райтер призвал Хрущева покончить с холодной войной и сообща взяться за борьбу с бедностью, голодом, инфекционными заболеваниями и безграмотностью – это была программа глобального сотрудничества на благо всего человечества.

Немудрено, что эти речи взбесили Хрущева: он ожидал встретить пролетарского вожака, а оказалось, что с упрямым вожаком разговаривать труднее, чем с вежливыми буржуями! Он нашел простое объяснение принципиальности своего собеседника:

«Потом мне дали справку о его заработной плате. Я был удивлен: он зарабатывает столько же, сколько директора крупнейших корпораций. Значит, капиталисты умеют ценить людей, которые являются организаторами рабочего класса, поддерживают их и платят им».

Хрущев и американские свиньи

Ничего не вышло и из посещения металлургического завода в Питсбурге: все заводы как раз в тот момент бастовали, а штрейкбрехеров не нашлось. Пришлось ограничиться визитом на колбасную фабрику.

Считая себя знатоком сельского хозяйства, Никита Хрущев запланировал посещение одного из аграрных штатов – Айовы. Для айовцев это было необыкновенное событие: они отродясь не лицезрели на своей земле иностранного лидера, да еще такого экстравагантного.

Студенты Айовского университета сняли любительский фильм о пребывании Хрущева в штате, в котором запоминаются эпизод со свиньей и спор о Боге.

После осмотра экспериментальной университетской свинофермы представитель принимающей стороны дарит советскому вождю статуэтку свиньи.

– Это свинья мясной породы, – говорит он, вручая сувенир, – и мы надеемся, что вы увезете ее с собой, поставите на свой письменный стол и будете вспоминать наш университет.

Хрущев доволен подарком:

– У нас обычно когда кто-либо кому-нибудь подкладывает свинью, очень недовольны этим самым. Но в данном случае я выражаю вам исключительную признательность за такое подкладыванье. О свинье очень много сочинено, о ее нечистоплотности. Но это неправильно. Свинья, она, знаете… Человек больше проявляет свинства, чем сама свинья другой раз. Апология свиньи имеет успех.

– Я согласен, – с улыбкой отвечает хозяин. – Я часто говорю, что чем больше я вижу некоторых людей, тем больше мне нравятся свиньи.

Хрущев заливается жизнерадостным смехом. Задирает свинью высоко вверх.

– Вот смотрите: замечательная свинья, американская. Но она имеет все свойства и советской свиньи. Американская свинья и советская, я убежден, что они могут вместе сосуществовать. Так почему же люди Советского Союза и Америки не могут сосуществовать в таком случае?!

Посреди кукурузного поля состоялось нечто вроде богословского спора с владельцем хозяйства Рокуэллом Гарстом, который заметил в разговоре с Хрущевым, что высоким урожаям благоприятствует климат Айовы.

– Я вам скажу: что вы умные люди – это верно, – отвечает Гарсту Хрущев. – Но что Господь Бог вам помог, в чем вы не виноваты, это тоже признайте.

– Он на нашей стороне! – ликует Гарст.

Но даже Бога атеист Хрущев не уступит капиталистам:

– Не-е-ет! Вы что думаете, Бог только вам помогает, а нам не помогает?! Нам он больше помогает! Мы быстрее растем, чем вы – значит, Бог на нашей стороне!

Хозяин фермы идет на попятный:

– У нас есть поговорка: Бог помогает тому, кто сам себе помогает.

– Бог всегда поддерживает умных! – скрепляет Хрущев, сдвигая на лысый затылок соломенную шляпу.

Из Кэмп-Дэвида президент предложил гостю слетать на вертолете на семейную ферму Эйзенхауэров близ Геттисберга. Туда же он велел доставить из Вашингтона своих четверых внуков. Его внучка Сьюзен вспоминала об этой встрече на конференции по истории холодной войны – той же, в которой участвовал и Сергей Хрущев:

– А под конец советский премьер приколол всем детям на одежду октябрятские звездочки. Правда, как только вертолет взлетел, мать сказала нам: «Давайте сюда эти значки». Так что звездочек мы лишились, но другой подарок Хрущева, рождественские украшения для елки, до сих пор хранятся у нас в семье, и мы все эти годы вешаем их на елку.

А Сергей Хрущев сказал:

– В нашей семье было по-другому. У меня и сегодня есть предвыборный значок «Я люблю Айка».

Сьюзен говорит, что она была очарована Хрущевым:

– Я помню эту встречу очень хорошо. Хрущев сказал тогда президенту: «Когда поедете в Москву, возьмите с собой внуков». Но даже нам, детям, было ясно, что этого не будет.

Все лучшие, редкие и уникальные фото Никиты Хрущева смотрите здесь.

Если вам понравилась данная статья – поделитесь ею в социальных сетях. Если же вам нравятся интересные факты вообще, и интересные истории из жизни великих людей в частности, – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org. С нами всегда интересно!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

interesnyefakty.org

Как Хрущев в Америку ездил

Первая поездка Н. С. Хрущёва в США — не просто знаменательное, но историческое событие, ибо это первый визит главы Советского государства и КПСС в Соединённые Штаты, визит во многих отношениях необычный. Соединённые Штаты видели на своей земле многих глав государств. Но двухнедельный визит Хрущёва в США до сих пор помнит старшее поколение американских граждан и советских людей… На протяжении многих дней внимание сотен миллионов людей во всём мире было приковано к личности и поведению советского лидера, и можно сказать, что Хрущёв выдержал трудный экзамен… Для американцев это имя связано не с кукурузой или злополучной выставкой в Манеже, а прежде всего с XX съездом – разоблачением преступлений сталинизма и последовавшей за ним невиданной либерализацией советского режима, «оттепелью». После поездки Хрущёва в Америку вряд ли возросло число приверженцев коммунизма. Но личная популярность Хрущёва во всём мире заметно возросла, как и внимание американцев к Советскому Союзу. Гражданам США понравились непосредственность, активность, напористость, трудолюбие, находчивость, простота и грубоватый юмор Хрущёва — «коммуниста № 1», как его окрестила американская пресса. Хрущёв не терялся ни при каких обстоятельствах.

