Генерал роберт ли в сша биография


Генерал Роберт Ли: герой и антигерой истории США

Гражданская война в Соединенных Штатах Америки (1861 – 1865 годов) породила своих героев. Ярчайшим из них был генерал Роберт Эдвард Ли, необыкновенно почитаемый военный деятель американского Юга. Его личность и роль в американской истории, между тем, была не однозначна.

Полководец родился 19 января 1807 года в Стрэдфорде, штат Вирджиния, в семье героя войны за независимость Генри Ли. Его родители принадлежали к почитаемым вирджинским родам. В семье культивировались высокие нравственные ценности, такие как труд, дисциплина, религиозность, почитание семьи.

В 1861 году президент США Линкольн предложил Роберту Ли возглавить сухопутные вооруженные силы федералов. К тому моменту от Союза североамериканских штатов уже отделилась Южная Каролина, а в 1861 году ее примеру последовали Алабама, Джорджия, Луизиана, Миссисипи, Техас Теннеси и Флорида. Позднее – Арканзас, Виргиния и Северная Каролина. Было понятно, что процесс необратим, и ключевые вопросы дальнейшего экономического развития страны будут решаться силовыми методами.

Надежды Линкольна на согласие Ли воевать на стороне федералов были небезосновательны: Роберт не одобрял сецессию ( выход штатов из североамериканского союза ), был сторонником сохранения Союза и выражал протест против рабства ( даровал свободу своим рабам ).

Ли писал: «Ни север, ни юг, ни восток, ни запад - только широкий Союз во всей своей мощи и силе». Перед Ли встал жестокий выбор – пойти против своего родного штата Виргиния, против своих ближайших друзей и соотечественников во имя сохранения союза, либо наблюдать распад государства и разделить участь своего родного штата. Решение было принято. Ли написал прошение об отставке. В ответе секретарю Линкольна Френсису Блэру было написано: «Несмотря на неприятие сецессии и надвигающейся войны, я не в состоянии принять участие во вторжении в южные штаты».

Как ни скорбел Ли о своем решении, вскоре он предложил свои услуги по обеспечению защите Юга Джефферсону Дэвису, президенту Конфедеративных Штатов Америки, который произвел его в бригадные, а затем в полные генералы. На этом посту он занимался организацией регулярных армейских частей, а летом 1861 года возглавил операцию в Западной Вирджинии. Не все проводимые Ли операции в то время были успешны. Так, после не принесших результата военных действий в Чит Маунтейн, Дэвис перевел его в столицу Конфедерации Ричмонд, где Ли занял пост главного военного советника. На этом посту он имел успехи. В частности, велика его заслуга в планировании кампании Каменной Стены Джексона в долине Шенандоа.

Велика была роль Роберта Ли в период контрнаступления Конфедератов. Славу ему принесла «Семидневная кампания», с которой началась славная история Армии Северной Вирджинии. Самого Ли южане стали называть «дядюшка Роберт». Армия Конфедератов двинулась к Вашингтону. Величайшую свою победу генерал Ли одержал в сражении при Чанселлорсвилле в мае 1863 года, когда Союз двинул на южан огромную армию под командованием Джо Хукера.

Эта победа побудила Ли и Дэвиса совершить так называемое, «второе вторжение на Север». Южане рассчитывали окончательно уничтожить военные силы федералов, положив, таким образом, конец войне. С этими, как оказалось, бесплодными надеждами Армия Северной Вирджинии вступила на территорию Пенсильвании.

С 1-го по 3-е июля 1863 года у городка Геттисберг состоялось величайшее сражение в истории Западного полушария. Вызов генералу Ли бросила федеральная Армия Потомака со своим новым командующим генералом Джорджем Мидом. Конфедераты были побеждены, однако сражались еще два года. Об уважении к силе такого противника, как генерал Ли, говорит прозвище, данное ему командующим войсками федералов Улиссом Грантом – «Туз Пик» - что означало признание его воинской доблести и таланта.

9 апреля 1865 года Конфедераты подписали капитуляцию, после того, как были окружены у Питерсберга и Ричмонда.

Интересно, что Ли, несмотря на историю своих побед, перемежавшихся с поражениями, на протяжении всей войны был душой, вдохновителем войск Конфедератов. Современников и потомков поражала его стойкость и способность одерживать победы с помощью своей плохо вооруженной, голодной армии над многократно превосходящим по силе противником. О его высокой оценке говорит и то, что после войны он вернулся в Ричмонд как прощенный военнопленный. Ему предлагалось множество почетных постов, но он согласился лишь на пост президента Колледжа Вашингтона, где его репутация принесла большую пользу и вдохновение. Став символом «проигранного дела», Ли все же превратился в легенду. Умер он в 1870 году.

Коварно и трагически в Гражданской войне переплелись интересы различных сил. Близкие по духу, социальному статусу люди превращались во врагов, пролив немыслимое количество крови своих же соотечественников. Генерал Ли, в этом смысле, был свидетельством иронии эпохи, поставившей патриотично настроенного человека во главе оппозиционных федеральному правительству сил.

russian7.ru

Генерал Ли разделил США. Кем был герой Конфедерации и почему на Юге воюют с памятниками?