Сам себя пригласил

Действительно, советскому вождю задавали в Америке такие дерзкие вопросы, каких он отродясь не слышал. Хрущев вынужден был публично отбиваться от «провокаций». Бурный темперамент и врожденный артистизм заставляли его грубить и паясничать. Но была и искренняя заинтересованность заокеанской державой, секретом ее успеха. Центральным вопросом мировой политики в 1959 году был вопрос о статусе Западного Берлина. В ноябре 1958 года Хрущев предъявил западным державам ультиматум: он требовал прекращения режима четырехстороннего контроля над городом. От этой позиции СССР не отступил на переговорах министров иностранных дел в Женеве весной и летом 1959 года. Они закончились безрезультатно. В этот момент Хрущев совершенно неожиданно получил приглашение президента Эйзенхауэра посетить США с официальным визитом. Личное послание привез первый заместитель председателя Совета министров СССР Фрол Козлов, ездивший в США на открытие советской выставки. «Признаюсь, я сначала даже не поверил, – вспоминал впоследствии Хрущев. – Наши отношения были тогда столь натянутыми, что приглашение с дружеским визитом главы Советского правительства и первого секретаря ЦК КПСС казалось просто невероятным!» Невероятным известие показалось и американским журналистам, когда Эйзенхауэр 3 августа в Вашингтоне сделал специальное заявление по этому поводу. Почему Айк, как называют Эйзенхауэра американцы, вдруг пригласил Хрущева? Оказывается, это стало результатом недоразумения. Вот что рассказывает об этом Питер Карлсон, бывший журналист газеты «Вашингтон Пост», освещавший визит Хрущева: «Президент Эйзенхауэр надеялся добиться договоренности в Женеве, и именно поэтому решил пригласить Хрущева. Он написал ему письмо, которое Козлову вручил сотрудник госдепартамента по имени Роберт Мерфи. Мерфи должен был передать на словах, что условием приглашения является соглашение в Женеве. Но Мерфи забыл сказать это. Хрущев получил послание и немедленно ответил: «Конечно, еду! Как насчет того, чтобы дать мне поездить по стране неделю-другую?» Айку ничего не оставалось. Он не мог отменить приглашение». «Неожиданно, но приятно. А также интересно. Хотелось взглянуть на Америку», – так описывает свою реакцию Хрущев. Александр Феклисов, сопровождавший Хрущева в качестве начальника американского отдела КГБ, вспоминает, как на первом совещании по подготовке визита председатель комитета А.Н. Шелепин заявил, что обеспечение безопасности вождя – «самая важная задача, когда-либо стоявшая перед органами госбезопасности». Для выполнения этой задачи была сформирована спецгруппа, члены которой стали разрабатывать план действий на случай самых невероятных ситуаций. «Некоторые члены группы, – рассказывает Феклисов, – предлагали попросить американцев выставить шпалеры вооруженных американских солдат по пути следования Хрущева с военного аэродрома Эндрюс по улицам Вашингтона в отведенную резиденцию. Другие возражали, приводя разные доводы, в том числе и такой: а вдруг среди вооруженных солдат найдется какой-нибудь ненормальный, и тогда беда неизбежна. В конце концов решили: надо все же положиться на богатый опыт американской секретной службы, охраняющей президента». Добираться решили самолетом Ту-114 – единственной в то время моделью, способной на беспосадочный перелет из Москвы в Вашингтон. Машина была новая, еще не прошедшая полный цикл летных испытаний и не запущенная в серию. Конструктор Андрей Туполев в качестве гарантии надежности предложил Хрущеву включить в состав экипажа своего сына Алексея. Хрущев согласился. Первый в истории визит советского вождя в США американцам запомнился надолго. Зрелище было яркое и неординарное. Хрущев мгновенно превратился в телезвезду и отдавал себе в этом отчет. Питер Карлсон вспоминает: «Хрущев инстинктивно понял, что эта поездка – не столько политическое событие, сколько большое телевизионное шоу, в котором главную роль исполняет он – новый харизматичный лидер молодого, полного сил коммунистического мира, каким он виделся ему в то время». Он действительно пребывал в эйфории. Он был уверен в преимуществах социалистического строя и в том, что историческая победа не за горами. В 1961 году на XXII съезде КПСС партия торжественно пообещала народу: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» Этот лозунг, выбитый золотыми буквами на мраморе, долгие годы украшал один из павильонов ВДНХ; в 1980-м, то есть именно тогда, когда должен был наступить коммунизм, я видел, как рабочие меняют это изречение на другое, уже ничего не обещающее… Хрущеву все было интересно, причем очень часто – совсем не то, что ему хотели показать. На заводе компании IBM он остался равнодушен к продукции, но зато был восхищен столовой самообслуживания и по возвращении домой настойчиво вводил такую же форму питания на советских предприятиях. Вместе с тем Хрущеву не хотелось, чтобы его принимали за руководителя отсталой страны, он старался не проявлять свой восторг слишком бурно и часто говорил, что в СССР есть все то же самое, но лучше. «Да, это правда, – говорит Питер Карлсон. – Кроме хот-догов – хот-доги ему действительно понравились. А еще ему понравились камеры хранения на вокзале Юнион Стэйшн в Вашингтоне. В Советском Союзе тогда надо было дожидаться посадки на поезд со всей поклажей на руках. И Хрущев был восхищен тем, что у нас можно просто положить багаж в ячейку, бросить монету и взять ключ с собой». Так что возможно, что и автоматические камеры хранения в СССР появились благодаря этой поездке. Отлично помню советские хот-доги и гамбургеры, продававшиеся с лотков вместе с пирожками: хот-дог назывался «сосиска в тесте», а гамбургер – «котлета в булочке». Антиамериканизм на бытовом уровне появился гораздо позже. Впрочем, мы тогда не знали, что и то, и другое – американское изобретение. При всей неотесанности Хрущева, его моветоне, трудно не видеть в его поведении своеобразного артистизма, почти детской непосредственности, сплошь и рядом ставившей в тупик многоопытных западных политиков. Он обезоруживал их своим нахрапом, полемическим задором и непредумышленным хамством. Нобелевский лауреат по литературе Сол Беллоу, который наблюдал визит советского лидера по телевизору, нашел ему литературный аналог в русской классике: «У гоголевских помещиков и крестьян, либо гротескно дубиноголовых, либо столь же гротескно проницательных, у губернских самодуров, подхалимов, крохоборов, чиновников, чревоугодников, картежников и пьяниц Хрущев позаимствовал немало красок для создания своего комического образа».

Канкан по-хрущевски

В Голливуде руководство кинокомпании «ХХ век Фокс» устроило в честь Хрущева ланч на 400 мест. Ажиотаж был такой, что звезды приглашались без супругов или супруг. Голливуд в то время был еще травмирован «охотой на ведьм», устроенной сенатором Маккарти, черные списки оставались в силе. Некоторые – например, Бинг Кросби и Рональд Рейган – демонстративно, в знак протеста против визита, отказались от приглашения, а драматург Артур Миллер, чьи левые взгляды расследовала комиссия по антиамериканской деятельности, остался дома из осторожности. Его тогдашняя жена Мэрилин Монро приехала и была особо представлена советскому вождю. Нина Хрущева сидела за столом между Бобом Хоупом и Фрэнком Синатрой, но понятия не имела, кто это такие – она узнала в лицо лишь сидевшего напротив Гэри Купера. Посреди застолья в зал вошел встревоженный шеф лос-анджелесской полиции Уильям Паркер и что-то зашептал на ухо сопровождавшему Хрущева от правительства США послу Генри Кэбот Лоджу. По дороге из аэропорта кто-то бросил помидор в лимузин Хрущева, но промахнулся и попал в машину Паркера. Теперь Паркер заявил Лоджу, что не берется обеспечить безопасность визитера при посещении Диснейленда. «Отлично, шеф, – ответил Лодж. – Не беретесь – значит мы займемся чем-нибудь еще». Кто-то из членов советской делегации, понимавших по-английски, услышал этот обмен репликами и немедленно доложил Хрущеву. Тот в своем выступлении не преминул возмутиться тем, что его не пускают в Диснейленд. Синатра тотчас спросил у Нины Хрущевой, сильно ли она расстроилась, что не удастся побывать в Диснейленде, и, услышав, что очень, предложил ей своим обворожительным баритоном отправиться туда вдвоем. Нина Петровна попросила у мужа запиской разрешение. Ответ был, разумеется, отрицательный. «Я старался, дорогая», – молвил Синатра с картинным вздохом. Эйзенхауэр с женой Хрущева После ланча гостей привели в павильон. Гостей пригласили присутствовать на съемках эпизода, да еще самого разудалого, фильма «Канкан» с юной Ширли Маклейн, Фрэнком Синатрой и Морисом Шевалье. Грянула музыка, и на съемочную площадку, высоко задирая юбки, выбежали танцовщицы. «Мы не привыкли к такому жанру и считали его непристойным, – пишет Хрущев в своих воспоминаниях. – Почему же я должен фиксировать на этом свое внимание?» Но внимание все-таки зафиксировалось. Позднее, на встрече с профсоюзными боссами в Сан-Франциско, вождь разразился возмущенно тирадой: «В Голливуде нам канкан показывали. Девицы должны были задирать юбки и выставлять зады. Они хорошие, честные артистки, но хочешь не хочешь, приходится плясать. Их заставляют подделываться под вкусы испорченной публики… Нам такая «свобода» не нужна. Вам нравится «свобода» смотреть на задницы, а мы предпочитаем свободу мыслить, использовать наши умственные способности, свободу созидательного прогресса!» Сол Беллоу, взявший эту цитату «из полуофициального издания, оплачиваемого русскими», добавляет, что на этом Хрущев не успокоился: «Советский премьер-министр, пустившись пародийно изображать канкан, задрал полы пиджака и выставил на всеобщее обозрение свой собственный зад». И резюмирует: «Это искусство, друзья. Это также совершенно новый способ исторической аргументации, заключающийся в том, что лидер мирового марксизма физически, с помощью своей собственной фигуры порицает западную цивилизацию. Больше того, это театр. А все мы — завороженные зрители, порой вопреки своему желанию».

Дохлее дохлой кошки

Мне эти оценки представляются излишне резкими, но у меня, конечно же, свои причины проявлять снисходительность к эскападам Хрущева. Впрочем, вот цитата из официальной советской стенограммы его встречи с журналистами, состоявшейся в вашингтонском Национальном пресс-клубе: «ВОПРОС: В своем выступлении Вы говорили о том, что не должно быть вмешательства во внутренние дела других стран. Как совместить эти слова с русским вмешательством в дела Венгрии? Н. С. ХРУЩЕВ: Видите ли, так называемый венгерский вопрос у некоторых завяз в зубах, как дохлая крыса: им это и неприятно, и выплюнуть не могут. (Смех в зале). Если вы хотите нашу беседу направить в этом направлении, то я вам не одну дохлую кошку могу подбросить. Она будет свежее, чем вопрос известных событий в Венгрии». Раздавленное советскими танками восстание в Будапеште – не повод для каламбуров. Не уверен, что смех в зале не производили сидевшие там лица хрущевской свиты. Но главный афронт подстерегал его там, где он его вовсе не ожидал – на той самой встрече с профсоюзными лидерами, на которой он демонстрировал неприличный танец канкан. Главным оппонентом Хрущева стал Уолтер Райтер, вице-председатель крупнейшего профсоюзного объединения Америки АФТ-КПП. Хрущев вспоминал о нем с неприязнью: «Райтер демонстрировал какую-то, я бы сказал, дерзость в отношении советской политики. Я ему не только отвечал тем же, но и, как говорится, «заливал ему сала за воротник», обличая его позицию как измену рабочему классу. Да Райтер и не отрицал этого: он вовсе не борется за социализм, а выступает лишь за улучшение жизни рабочих». Свои намерения лидеры АФТ-КПП изложили в пресс-релизе, опубликованном перед встречей. «Люди доброй воли, – заявил Райтер, – могут искренне не соглашаться друг с другом относительно предстоящего визита г-на Хрущева. Но невозможно прийти к соглашению относительно аморальной сути коммунизма и жестокого подавления и отрицания советской диктатурой свободы человека и демократических прав и ценностей, которыми мы, свободные люди, так дорожим». В пресс-релизе перечисляются по пунктам вопросы, которые Райтер планирует затронуть – от разоружения и проблемы статуса Западного Берлина до положения рабочих в Советском Союзе, политзаключенных и государственного антисемитизма. Он, в частности, потребовал разъяснений по поводу введенной в декабре 1958 года уголовной ответственности за организацию забастовок, выражавшейся в лишении свободы сроком до 15 лет. В заключение Райтер призвал Хрущева покончить с холодной войной и сообща взяться за борьбу с бедностью, голодом, инфекционными заболеваниями и безграмотностью – это была программа глобального сотрудничества на благо всего человечества. Немудрено, что эти речи взбесили Хрущева: он ожидал встретить пролетарского вожака, а оказалось, что с упрямым вожаком разговаривать труднее, чем с вежливыми буржуями! Он нашел простое объяснение принципиальности своего собеседника: «Потом мне дали справку о его заработной плате. Я был удивлен: он зарабатывает столько же, сколько директора крупнейших корпораций. Значит, капиталисты умеют ценить людей, которые являются организаторами рабочего класса, поддерживают их и платят им».

Апология свиньи

Ничего не вышло и из посещения металлургического завода в Питсбурге: все заводы как раз в тот момент бастовали, а штрейкбрехеров не нашлось. Пришлось ограничиться визитом на колбасную фабрику. Считая себя знатоком сельского хозяйства, Никита Хрущев запланировал посещение одного из аграрных штатов – Айовы. Для айовцев это было необыкновенное событие: они отродясь не лицезрели на своей земле иностранного лидера, да еще такого экстравагантного. Студенты Айовского университета сняли любительский фильм о пребывании Хрущева в штате, в котором запоминаются эпизод со свиньей и спор о Боге. После осмотра экспериментальной университетской свинофермы представитель принимающей стороны дарит советскому вождю статуэтку свиньи. – Это свинья мясной породы, – говорит он, вручая сувенир, – и мы надеемся, что вы увезете ее с собой, поставите на свой письменный стол и будете вспоминать наш университет. Хрущев доволен подарком: – У нас обычно когда кто-либо кому-нибудь подкладывает свинью, очень недовольны этим самым. Но в данном случае я выражаю вам исключительную признательность за такое подкладыванье. О свинье очень много сочинено, о ее нечистоплотности. Но это неправильно. Свинья, она, знаете… Человек больше проявляет свинства, чем сама свинья другой раз. Апология свиньи имеет успех. – Я согласен, – с улыбкой отвечает хозяин. – Я часто говорю, что чем больше я вижу некоторых людей, тем больше мне нравятся свиньи. Хрущев заливается жизнерадостным смехом. Задирает свинью высоко вверх. – Вот смотрите: замечательная свинья, американская. Но она имеет все свойства и советской свиньи. Американская свинья и советская, я убежден, что они могут вместе сосуществовать. Так почему же люди Советского Союза и Америки не могут сосуществовать в таком случае?! Посреди кукурузного поля состоялось нечто вроде богословского спора с владельцем хозяйства Рокуэллом Гарстом, который заметил в разговоре с Хрущевым, что высоким урожаям благоприятствует климат Айовы. – Я вам скажу: что вы умные люди – это да, верно, – отвечает Гарсту Хрущев. – Но что Господь Бог вам помог, в чем вы не виноваты, это тоже признайте. – Он на нашей стороне! – ликует Гарст. Но даже Бога атеист Хрущев не уступит капиталистам: – Не-е-ет! Вы что думаете, Бог только вам помогает, а нам не помогает?! Нам он больше помогает! Мы быстрее растем, чем вы – значит, Бог на нашей стороне! Хозяин фермы идет на попятный: – У нас есть поговорка: Бог помогает тому, кто сам себе помогает. – Бог всегда поддерживает умных! – скрепляет Хрущев, сдвигая на лысый затылок соломенную шляпу. Из Кэмп-Дэвида президент предложил гостю слетать на вертолете на семейную ферму Эйзенхауэров близ Геттисберга. Туда же он велел доставить из Вашингтона своих четверых внуков. Его внучка Сьюзен вспоминала об этой встрече на конференции по истории холодной войны – той же, в которой участвовал и Сергей Хрущев: – А под конец советский премьер приколол всем детям на одежду октябрятские звездочки. Правда, как только вертолет взлетел, мать сказала нам: «Давайте сюда эти значки». Так что звездочек мы лишились, но другой подарок Хрущева, рождественские украшения для елки, до сих пор хранятся у нас в семье, и мы все эти годы вешаем их на елку. А Сергей Хрущев сказал: – В нашей семье было по-другому. У меня и сегодня есть предвыборный значок «Я люблю Айка». Сьюзен говорит, что она была очарована Хрущевым: – Я помню эту встречу очень хорошо. Хрущев сказал тогда президенту: «Когда поедете в Москву, возьмите с собой внуков». Но даже нам, детям, было ясно, что этого не будет.