«Война с памятниками», как оказалось, характерна не только для бывших республик Советского Союза и бывших стран соцлагеря в Восточной Европе, но и для самих Соединенных Штатах. Продолжается скандал вокруг сноса памятников лидерам Конфедерации южных штатов. Настоящая эпидемия переноса памятников с главных и центральных улиц и площадей городов южных штатов началась еще в 2015 году, однако внимание мировой общественности привлекла лишь сейчас, когда в Шарлоттсвилле, что в штате Виргиния, начались беспорядки, вызванные сносом памятника генералу Роберту Ли — легендарному герою Гражданской войны в США. Один человек погиб, еще девятнадцать человек получили ранения.

Роберт Ли — одна из самых знаковых фигур в новой истории Соединенных Штатов Америки. Кстати, в этом году со дня его рождения исполнилось 210 лет. Роберт Эдвард Ли родился в далеком 1807 году, 19 января, в Стрэдфорде, штат Виргиния. Отец будущего генерала Генри Ли сам был героем американской войны за независимость и прославился под прозвищем «Кавалерист Гарри». Энн Картер Ли, мать полководца, также принадлежала к видному виргинскому роду и отличалась умом и целеустремленностью. Эти качества она передала и своему сыну. Поскольку у отца семьи вскоре возникли серьезные финансовые проблемы, фактически воспитанием сына и содержанием семейства занималась мать Энн Картер Ли. Росший в такой обстановке Роберт Эдвард уже подростком стал выполнять функции главы семьи, поскольку здоровье матери ухудшилось, а мужчины в доме не было. С финансовыми проблемами семейства был связан и выбор дальнейшего жизненного пути Роберта Ли. Если у его старшего брата Чарльза еще хватило денег оплатить обучение в престижном Гарвардском университете, то к тому времени, когда очередь получать высшее образование наступила для Роберта, с финансами у семьи было уже совсем плохо.

Но образование все же требовалось — знатный виргинский род не хотел, чтобы его представитель остался необразованным человеком на обочине социальной жизни. Единственным выходом в этой ситуации было поступление в военное учебное заведение — прославленную военную академию Вест-Пойнт. Роберт Ли, отличавшийся не только прилежностью в учебе, но и большой физической силой, вполне мог стать идеальным офицером американской армии. И он им стал. Во время учебы в академии Ли был одним из лучших кадетов академии, не получив ни одного взыскания от вышестоящего командования. К моменту окончания Вест-Пойнта, Ли был вторым по успеваемости кадетом академии. В то время кадетов, в зависимости от их успеваемости и склонности, распределяли по родам войск. Ребята физически крепкие, но без выраженных интересов, направлялись в пехоту или кавалерию. «Умники», среди которых был и Роберт Ли, распределялись в инженерные войска и артиллерию — те рода войск, где требовались более глубокие знания специальных дисциплин и точных наук. Роберт Ли получил назначение в инженерные войска и был направлен в Корпус инженеров в звании второго лейтенанта. Практически сразу же после окончания академии он участвовал в работах по строительству дамбы в Сент-Луисе, затем — в строительстве береговых фортов в Брансвике и Саванне. Молодой офицер поселился в Арлингтоне, в поместье своей жены Мэри Энн Кастис, с которой он сочетался браком 30 июня 1831 года. Мэри Кастис также принадлежала к элите американского общества — ее отец Джордж Вашингтон Парк Кастис доводился приемным внуком самому Джорджу Вашингтону, одному из отцов американской государственности. Роберт Ли продолжал службу в инженерных войсках и может быть никогда бы и не перешел на командные посты в армии, если бы не мексиканско-американская война, разразившаяся в 1846 году. К этому времени 39-летний офицер инженерных войск уже был хорошо известен командованию. Его направили в Мексику — руководить строительством дорог, необходимых для продвижения американской армии. Но генерал Уинфилд Скотт, который осуществлял командование американскими войсками, обратил внимание на то, что Роберт Ли — не только хороший офицер инженерной службы, но и отменный наездник, прекрасный стрелок и разведчик. Человек с такими данными очень требовался в штабе, поэтому Роберт Ли был сразу же включен в число штабных офицеров генерала Скотта. Так началось его знакомство с командными и штабными обязанностями. Однако после окончания войны Ли вновь продолжил службу в инженерных войсках, чем очень тяготился. Во-первых, карьера военного инженера не давала ему желаемого продвижения в званиях и должностях. Можно было всю жизнь прослужить на должностях среднего состава, занимаясь строительством дорог в отдаленных районах. Во-вторых, служба в глубинке тоже тяготила офицера, который не мог полноценно заниматься своей семьей и вести нормальный образ жизни. В конце концов, Роберту Ли удалось добиться перевода в кавалерию. К этому времени ему было уже 48 лет — не самый юный возраст для военной карьеры. Однако именно после перевода в кавалерию с карьерным ростом у Ли все наладилось. В октябре 1859 года он командовал подавлением восстания Джона Брауна, попытавшегося захватить правительственный арсенал в Харперс-Ферри. Полковник Роберт Ли командовал в это время не только кавалеристами, но и морскими пехотинцами, сумев быстро подавить восстание. К этому времени полковнику Ли было уже 52 года и, вполне вероятно, он так и закончил бы службу в полковничьем звании, как сотни других американских офицеров, если бы не разразившаяся вскоре гражданская война. — Сражение при Энтитеме. 1862 год. © / Commons.wikimedia.orgВ 1861 году новый президент США Авраам Линкольн предложил полковнику Ли возглавить сухопутные войска федерального правительства. К этому времени ситуация в стране накалилась до предела. Южные штаты, а Ли, как мы знаем, был уроженцем Юга, вступили в острый конфликт с федеральным правительством. При этом полковник Ли считался убежденным противником рабства и отделения южных штатов от федерального центра. Линкольн считал, что талантливый офицер может стать надежным военачальником федеральных войск. Однако сам полковник Ли сделал свой собственный выбор. Он написал президенту США прошение об отставке с военной службы, подчеркнув, что не в состоянии участвовать во вторжении в свои родные южные штаты. Немного подумав, полковник Роберт Эдвард Ли обратился к Джефферсону Дэвису, избранному президентом Конфедеративных штатов Америки, предложив ему свои услуги в качестве офицера. Дэвис с радостью принял предложение Ли и присвоил ему звание бригадного генерала. Так Ли дослужился до генеральских погон, занявшись созданием регулярной армии южных штатов. Ли занял пост главного военного советника президента Дэвиса, участвуя в планировании многих боевых операций армии конфедератов. Затем Ли, произведенный в полные генералы, возглавил Армию Северной Вирджинии. Должность командующего армией он занял 1 июня 1862 года и вскоре получил огромный авторитет в войсках конфедератов. Южане очень уважали и ценили генерала Ли — не только за талант полководца, но и за отменные человеческие качества, как общительного и добродушного человека.Под командованием генерала Ли Армия Северной Вирджинии добилась впечатляющих успехов, совершив большое количество побед над федеральными войсками. В частности, армия Ли смогла отбить мощное наступление северян, разбив армию генерала Бернсайда в окрестностях Фредериксберга. В мае 1863 г. войска генерала Ли смогли нанести сильнейшее поражение северянам в битве при Чанселлорсвилле. Далее Ли предпринял второе вторжение на Север, надеясь прорваться к Вашингтону и вынудить президента Линкольна признать Конфедеративные штаты Америки амостоятельным субъектом. Однако 1-3 июля 1863 года в районе города Геттисберг произошло очередное грандиозное сражение, в котором войскам северян под командованием генерала Джорджа Мида все же удалось нанести поражение южному гению Роберту Ли. Войска генерала Ли, правда, продолжали воевать против северян еще два года. Роберт Ли заслужил большое уважение и со стороны своих противников. В частности, Улисс Грант называл его не иначе как «Туз Пик». Лишь 9 апреля 1865 г. Армия Северной Вирджинии была вынуждена капитулировать. Федеральные власти амнистировали Роберта Ли и позволили ему вернуться в Ричмонд. Вышедший в отставку генерал стал президентом Колледжа Вашингтона, а спустя пять лет после капитуляции, 12 октября 1870 года, скончался в результате сердечного приступа. Практически до конца своей жизни он занимался организацией помощи бывшим солдатам и офицерам Конфедерации штатов Америки, пытаясь хоть немного облегчить их участь после победы северян. При этом сам генерал был поражен в гражданских правах. Долгое время заслуги генерала Ли признавались не только южанами и сторонниками правых взглядов, но и многими патриотами США, вне зависимости от политических убеждений и происхождения. Ситуация стала меняться не так давно, когда в США произошел «леволиберальный» поворот, выразившийся на символическом уровне и в жестком отказе от памяти о всех представителях Конфедерации. В представлениях леволиберальных кругов американского общества, конфедераты — это практически фашисты, идеологические противники и едва ли не политические преступники. Поэтому они и встречают такое отношение со стороны американских левых. Интересно, что сам президент Дональд Трамп выступил с резкой критикой решения о сносе памятника генералу Ли и о переносе памятников другим видным деятелям Конфедерации. Однако, как известно, специфика политической системы в США такова, что власти конкретного штата могут сами принимать решения подобного рода. В южных штатах в последнее время происходят серьезные изменения в политических раскладах, вызванные ростом численности небелого населения и обретением последним серьезных политических амбиций. После того, как президентом США впервые в американской истории побывал Барак Обама — человек африканского происхождения, стало ясно, что политическая ситуация в США уже никогда не будет прежней. Представители неевропейских групп населения штатов, в том числе афроамериканцы, иммигранты из Латинской Америки и Азии, осознали, что вполне могут быть серьезной политической силой, влияющей на политическую жизнь страны. На стороне небелых групп населения выступили леволиберальные силы США, включая значительную часть сторонников Демократической партии и более левые организации. Они же обеспечили информационную поддержку, поскольку среди журналистов американских СМИ и блогеров очень много сторонников леволиберальных взглядов, которые пытаются влиять на массовое сознание американцев. Власти южных городов считают, что делают все правильно, поскольку памятники не сносятся, а переносятся в другие места. Например, в Лексингтоне, втором по величине городе штата Кентукки, обсуждается перенос памятника генералу Джону Моргану и вице-президенту Джону Брекенриджу. Оба политических деятеля воевали на стороне Конфедерации штатов Америки, чем и заслужили критику со стороны современных американских демократов. Последние обосновывают необходимость переноса памятника тем, что он стоит на месте, где в XIX веке проводились аукционы рабов, и, таким образом, оскорбляет афроамериканское население города. На памятниках американским генералам теперь все чаще появляются лозунги в поддержку афроамериканского населения. Война с памятниками приобрела символическое значение для современной Америки. На защиту памятников героям Конфедерации мобилизовались представители американской белой общественности, в первую очередь — праворадикальных организаций, которые еще очень сильны на американском Юге. С деятельностью американских правых связаны многочисленные попытки отстоять памятники и воспрепятствовать действиям левых, в том числе и путем прямых столкновений. Не отстают от правых и их оппоненты. Если правые пытаются памятники защитить, то левые уже перешли к актам вандализма, не дожидаясь решений административных органов о переносе некоторых памятников. Так, 16 августа в Ноксвилле был облит краской памятник солдатам Конфедерации штатов Америки, погибшим в Форт-Сандерсе в ноябре 1863 года. Монумент был установлен в 1914 году и простоял более ста лет, прежде чем вызвал ненависть со стороны местных левых либералов.