back-in-ussr.com

Визит Хрущева в США в 1959 г. Исторические факты

«Сам себя пригласил!» - с такими заголовками американские средства массовой информации окрестили первый визит Н. С. Хрущева в США. Дата в мировой дипломатии выдающаяся, так как никто даже не мог тогда представить того, что что-либо подобное может произойти. США и СССР – враги номер один в то время, готовые друг друга уничтожить ядерными ударами в любой момент. Визит Хрущева в США (1959 г.) кратко можно охарактеризовать одной фразой: театр одного актера, в котором Никита Сергеевич сыграл свою главную роль перед американской аудиторией. Расскажем в нашей статье подробнее о том, как это происходило.

Отношение США и СССР накануне визита

Современный читатель может даже и не понять того, чем являлся первый визит Н. Хрущева в США. Год – 1959, незадолго до этого, на ХХ съезде КПСС в 1953 году, было объявлено о неизбежности следующей мировой войны.

В 1956 году СССР объявил о новой военной доктрине – массового использования ракетно-ядерного потенциала во время боевых действий.

В 1957 году наша страна первая в мире испытала баллистическую межконтинентальную ракету. Событие просто ужасающе грандиозное для всего мира в целом и для США в частности: американцы живут на другом континенте, географически они изолированы от остального мира, их армия и флот надежно охраняют их от любой агрессии, шок от Перл-Харбора пережит, выводы сделаны, рядовые американцы после победы во Второй мировой войне уверены, что никто в мире больше не может угрожать их безопасности. Да, СССР и США имеют ядерное оружие, которое может уничтожить весь мир, однако оно в виде огромных бомб с разрушительным эффектом поражения. Эти бомбы еще необходимо доставить самолетами к границам США и там их сбросить. Эффективная американская система ПВО, находящаяся на военно-морских базах в США, состояла из ракетных комплексов, кораблей, авианосцев, истребителей и др. Сбросить ядерную бомбу на американцев, казалось, невозможно. И тут выходят заголовки во всех газетах о том, что в СССР появилась огромная ракета, способная из любой точки мира нанести удар по центру Нью-Йорка, долетев на недосягаемой для ПВО высоте. Получается, что американский оборонительный щит, создаваемый многие годы, не спасет США от агрессии. Капиталистические страны погрузились в состояние панического страха перед угрозой «сумасшедших русских» - такими словами называла нас западная пресса того времени.

И в это страшное для западного мира время опубликовано сообщение о том, что скоро произойдет первый дружественный визит Хрущева в США. Дата эта отмечалась как праздник, который дарил надежду миллионам американцев на то, что, может быть, русские не такие и «сумасшедшие», как их представляла пресса до этого, и не уничтожат Запад одним ядерным ударом баллистических ракет.

Приглашение

Первый визит Хрущева в США состоялся благодаря приглашению американского президента Эйзенхауэра. Последний знал о том, что советский лидер интересовался западной культурой и экономикой, так как уже тогда наблюдалось экономическое отставание СССР от США.

Демонизация Советского Союза западными СМИ состоялась немного раньше времени. Хрущев в первые годы своего правления пытался поладить с капиталистическими странами, хотел «мирно с ними соседствовать». Однако возможности новой мировой войны генсек всё же не исключал, так как был далеко не глуп и хорошо помнил уроки истории, а также коварство западной дипломатии.

Цель приглашения

Президент Эйзенхауэр хотел урегулировать статус Берлина, так как советское руководство больше не собиралось терпеть «оккупационные зоны» в этом городе. Из советской зоны Германии создали нового государство, – ГДР, – со столицей в Берлине. Терпеть в этом городе «присутствие капиталистов» наше руководство не желало. Весной и летом 1959 года прошли переговоры министров иностранных дел в Женеве, но они закончились безрезультатно.

Личное приглашение на визит Хрущева в США привез из Америки заместитель председателя министров СССР Фрол Козлов, который ездил туда на открытие советской выставки.

«Признаюсь, я сначала даже не поверил. Наши отношения были столь натянутыми, что приглашение с дружеским визитом главы советского правительства и первого секретаря ЦК КПСС было просто невероятным!» - вспоминал Никита Сергеевич впоследствии.

Американская пресса также не могла в это поверить, однако вскоре появились подробности, которые всё ставили на свое место: президент Эйзенхауэр поручил сотруднику госдепартамента (американского министерства иностранных дел) Роберту Мерфи передать Козлову приглашение на визит Н. Хрущева в США. Обязательным условием посещения должно было стать то, что лидер СССР согласится на женевские соглашения по будущему статусу Берлина на американских условиях. Однако Мерфи забыл упомянуть об этом условии, а Хрущев неожиданно даже для самого Эйзенхауэра принял приглашение.

Если перевести эти действия с дипломатического языка на обычный, то получается следующее: американцам нужно было сохранить свою зону в Берлине, однако в Женеве наши дипломаты отвергли все их предложения. После этого сам лидер США попытался договориться с Хрущевым, делая якобы широкий жест нашему генсеку, приглашая его с дружественным визитом. В условиях предстоящей холодной войны такое приглашение должно быть отвергнуто, но тем не менее какая-то разрядка должна была наступить. Однако Хрущев отличался непредсказуемостью и экспрессивностью как во внутренней политике, так и во внешней. Он принял это приглашение со словами: «Ну, тогда я побуду там недельку-другую». Эйзенхауэру ничего не оставалось делать, как согласиться на это.

Как обеспечить безопасность?

Предстоящий визит Хрущева в США оказался настоящей головной болью для советских спецслужб. Они умели обеспечивать безопасность первых лиц внутри дружественных стран и в самом Союзе. Но что делать во враждебной стране, где любой переулок может быть опасным местом? Они этого не знали, так как не было соответствующего опыта.

Некоторые члены советской делегации хотели попросить американцев о том, чтобы они выставили шпалеры вооруженных американских солдат по пути следования Хрущева с военного аэродрома в отведенную резиденцию.

Другие возражали, так как эта мера не избавит от покушения, если западные политики решат убить лидера СССР. В конце концов решили, что надо полностью доверить охрану американским спецслужбам и поверить заверениям их политиков о безопасности.

Как добраться до США?

Это сегодня перелет из одной страны в другую считается обычным делом, а полвека назад еще не было таких самолетов в нашей стране, которые бы без дозаправки смогли совершить перелет из США в СССР. А необходимо было во что бы то ни стало показать Западу, что у нашей страны есть новейшие технологии. Поэтому решили добираться самолетом ТУ-114 – единственной в то время моделью, способной совершить беспосадочный перелет из нашей страны в Вашингтон. Проблема заключалось в том, что модель до конца еще не была испытана, поэтому никто не мог гарантировать безопасность первых лиц государства, кроме одного человека – конструктора модели Андрея Туполева. Он гарантировал надежность самолета и в качестве доказательств своих слов предложил включить в члены экипажа своего родного сына Алексея. Выбор был сделан в пользу Ту-114.

Зачем Хрущев согласился на поездку?

По какой причине состоялся визит Хрущева в США? Зачем советский лидер согласился на поездку? На самом деле Хрущев был уверен в преимуществах социалистической системы и верил, что историческая победа над капитализмом не за горами. Уже была разработана государственная доктрина, согласно которой «наступит коммунизм уже в этом поколении». Надписи о скором приближении «рая» даже выдалбливали на камнях и памятниках. Но как это всегда бывает, этой доктрине не суждено было сбыться, и все надписи поспешно стирали в восьмидесятых годах прошлого века. Однако тогда об этом еще не знали, и советский лидер захотел посмотреть «загнивающий Запад» своими глазами.

Генсек в роли шпиона?

Некоторые склонны полагать, что визит Хрущева в США имел целью «подглядеть» за конкурирующей системой, так как на интуитивном уровне становилось понятно, что Запад нас начинает технологически опережать. Восточная Европа это понимала уже на сто процентов, и в 1956 году произошло восстание в Венгрии против коммунистического режима. Сторонники «идеи плагиата» в качестве аргументов приводят то, что Хрущев не обращал внимания на изобретения, которые ему показывали западные политики, и старался «подглядеть» что-либо «секретное», так как считал, что показанные американцами вещи не представляют особого интереса. Так, наш лидер «выведал секрет» гамбургера, хот-дога, сервиса по самообслуживанию, ячеек для хранения вещей в аэропорту и на вокзале и кукурузы.

Всё это появилось позже и в Советском Союзе. Гамбургер и хот-дог по идеологическим соображениям переименовали в «сосиску в тесте» и «котлету в тесте», и советские люди были уверены, что это придумали мы. А в кукурузу наш лидер окончательно «влюбился», думая, что наконец-то отыскал эльдорадо, секрет успеха капиталистического мира на одной из ферм в штате Айова. Именно «кукурузная история» в ходе поездки создала миф, что Хрущев якобы там решился на свой эксперимент с этой культурой. На самом деле про массовую сельскохозяйственную кампанию по выращиванию кукурузы шли разговоры до поездки. Сам себя Хрущев любил называть «кукурузником» еще до своего назначения на высшую руководящую должность в стране и часто вносил различные проекты массового внедрения этой культуры. Причина такой «любви» к этому овощу заключалась в том, что в 1949 году кукуруза спасла Украинскую советскую республику от очередного «голодомора», когда Хрущев был на посту генсека партии в этой республике. В остальных районах СССР голод всё же случился по причине неурожая и отсутствия резервов. Однако визит Хрущева в США в 1959 году окончательно укоренил в нем веру, что эту культуру срочно необходимо внедрять в СССР. Позже наше сельское хозяйство дорого заплатило за эксперименты с этим овощем, а советские люди проклинали генсека на кухне, жуя кукурузный хлеб вместо пшеничного. Справедливости ради скажем, что сегодня Минсельхоз России одобрил эксперименты Никиты Хрущева по внедрению кукурузы в народное хозяйство, так как она повышает продуктивность мясного и молочного животноводства. Но он также и признает, что «не надо, конечно, всю страну засевать кукурузой».

Первое удивление

Визит Хрущева в США состоялся в 1959 году и сопровождался различными курьезами. Иногда получалось, что советский лидер, пытаясь одновременно и разглядеть секреты Запада, и в то же самое время показать ему свое культурное превосходство, ставил себя в неловкое положение.

На заводе компании IBM наш лидер оставался равнодушным к продукции, всем своим видом показывая, что у нас тоже всё это имеется. Напомним, в 1959 году появились первые в мире компьютеры на транзисторе высокого уровня надежности и быстродействия, которые ВВС США сочли возможным использовать даже в системе раннего оповещения ПВО. Хрущева это не особо впечатлило, так как работа над усовершенствованием ЭВМ велась и у нас, а «кукурузник» не мог понять революционного новшества в силу отсутствия элементарных познаний в этой области. Именно это изобретение позволило IBM стать мировым лидером по производству вычислительной техники.

Зато Хрущева впечатлило другое изобретение – самообслуживание в столовой. Конечно, генсек не любил показывать своего удивления и постоянно утверждал, что «в СССР лучше». Однако многие понимали, что Хрущев лукавит.

В Голливуде

Визит Хрущева в США в 1959-м ознаменовался и его появлением в Голливуде. Кинокомпания «ХХ век Фокс» устроила в честь нашего лидера пышный ланч на 400 мест. Ажиотаж был такой, что на него приглашались только знаменитости без своих вторых половинок, так как мест для всех желающих не хватало.

Голливуд в то время был травмирован «охотой на ведьм» - борьбой с пропагандой коммунизма в США, поэтому многих приглашенных охватывала тревога. Однако почти все известные актеры, режиссеры, политики, драматурги и др. приняли участие в ланче: Боб Хоуп, Фрэнсис Синатра, Мэрилин Монро, Джон Кеннеди и многие другие.

Некоторые, например, Бинг Кросби и Рональд Рейган, в знак своего протеста против социалистического режима демонстративно отвергли приглашение. Другие просто боялись за свою судьбу и не пошли на встречу, так как против них уже шло расследование комиссии по антиамериканской деятельности. Среди таких людей был и известный драматург Артур Миллер, однако его жена Мэрилин Монро была особо представлена советскому вождю.

Хрущев на съемках фильма

После ланча гостям решили показать съемки фильма «Канкан». Организаторы специально выбрали особо пикантный фрагмент будущей кинокартины. Под громкую музыку выбежали танцовщицы и начали эффектно танцевать, высоко поднимая юбки. Позже журналисты не упустили возможности спросить у советского лидера о том, что он думает о подобных сценах. Такой жанр наш лидер назвал «непристойным», и он якобы не зафиксировал свое внимание на них. Однако фотосъемки журналистов говорят об обратном.