В Нью-Орлеане было решено снести все четыре памятника героям Конфедерации, в том числе и памятник Роберту Ли, простоявший с 1884 года. Примечательно, что памятники ставились вскоре после войны, несмотря на то, что у власти находились противники конфедератов, проливавшие кровь в борьбе с ними. Но и у них не поднималась рука осквернять монументы американским патриотам, пусть и по своему понимавшим оптимальную для США модель политического и социального устройства. Зато теперь в манифестациях против памятников принимают участие многие люди, приехавшие в США совсем недавно. Они никогда не были связаны с американской историей, для них это — чужая и чуждая им история, чужие герои. На борьбе с памятниками успешно спекулируют политические силы, оппозиционные президенту Дональду Трампу и желающие дальнейшей реализации в США собственных идей, заключающихся в окончательном стирании исторической памяти американского народа.

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

topwar.ru

Генерал Ли разделил США. Кем был герой Конфедерации и почему на Юге воюют с памятниками?

«Война с памятниками», как оказалось, характерна не только для бывших республик Советского Союза и бывших стран соцлагеря в Восточной Европе, но и для самих Соединенных Штатах. Продолжается скандал вокруг сноса памятников лидерам Конфедерации южных штатов. Настоящая эпидемия переноса памятников с главных и центральных улиц и площадей городов южных штатов началась еще в 2015 году, однако внимание мировой общественности привлекла лишь сейчас, когда в Шарлоттсвилле, что в штате Виргиния, начались беспорядки, вызванные сносом памятника генералу Роберту Ли — легендарному герою Гражданской войны в США. Один человек погиб, еще девятнадцать человек получили ранения.

Роберт Ли — одна из самых знаковых фигур в новой истории Соединенных Штатов Америки. Кстати, в этом году со дня его рождения исполнилось 210 лет. Роберт Эдвард Ли родился в далеком 1807 году, 19 января, в Стрэдфорде, штат Виргиния. Отец будущего генерала Генри Ли сам был героем американской войны за независимость и прославился под прозвищем «Кавалерист Гарри». Энн Картер Ли, мать полководца, также принадлежала к видному виргинскому роду и отличалась умом и целеустремленностью. Эти качества она передала и своему сыну. Поскольку у отца семьи вскоре возникли серьезные финансовые проблемы, фактически воспитанием сына и содержанием семейства занималась мать Энн Картер Ли. Росший в такой обстановке Роберт Эдвард уже подростком стал выполнять функции главы семьи, поскольку здоровье матери ухудшилось, а мужчины в доме не было. С финансовыми проблемами семейства был связан и выбор дальнейшего жизненного пути Роберта Ли. Если у его старшего брата Чарльза еще хватило денег оплатить обучение в престижном Гарвардском университете, то к тому времени, когда очередь получать высшее образование наступила для Роберта, с финансами у семьи было уже совсем плохо.

Но образование все же требовалось — знатный виргинский род не хотел, чтобы его представитель остался необразованным человеком на обочине социальной жизни. Единственным выходом в этой ситуации было поступление в военное учебное заведение — прославленную военную академию Вест-Пойнт. Роберт Ли, отличавшийся не только прилежностью в учебе, но и большой физической силой, вполне мог стать идеальным офицером американской армии. И он им стал. Во время учебы в академии Ли был одним из лучших кадетов академии, не получив ни одного взыскания от вышестоящего командования. К моменту окончания Вест-Пойнта, Ли был вторым по успеваемости кадетом академии.

В то время кадетов, в зависимости от их успеваемости и склонности, распределяли по родам войск. Ребята физически крепкие, но без выраженных интересов, направлялись в пехоту или кавалерию. «Умники», среди которых был и Роберт Ли, распределялись в инженерные войска и артиллерию — те рода войск, где требовались более глубокие знания специальных дисциплин и точных наук. Роберт Ли получил назначение в инженерные войска и был направлен в Корпус инженеров в звании второго лейтенанта. Практически сразу же после окончания академии он участвовал в работах по строительству дамбы в Сент-Луисе, затем — в строительстве береговых фортов в Брансвике и Саванне.