На встрече с профсоюзными организациями Хрущев все-таки выскажет свое возмущение тем, что «честные артистки» должны «задирать юбки» в угоду «испорченной публики». И дальше наш лидер не упустил возможности подчеркнуть, что «нам такая «свобода» не нужна» и мы «предпочитаем свободно мыслить», а не «смотреть на задницы». Однако и на этом советский лидер не успокоился: он начал пародировать танцовщиц из фильма, выставляя свой зад на всеобщее обозрение. По крайней мере, так об этом написал один из американских журналистов – Сол Беллоу, освещавший визит Хрущева в США. Год для него действительно был запоминающимся, и он часто вспоминал об этих событиях в течение всей своей жизни.

Визит Н. Хрущева в США: встреча с профсоюзами

Настоящим разочарованием для нашего лидера стала встреча с профсоюзными организациями в США. Он предполагал, что на ней он встретится со своими союзниками по борьбе против капиталистического мира. Уж кто-кто, а простые «работяги» должны ненавидеть «угнетателей и поработителей». Однако он ошибся: лидер крупнейшего профсоюзного объединения Уолтер Райтер раскритиковал весь социалистический строй СССР. Хрущев попытался парировать и обвинил его в «измене рабочему классу», однако Райтер прямо в лицо сказал Никите Сергеевичу о том, что он вовсе не борется за социализм в стране, а выступает лишь за улучшение жизни рабочих.

Позже, увидев доходы Райтера, Хрущев намекнет о том, что капиталисты подкупили всех профсоюзных лидеров в США.

«Дохлее дохлой кошки»

В целом визит Хрущева в США (1959 г.) сопровождался многочисленными провокациями, иронией, сарказмом со стороны американской общественности. Самыми неприятными вопросами были для нашего лидера те, которые затрагивали венгерское восстание. Их он охарактеризовал «дохлее дохлой кошки», намекая на то, что эти события уже давно в прошлом, а журналисты до сих пор поднимают эту тему.

Вторая поездка

Первый визит Хрущева в США – дата, конечно, запоминающаяся, но это была не единственная поездка нашего лидера к «идеологическим врагам». Казалось бы, после того, что натерпелся наш лидер в США в 1959 году, он вряд ли туда еще раз поедет. Однако в 1960 году он выступил на 15-й Генассамблее в ООН в Нью-Йорке, на которой он раскритиковал капиталистическую экспансию Запада в Африке. На ней же он пообещал показать всему миру «кузькину мать». Перепуганные американцы перевели эту фразу «мы вас похороним», и советский лидер в глазах западного мира превратился в неадекватного диктатора, готового уничтожить весь мир. После этого еще один запланированный дружеский визит Хрущева в США (1961 г.) не состоялся, а идиома «кузькина мать» стала обозначать термоядерную «царь-бомбу», которую СССР испытал после Генассамблеи.

fb.ru

Знаменитая поездка Никиты Хрущева в США

Президент Медведев, выступая перед студентами Питсбургского университета, напомнил об «одном из лидеров Советского Союза», который ровно полвека назад посетил то же заведение. При этом он старательно подчеркнул: «Не могу сказать, что мы с ним находимся на близких политических позициях или что я разделяю его взгляды». Речь идет о Никите Хрущеве, побывавшем в Америке более полвека назад…

Для американцев это имя связано не с кукурузой или злополучной выставкой в Манеже, а прежде всего с XX съездом – разоблачением преступлений сталинизма и последовавшей за ним невиданной либерализацией советского режима, «оттепелью».

«Я надеюсь также, – продолжил российский президент, – что вы не будете меня спрашивать о том, о чем спрашивали Никиту Хрущева 50 лет назад».

Сам себя пригласил

Действительно, советскому вождю задавали в Америке такие дерзкие вопросы, каких он отродясь не слышал. Хрущев вынужден был публично отбиваться от «провокаций». Бурный темперамент и врожденный артистизм заставляли его грубить и паясничать. Но была и искренняя заинтересованность заокеанской державой, секретом ее успеха.

Центральным вопросом мировой политики в 1959 году был вопрос о статусе Западного Берлина. В ноябре 1958 года Хрущев предъявил западным державам ультиматум: он требовал прекращения режима четырехстороннего контроля над городом. От этой позиции СССР не отступил на переговорах министров иностранных дел в Женеве весной и летом 1959 года. Они закончились безрезультатно.

В этот момент Хрущев совершенно неожиданно получил приглашение президента Эйзенхауэра посетить США с официальным визитом. Личное послание привез первый заместитель председателя Совета министров СССР Фрол Козлов, ездивший в США на открытие советской выставки.

«Признаюсь, я сначала даже не поверил, – вспоминал впоследствии Хрущев. – Наши отношения были тогда столь натянутыми, что приглашение с дружеским визитом главы Советского правительства и первого секретаря ЦК КПСС казалось просто невероятным!»

Невероятным известие показалось и американским журналистам, когда Эйзенхауэр  3 августа в Вашингтоне сделал специальное заявление по этому поводу. Почему Айк, как называют Эйзенхауэра американцы, вдруг пригласил Хрущева? Оказывается, это стало результатом недоразумения.

Вот что рассказывает об этом Питер Карлсон, бывший журналист газеты «Вашингтон Пост», освещавший визит Хрущева: «Президент Эйзенхауэр надеялся добиться договоренности в Женеве, и именно поэтому решил пригласить Хрущева.

Он написал ему письмо, которое Козлову вручил сотрудник госдепартамента по имени Роберт Мерфи. Мерфи должен был передать на словах, что условием приглашения является соглашение в Женеве. Но Мерфи забыл сказать это. Хрущев получил послание и немедленно ответил: «Конечно, еду! Как насчет того, чтобы дать мне поездить по стране неделю-другую?» Айку ничего не оставалось. Он не мог отменить приглашение».

«Неожиданно, но приятно. А также интересно. Хотелось взглянуть на Америку», – так описывает свою реакцию Хрущев.

Александр Феклисов, сопровождавший Хрущева в качестве начальника американского отдела КГБ, вспоминает, как на первом совещании по подготовке визита председатель комитета А.Н. Шелепин заявил, что обеспечение безопасности вождя – «самая важная задача, когда-либо стоявшая перед органами госбезопасности».

Для выполнения этой задачи была сформирована спецгруппа, члены которой стали разрабатывать план действий на случай самых невероятных ситуаций. «Некоторые члены группы, – рассказывает Феклисов, – предлагали попросить американцев выставить шпалеры вооруженных американских солдат по пути следования Хрущева с военного аэродрома Эндрюс по улицам Вашингтона в отведенную резиденцию.

Другие возражали, приводя разные доводы, в том числе и такой: а вдруг среди вооруженных солдат найдется какой-нибудь ненормальный, и тогда беда неизбежна. В конце концов решили: надо все же положиться на богатый опыт американской секретной службы, охраняющей президента».

Добираться решили самолетом Ту-114 – единственной в то время моделью, способной на беспосадочный перелет из Москвы в Вашингтон. Машина была новая, еще не прошедшая полный цикл летных испытаний и не запущенная в серию. Конструктор Андрей Туполев в качестве гарантии надежности предложил Хрущеву включить в состав экипажа своего сына Алексея. Хрущев согласился.

Первый в истории визит советского вождя в США американцам запомнился надолго. Зрелище было яркое и неординарное. Хрущев мгновенно превратился в телезвезду и отдавал себе в этом отчет.

Питер Карлсон вспоминает: «Хрущев инстинктивно понял, что эта поездка – не столько политическое событие, сколько большое телевизионное шоу, в котором главную роль исполняет он – новый харизматичный лидер молодого, полного сил коммунистического мира, каким он виделся ему в то время».

Он действительно пребывал в эйфории. Он был уверен в преимуществах социалистического строя и в том, что историческая победа не за горами.

В 1961 году на XXII съезде КПСС партия торжественно пообещала народу: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» Этот лозунг, выбитый золотыми буквами на мраморе, долгие годы украшал один из павильонов ВДНХ; в 1980-м, то есть именно тогда, когда должен был наступить коммунизм, я видел, как рабочие меняют это изречение на другое, уже ничего не обещающее...

Хрущеву все было интересно, причем очень часто – совсем не то, что ему хотели показать. На заводе компании IBM он остался равнодушен к продукции, но зато был восхищен столовой самообслуживания и по возвращении домой настойчиво вводил такую же форму питания на советских предприятиях.

Вместе с тем Хрущеву не хотелось, чтобы его принимали за руководителя отсталой страны, он старался не проявлять свой восторг слишком бурно и часто говорил, что в СССР есть все то же самое, но лучше.

«Да, это правда, – говорит Питер Карлсон. – Кроме хот-догов – хот-доги ему действительно понравились. А еще ему понравились камеры хранения на вокзале Юнион Стэйшн в Вашингтоне. В Советском Союзе тогда надо было дожидаться посадки на поезд со всей поклажей на руках. И Хрущев был восхищен тем, что у нас можно просто положить багаж в ячейку, бросить монету и взять ключ с собой».

Так что возможно, что и автоматические камеры хранения в СССР появились благодаря этой поездке. Отлично помню советские хот-доги и гамбургеры, продававшиеся с лотков вместе с пирожками: хот-дог назывался «сосиска в тесте», а гамбургер – «котлета в булочке». Антиамериканизм на бытовом уровне появился гораздо позже. Впрочем, мы тогда не знали, что и то, и другое – американское изобретение.

При всей неотесанности Хрущева, его моветоне, трудно не видеть в его поведении своеобразного артистизма, почти детской непосредственности, сплошь и рядом ставившей в тупик многоопытных западных политиков. Он обезоруживал их своим нахрапом, полемическим задором и непредумышленным хамством.

Нобелевский лауреат по литературе Сол Беллоу, который наблюдал визит советского лидера по телевизору, нашел ему литературный аналог в русской классике:

«У гоголевских помещиков и крестьян, либо гротескно дубиноголовых, либо столь же гротескно проницательных, у губернских самодуров, подхалимов, крохоборов, чиновников, чревоугодников, картежников и пьяниц Хрущев позаимствовал немало красок для создания своего комического образа».

Канкан по-хрущевски

В Голливуде руководство кинокомпании «ХХ век Фокс» устроило в честь Хрущева ланч на 400 мест. Ажиотаж был такой, что звезды приглашались без супругов или супруг. Голливуд в то время был еще травмирован «охотой на ведьм», устроенной сенатором Маккарти, черные списки оставались в силе.

Некоторые – например, Бинг Кросби и Рональд Рейган – демонстративно, в знак протеста против визита, отказались от приглашения, а драматург Артур Миллер, чьи левые взгляды расследовала комиссия по антиамериканской деятельности, остался дома из осторожности. Его тогдашняя жена Мэрилин Монро приехала и была особо представлена советскому вождю.

Нина Хрущева сидела за столом между Бобом Хоупом и Фрэнком Синатрой, но понятия не имела, кто это такие – она узнала в лицо лишь сидевшего напротив Гэри Купера.

Посреди застолья в зал вошел встревоженный шеф лос-анджелесской полиции Уильям Паркер и что-то зашептал на ухо сопровождавшему Хрущева от правительства США послу Генри Кэбот Лоджу.

По дороге из аэропорта кто-то бросил помидор в лимузин Хрущев, но промахнулся и попал в машину Паркера. Теперь Паркер заявил Лоджу, что не берется обеспечить безопасность визитера при посещении Диснейленда.

«Отлично, шеф, – ответил Лодж. – Не беретесь – значит мы займем-ся чем-нибудь еще». Кто-то из членов советской делегации, понимавших по-английски, услышал этот обмен репликами и немедленно доложил Хрущеву. Тот в своем выступлении не преминул возмутиться тем, что его не пускают в Диснейленд.

Синатра тотчас спросил у Нины Хрущевой, сильно ли она расстроилась, что не удастся побывать в Диснейленде, и, услышав, что очень, предложил ей своим обворожительным баритоном отправиться туда вдвоем.

Нина Петровна попросила у мужа запиской разрешение. Ответ был, разумеется, отрицательный. «Я старался, дорогая», – молвил Синатра с картинным вздохом.

Эйзенхауэр с женой Хрущева

После ланча гостей привели в павильон. Гостей пригласили присутствовать на съемках эпизода, да еще самого разудалого, фильма «Канкан» с юной Ширли Маклейн, Фрэнком Синатрой и Морисом Шевалье.

Грянула музыка, и на съемочную площадку, высоко задирая юбки, выбежали танцовщицы. «Мы не привыкли к такому жанру и считали его непристойным, – пишет Хрущев в своих воспоминаниях. – Почему же я должен фиксировать на этом свое внимание?»

Но внимание все-таки зафиксировалось. Позднее, на встрече с профсоюзными боссами в Сан-Франциско, вождь разразился возмущенно тирадой:

«В Голливуде нам канкан показывали. Девицы должны были задирать юбки и выставлять зады. Они хорошие, честные артистки, но хочешь не хочешь, приходится плясать. Их заставляют подделываться под вкусы испорченной публики...

Нам такая «свобода» не нужна. Вам нравится «свобода» смотреть на задницы, а мы предпочитаем свободу мыслить, использовать наши умственные способности, свободу созидательного прогресса!»

Сол Беллоу, взявший эту цитату «из полуофициального издания, оплачиваемого русскими», добавляет, что на этом Хрущев не успокоился:

«Советский премьер-министр, пустившись пародийно изображать канкан, задрал полы пиджака и выставил на всеобщее обозрение свой собственный зад».

И резюмирует: «Это искусство, друзья. Это также совершенно новый способ исторической аргументации, заключающийся в том, что лидер мирового марксизма физически, с помощью своей собственной фигуры порицает западную цивилизацию. Больше того, это театр. А все мы — завороженные зрители, порой вопреки своему желанию».

Дохлее дохлой кошки

Мне эти оценки представляются излишне резкими, но у меня, конечно же, свои причины проявлять снисходительность к эскападам Хрущева.