Молодой офицер поселился в Арлингтоне, в поместье своей жены Мэри Энн Кастис, с которой он сочетался браком 30 июня 1831 года. Мэри Кастис также принадлежала к элите американского общества — ее отец Джордж Вашингтон Парк Кастис доводился приемным внуком самому Джорджу Вашингтону, одному из отцов американской государственности. Роберт Ли продолжал службу в инженерных войсках и может быть никогда бы и не перешел на командные посты в армии, если бы не мексиканско-американская война, разразившаяся в 1846 году. К этому времени 39-летний офицер инженерных войск уже был хорошо известен командованию. Его направили в Мексику — руководить строительством дорог, необходимых для продвижения американской армии. Но генерал Уинфилд Скотт, который осуществлял командование американскими войсками, обратил внимание на то, что Роберт Ли — не только хороший офицер инженерной службы, но и отменный наездник, прекрасный стрелок и разведчик. Человек с такими данными очень требовался в штабе, поэтому Роберт Ли был сразу же включен в число штабных офицеров генерала Скотта. Так началось его знакомство с командными и штабными обязанностями.

Однако после окончания войны Ли вновь продолжил службу в инженерных войсках, чем очень тяготился. Во-первых, карьера военного инженера не давала ему желаемого продвижения в званиях и должностях. Можно было всю жизнь прослужить на должностях среднего состава, занимаясь строительством дорог в отдаленных районах. Во-вторых, служба в глубинке тоже тяготила офицера, который не мог полноценно заниматься своей семьей и вести нормальный образ жизни. В конце концов, Роберту Ли удалось добиться перевода в кавалерию. К этому времени ему было уже 48 лет — не самый юный возраст для военной карьеры. Однако именно после перевода в кавалерию с карьерным ростом у Ли все наладилось. В октябре 1859 года он командовал подавлением восстания Джона Брауна, попытавшегося захватить правительственный арсенал в Харперс-Ферри. Полковник Роберт Ли командовал в это время не только кавалеристами, но и морскими пехотинцами, сумев быстро подавить восстание. К этому времени полковнику Ли было уже 52 года и, вполне вероятно, он так и закончил бы службу в полковничьем звании, как сотни других американских офицеров, если бы не разразившаяся вскоре гражданская война.

 Сражение при Энтитеме. 1862 год. © / Commons.wikimedia.org

В 1861 году новый президент США Авраам Линкольн предложил полковнику Ли возглавить сухопутные войска федерального правительства. К этому времени ситуация в стране накалилась до предела. Южные штаты, а Ли, как мы знаем, был уроженцем Юга, вступили в острый конфликт с федеральным правительством. При этом полковник Ли считался убежденным противником рабства и отделения южных штатов от федерального центра. Линкольн считал, что талантливый офицер может стать надежным военачальником федеральных войск. Однако сам полковник Ли сделал свой собственный выбор. Он написал президенту США прошение об отставке с военной службы, подчеркнув, что не в состоянии участвовать во вторжении в свои родные южные штаты.

Немного подумав, полковник Роберт Эдвард Ли обратился к Джефферсону Дэвису, избранному президентом Конфедеративных штатов Америки, предложив ему свои услуги в качестве офицера. Дэвис с радостью принял предложение Ли и присвоил ему звание бригадного генерала. Так Ли дослужился до генеральских погон, занявшись созданием регулярной армии южных штатов. Ли занял пост главного военного советника президента Дэвиса, участвуя в планировании многих боевых операций армии конфедератов. Затем Ли, произведенный в полные генералы, возглавил Армию Северной Вирджинии. Должность командующего армией он занял 1 июня 1862 года и вскоре получил огромный авторитет в войсках конфедератов. Южане очень уважали и ценили генерала Ли — не только за талант полководца, но и за отменные человеческие качества, как общительного и добродушного человека.

Под командованием генерала Ли Армия Северной Вирджинии добилась впечатляющих успехов, совершив большое количество побед над федеральными войсками. В частности, армия Ли смогла отбить мощное наступление северян, разбив армию генерала Бернсайда в окрестностях Фредериксберга. В мае 1863 г. войска генерала Ли смогли нанести сильнейшее поражение северянам в битве при Чанселлорсвилле. Далее Ли предпринял второе вторжение на Север, надеясь прорваться к Вашингтону и вынудить президента Линкольна признать Конфедеративные штаты Америки амостоятельным субъектом. Однако 1-3 июля 1863 года в районе города Геттисберг произошло очередное грандиозное сражение, в котором войскам северян под командованием генерала Джорджа Мида все же удалось нанести поражение южному гению Роберту Ли. Войска генерала Ли, правда, продолжали воевать против северян еще два года. Роберт Ли заслужил большое уважение и со стороны своих противников. В частности, Улисс Грант называл его не иначе как «Туз Пик». Лишь 9 апреля 1865 г. Армия Северной Вирджинии была вынуждена капитулировать.

Федеральные власти амнистировали Роберта Ли и позволили ему вернуться в Ричмонд. Вышедший в отставку генерал стал президентом Колледжа Вашингтона, а спустя пять лет после капитуляции, 12 октября 1870 года, скончался в результате сердечного приступа. Практически до конца своей жизни он занимался организацией помощи бывшим солдатам и офицерам Конфедерации штатов Америки, пытаясь хоть немного облегчить их участь после победы северян. При этом сам генерал был поражен в гражданских правах.