Впрочем, вот цитата из официальной советской стенограммы его встречи с журналистами, состоявшейся в вашингтонском Национальном пресс-клубе:

«ВОПРОС: В своем выступлении Вы говорили о том, что не должно быть вмешательства во внутренние дела других стран. Как совместить эти слова с русским вмешательством в дела Венгрии?

Н. С. ХРУЩЕВ: Видите ли, так называемый венгерский вопрос у некоторых завяз в зубах, как дохлая крыса: им это и неприятно, и выплюнуть не могут. (Смех в зале). Если вы хотите нашу беседу направить в этом направлении, то я вам не одну дохлую кошку могу подбросить. Она будет свежее, чем вопрос известных событий в Венгрии».

Раздавленное советскими танками восстание в Будапеште – не повод для каламбуров. Не уверен, что смех в зале не производили сидевшие там лица хрущевской свиты.

Но главный афронт подстерегал его там, где он его вовсе не ожидал – на той самой встрече с профсоюзными лидерами, на которой он демонстрировал неприличный танец канкан. Главным оппонентом Хрущева стал Уолтер Райтер, вице-председатель крупнейшего профсоюзного объединения Америки АФТ-КПП.

Хрущев вспоминал о нем с неприязнью: «Райтер демонстрировал какую-то, я бы сказал, дерзость в отношении советской политики. Я ему не только отвечал тем же, но и, как говорится, «заливал ему сала за воротник», обличая его позицию как измену рабочему классу. Да Райтер и не отрицал этого: он вовсе не борется за социализм, а выступает лишь за улучшение жизни рабочих».

Свои намерения лидеры АФТ-КПП изложили в пресс-релизе, опубликованном перед встречей. «Люди доброй воли, – заявил Райтер, – могут искренне не соглашаться друг с другом относительно предстоящего визита г-на Хрущева. Но невозможно прийти к соглашению относительно аморальной сути коммунизма и жестокого подавления и отрицания советской диктатурой свободы человека и демократических прав и ценностей, которыми мы, свободные люди, так дорожим».

В пресс-релизе перечисляются по пунктам вопросы, которые Райтер планирует затронуть – от разоружения и проблемы статуса Западного Берлина до положения рабочих в Советском Союзе, политзаключенных и государственного антисемитизма.

Он, в частности, потребовал разъяснений по поводу введенной в декабре 1958 года уголовной ответственности за организацию забастовок, выражавшейся в лишении свободы сроком до 15 лет.

В заключение Райтер призвал Хрущева покончить с холодной войной и сообща взяться за борьбу с бедностью, голодом, инфекционными заболеваниями и безграмотностью – это была программа глобального сотрудничества на благо всего человечества.

Немудрено, что эти речи взбесили Хрущева: он ожидал встретить пролетарского вожака, а оказалось, что с упрямым вожаком разговаривать труднее, чем с вежливыми буржуями! Он нашел простое объяснение принципиальности своего собеседника:

«Потом мне дали справку о его заработной плате. Я был удивлен: он зарабатывает столько же, сколько директора крупнейших корпораций. Значит, капиталисты умеют ценить людей, которые являются организаторами рабочего класса, поддерживают их и платят им».

Апология свиньи

Ничего не вышло и из посещения металлургического завода в Питсбурге: все заводы как раз в тот момент бастовали, а штрейкбрехеров не нашлось. Пришлось ограничиться визитом на колбасную фабрику.

Считая себя знатоком сельского хозяйства, Никита Хрущев запланировал посещение одного из аграрных штатов – Айовы. Для айовцев это было необыкновенное событие: они отродясь не лицезрели на своей земле иностранного лидера, да еще такого экстравагантного.

Студенты Айовского университета сняли любительский фильм о пребывании Хрущева в штате, в котором запоминаются эпизод со свиньей и спор о Боге.

После осмотра экспериментальной университетской свинофермы представитель принимающей стороны дарит советскому вождю статуэтку свиньи.

– Это свинья мясной породы, – говорит он, вручая сувенир, – и мы надеемся, что вы увезете ее с собой, поставите на свой письменный стол и будете вспоминать наш университет.

Хрущев доволен подарком: – У нас обычно когда кто-либо кому-нибудь подкладывает свинью, очень недовольны этим самым. Но в данном случае я выражаю вам исключительную признательность за такое подкладыванье.

О свинье очень много сочинено, о ее нечистоплотности. Но это неправильно. Свинья, она, знаете... Человек больше проявляет свинства, чем сама свинья другой раз. Апология свиньи имеет успех.

– Я согласен, – с улыбкой отвечает хозяин. – Я часто говорю, что чем больше я вижу некоторых людей, тем больше мне нравятся свиньи.Хрущев заливается жизнерадостным смехом. Задирает свинью высоко вверх.

– Вот смотрите: замечательная свинья, американская. Но она имеет все свойства и советской свиньи. Американская свинья и советская, я убежден, что они могут вместе сосуществовать. Так почему же люди Советского Союза и Америки не могут сосуществовать в таком случае?!

Посреди кукурузного поля состоялось нечто вроде богословского спора с владельцем хозяйства Рокуэллом Гарстом, который заметил в разговоре с Хрущевым, что высоким урожаям благоприятствует климат Айовы.

– Я вам скажу: что вы умные люди – это да, верно, – отвечает Гарсту Хрущев. – Но что Господь Бог вам помог, в чем вы не виноваты, это тоже признайте.– Он на нашей стороне! – ликует Гарст.

Но даже Бога атеист Хрущев не уступит капиталистам:– Не-е-ет! Вы что думаете, Бог только вам помогает, а нам не помогает?! Нам он больше помогает! Мы быстрее растем, чем вы – значит, Бог на нашей стороне!

Хозяин фермы идет на попятный:– У нас есть поговорка: Бог помогает тому, кто сам себе помогает.

– Бог всегда поддерживает умных! – скрепляет Хрущев, сдвигая на лысый затылок соломенную шляпу.

Из Кэмп-Дэвида президент предложил гостю слетать на вертолете на семейную ферму Эйзенхауэров близ Геттисберга. Туда же он велел доставить из Вашингтона своих четверых внуков.

Его внучка Сьюзен вспоминала об этой встрече на конференции по истории холодной войны – той же, в которой участвовал и Сергей Хрущев:

– А под конец советский премьер приколол всем детям на одежду октябрятские звездочки. Правда, как только вертолет взлетел, мать сказала нам: «Давайте сюда эти значки». Так что звездочек мы лишились, но другой подарок Хрущева, рождественские украшения для елки, до сих пор хранятся у нас в семье, и мы все эти годы вешаем их на елку.

А Сергей Хрущев сказал:– В нашей семье было по-другому. У меня и сегодня есть предвыборный значок «Я люблю Айка».

Сьюзен говорит, что она была очарована Хрущевым:– Я помню эту встречу очень хорошо. Хрущев сказал тогда президенту: «Когда поедете в Москву, возьмите с собой внуков». Но даже нам, детям, было ясно, что этого не будет.

Статьи по теме:

«Хрущёва боялись даже мёртвого...»
Как Хрущев Сталина закопал
Хрущев, Хрящев или Перлмуттер?

По материалам рунета – FOX

Похожие материалы:

www.softmixer.com


Смотрите также