Долгое время заслуги генерала Ли признавались не только южанами и сторонниками правых взглядов, но и многими патриотами США, вне зависимости от политических убеждений и происхождения. Ситуация стала меняться не так давно, когда в США произошел «леволиберальный» поворот, выразившийся на символическом уровне и в жестком отказе от памяти о всех представителях Конфедерации. В представлениях леволиберальных кругов американского общества, конфедераты — это практически фашисты, идеологические противники и едва ли не политические преступники. Поэтому они и встречают такое отношение со стороны американских левых. Интересно, что сам президент Дональд Трамп выступил с резкой критикой решения о сносе памятника генералу Ли и о переносе памятников другим видным деятелям Конфедерации. Однако, как известно, специфика политической системы в США такова, что власти конкретного штата могут сами принимать решения подобного рода. В южных штатах в последнее время происходят серьезные изменения в политических раскладах, вызванные ростом численности небелого населения и обретением последним серьезных политических амбиций.

После того, как президентом США впервые в американской истории побывал Барак Обама — человек африканского происхождения, стало ясно, что политическая ситуация в США уже никогда не будет прежней. Представители неевропейских групп населения штатов, в том числе афроамериканцы, иммигранты из Латинской Америки и Азии, осознали, что вполне могут быть серьезной политической силой, влияющей на политическую жизнь страны. На стороне небелых групп населения выступили леволиберальные силы США, включая значительную часть сторонников Демократической партии и более левые организации. Они же обеспечили информационную поддержку, поскольку среди журналистов американских СМИ и блогеров очень много сторонников леволиберальных взглядов, которые пытаются влиять на массовое сознание американцев.

Власти южных городов считают, что делают все правильно, поскольку памятники не сносятся, а переносятся в другие места. Например, в Лексингтоне, втором по величине городе штата Кентукки, обсуждается перенос памятника генералу Джону Моргану и вице-президенту Джону Брекенриджу. Оба политических деятеля воевали на стороне Конфедерации штатов Америки, чем и заслужили критику со стороны современных американских демократов. Последние обосновывают необходимость переноса памятника тем, что он стоит на месте, где в XIX веке проводились аукционы рабов, и, таким образом, оскорбляет афроамериканское население города. На памятниках американским генералам теперь все чаще появляются лозунги в поддержку афроамериканского населения. Война с памятниками приобрела символическое значение для современной Америки.

На защиту памятников героям Конфедерации мобилизовались представители американской белой общественности, в первую очередь — праворадикальных организаций, которые еще очень сильны на американском Юге. С деятельностью американских правых связаны многочисленные попытки отстоять памятники и воспрепятствовать действиям левых, в том числе и путем прямых столкновений. Не отстают от правых и их оппоненты. Если правые пытаются памятники защитить, то левые уже перешли к актам вандализма, не дожидаясь решений административных органов о переносе некоторых памятников. Так, 16 августа в Ноксвилле был облит краской памятник солдатам Конфедерации штатов Америки, погибшим в Форт-Сандерсе в ноябре 1863 года. Монумент был установлен в 1914 году и простоял более ста лет, прежде чем вызвал ненависть со стороны местных левых либералов.

В Нью-Орлеане было решено снести все четыре памятника героям Конфедерации, в том числе и памятник Роберту Ли, простоявший с 1884 года. Примечательно, что памятники ставились вскоре после войны, несмотря на то, что у власти находились противники конфедератов, проливавшие кровь в борьбе с ними. Но и у них не поднималась рука осквернять монументы американским патриотам, пусть и по своему понимавшим оптимальную для США модель политического и социального устройства. Зато теперь в манифестациях против памятников принимают участие многие люди, приехавшие в США совсем недавно. Они никогда не были связаны с американской историей, для них это — чужая и чуждая им история, чужие герои. На борьбе с памятниками успешно спекулируют политические силы, оппозиционные президенту Дональду Трампу и желающие дальнейшей реализации в США собственных идей, заключающихся в окончательном стирании исторической памяти американского народа.

Илья Полонский

naspravdi.info

Роберт Эдвард Ли и его место в истории

В 1900 году на кампусе Нью-йоркского университета в Бронксе были  построены библиотека и Зал славы великих американцев, представляющий. собой колоннаду, которая наполовину опоясывает здание библиотеки.

Открылся Зал славы 30 мая 1901 года.  В тот день в нем были установлены бронзовые бюсты 29 великих американцев, номинированных  годом ранее. Это были политики и государственные деятели,  художники и скульпторы, ученые и священники, изобретатели и писатели. В числе признанных великими был и Роберт Эдвард Ли.

Спустя 106 лет — 16 августа 2017 года — бюст Роберта Ли был убран из Зала славы великих американцев по распоряжению губернатора штата Нью-Йорк Эндрю Куомо. Его убрали вместе с бюстом Томаса Джексона — номинанта 1955 года.  «Потому что Нью-Йорк против расизма, — объяснил губернатор. — Есть много великих американцев, многие из них ньюйоркцы, которые заслужили место в этом прекрасном Зале. Два конфедерата к их числу не принадлежат».

Спустя месяц,  17 сентября,  книжное обозрение «New York Times Book Review»  напечатало эссе историка Эрика Фонера, который считает, что  пора завершить  дебаты о месте Ли в американской истории. «Пришло время покончить с легендой»,  —  объявил Пулитцеровской лауреат Фонер.

К счастью, мы  живем  в стране, где все еще не возбраняется — пока не возбраняется! —   придерживаться иного мнения, чем губернаторы и историки, шагающие в ногу с прогрессивно-либеральной общественностью,  которая занимается переписыванием истории: одни факты вычеркивает, другие интерпретирует, руководствуясь политической корректностью текущего дня. Я считаю Ли великим американцем и уверен, что рано ставить точку в дебатах о нем.  Он был великим человеком, одним из лучших  военачальников в истории армии США.  Мое мнение не совпадает, конечно, с мнением тех, кто требует убрать с пьедесталов все памятники Ли и переименовать все , что названо его имнем.

Роберт Эдвард Ли  родился в 1807 году в одной из самых почитаемых семей  штата Вирджиния. Его отец Генри Ли был офицером-кавалеристом в армии Джорджа Вашингтона. Конница Ли прославилась стремительными рейдами  в расположения  англичан, за что его прозвали «Легкоконным Гарри» («Light Horse Harry»).  Он играл важную роль в ратификации штатом Вирджиния принятой в 1787 году Конституции США;   с 1791 года по 94-й был губернатором штата;  депутатствовал в Палате представителей. Но вошел Ли в историю не как офицер революционной армии и не как политик, а благодаря его словам о Вашингтоне, произнесенными 26 декабря  1799 году в день похорон  первого президента. «Первый на войне, первый в мирное время, первый в сердцах сограждан», — сказал Генри Ли, и эти слова  «Легкоконного Гарри»  цитируют, наверное, авторы всех биографий Джорджа Вашингтона.

Генри Ли исполнилось 50 лет, когда на свет появился сын Роберт, его восьмой — и предпоследний —  ребенок.  Отец хотел видеть сына военным, и сын не обманул ожиданий отца.  Роберт  поступил в Военную академию Уэст-Пойнт, закончил ее вторым по успеваемости и единственным, кто не получил за годы учебы ни одного дисциплинарного взыскания. Лейтенант инженерных войск Ли начал службу на острове Кокспер, штат Джорджия, где заканчивалось строительство форта.

В последующие  32 года  Роберт Ли возводил и укреплял военные сооружения во многих местах (в том числе и в Бруклине — в Форте Гамильтон и в Форте Лафайет),  участвовал в войне с  Мексикой, возглавлял администрацию Военной академии (в это время в ней учился его сын Кастис), служил в Техасе. В феврале 1861 года Техас принял решение выйти из состава Союза и присоединиться к Конфедерации, и подполковник Ли приехал в Вашингтон. 28  марта он стал полковником Первой кавалерийской бригады.  Приказ о повышении в чине был подписан президентом Авраамом Линкольном. 15 апреля Вирджиния вышла из Союза, и когда спустя три дня советник президента Фрэнсис Блэйр предложил Ли войти в чине генерал-майора в состав командования по обороне Вашингтона, полковник отказался: «Как я могу поднять меч против Вирджинии, моего родного штата?» 20 апреля Ли подал в отставку. 23-го он приступил к военной службе в армии Конфедерации.

Когда образовалась Конфедерация, Роберт Ли не скрывал скептицизма по отношению к  ней, о чем в январе  1861 гда написал  сыну Кастису. В беседе с Блэйром он назвал произошедший в стране раскол «анархией».  И если бы Вирджиния осталась в составе Союза,  Ли воевал бы с Конфедерацией. Но он считал Вирджинию — а не Соединенные Штаты Америки  — своей родиной, и этим мало отличался от современников, прежде всего южан, считавших родиной штаты, в которых родились. Корни Роберта Ли были в Вирджинии, где его пра-пра-пра- прадед Ричард Ли-первый поселился в 1639 году.  Перед 54-летним Ли  не стояло вопроса, воевать «за» или «против» Вирджинии. Он должен был защищать свою землю.

На протяжении многих лет американские историки даже не ставили под сомнение мотивы, которыми руководствовался Роберт Ли:  Вирджинии угрожала агрессия и он решил защищать свою родину. Но в последние годы мы все чаще читаем и слышим, что Ли защищал не Вирджинию от нашествия янки, а институт рабовладения, существовавший в Вирджинии и других штатах Конфедрации. И историк Фонер  считает, что пришло время признать: генерал Конфедерации Ли сражался за сохранение рабовладения.

«На президентских выборах в 1860 году Ли голосовал за Джона Брекинриджа, убежденного сторонника рабовладения, а не за умеренного южанина Джона Белла, которого поддержали большинство вирджинцев», — пишет Фонер…»  Ли не мог не знать, что вице-президент Конфедерации Александер Стивенс назвал институт рабовладения «краеугольным камнем»  Конфедрации, и информировав читателя об этом, Фонер приходит к заключению:  оказавшись перед выбором, на чьей стороне воевать,  Ли решил «защищать рабовладельческую республику».

Роберт Ли никогда и нигде —  ни устно, ни письменно — не объяснял, почему на выборах 1860 года голосовал за Брекинриджа — одного из трех демократов, добивавшихся избрания на пост президента. Утверждение Фонера, что Ли голосовал за Брекинриджа, потому что Брекинридж был сторонником рабовладения, ни на чем не основано. Два других кандидата-демократа — Стивен Дуглас и Джон Белл —  также не выступали против рабовладения. Да ведь и кандидат Республиканской партии Авраам Линкольн не выступал против, а был лишь противником распространения рабовладения на новые штаты. Главным соперником Линкольна на съезде Республиканской партии был аболиционист Уильям Сьюард.  Делегаты съезда не сомневались, что у аболициониста нет шансов победить на всеобщих выборах,  и отдали предпочтение Линкольну.  Таким образом, на выборах в 1860 году среди четырех кандидатов в президенты не было ни одного противника института рабовладения.

Фонер, вероятно, прав: Ли не мог не знать о заявлении вице-президента Конфедерации Стивенса. Но Ли, конечно же, читал и инаугурационную речь президента Конфедерации Джефферсона Дэвиса, произнесенную 18 февраля 1861 года.  Его речь — о конституционном праве штатов на выход из состава Союза. Президент Конфедерации ни словом, ни полсловом не упоминает  институт рабовладения. Может быть, Фонеру следовало упомянуть в своем эссе инаугурационную речь Дэвиса?

Роберт Ли был рабовладельцем. Ему принадлежали несколько рабов., В 1856 году в письме жене он назвал рабовладение «порочным институтом»,  и на это письмо ссылаются  все биографы генерала. Ли полагал, что  «зло»  исчезнет со временем само по себе. Но в 1857 году «зло» свалилось ему на голову в виде завещания тестя —  владельца плантаций и сотен  рабов. В завещании было записано, что они должны быть освобождены через пять лет. Но в течение этих пяти лет рабы переходили во владение дочери и ее мужа. Роберту Ли не оставалось ничего другого, как заняться плантациями.

В 1859 году трое рабов — Уэсли Норрис, его сестра и их двоюродный брат — бежали, были пойманы в нескольких милях от Пенсильвании, где рабовладение было запрещено, и  возвращены в Арлингтон, вирджинское поместье Роберта Ли.  В июле того года  выступавшая против рабовладения газета «New York Tribune» напечатала два  анонимных письма. Их авторы писали, ссылаясь на слухи,  что Ли приказал выпороть пойманных беглецов. Спустя семь лет — в 1866-м  — эта история вновь увидела свет. Аболиционистская газета «National Anti-Slavery Standard»  опубликовала  письмо Норриса, который был освобожден в 1862 году, как и все бывшие рабы покойного тестя Ли.  Норрис писал, что был  выпорот по приказу Ли.

Эрик Форнер упоминает историю  Норриса в двух строках, критикуя четырехтомную биографию Ли, написанную Дугласом Фриманом в 30-е годы ХХ века. Фриман, пишет Форнер, «игнорировал сделанные после (Гражданской) войны показания  Уэсли Норриса, бывшего раба Ли, о зврском обращении, которому он был подвергнут».

Это неправда. Фриман не игнорировал историю Норриса.  Он писал: «Не существует доказательства, прямого или косвенного, что Ли когда-либо приказывал выпороть (Норрисов) или каких-либо других негров. Подобное было запрещено в Арлингтоне и всюду в Вирджинии среди окружавших Ли людей».

Все биографы Роберта Ли либо отрицают, либо подвергают сомнению историю с приказом Ли высечь бежавших рабов.  Полагаю, что и Форнер сомневается в ее достоверность. Показания Норриса о «зверском обращении» с ним, потребовались историку, чтобы наскрести хоть что-то, чтобы заставить  читателя отрицательно относиться к генералу конфедератов.

«Ли  молчал, когда его просили осудить террористическую деятельность ку-клукс-клана», — пишет Форнер.  Ему следовало бы информировать читателя, где он обнаружил этот факт. Поверим историку  на слово? А вот факт, который Форнер не упоминает; возможно,  не знает о нем.

В августе 1870 года бывшие офицеры Конфедерации созвали конференцию. В числе присутствовавших был и  63-летний Роберт Ли.  Приехал и бывший генерал армии Союза Уильям Роузкранс. До начала конфренции он попросил Ли объявить, что жители Юга рады быть вновь с составе Союза. Ли отказался говорить, но согласился обсудить предложение Роузкранса с теми, кто приехал на встречу. Когда конференция началась, слово взял  Флетчер Стокдейл, бывший в годы Конфедерации губернатором  откловшегося от Союза Техаса.

«Народ Техаса останется мирным и не восстанет снова, — сказал Стокдейл.- Однако желание быть откровенным убеждает меня, генерал Роузкранс, объяснить вам позицию моего народа. Техасцы решили оставаться под агрессорами  молчаливыми и мирными.  Но никто из них не уподобится спаниэлю. Они не собаки, которые лижут руки тем, кто их пинает… Они будут противостоять федеральному правительству всеми доступными для них средствами, пока у них есть какие-либо средства…»

Когда конференция завершилась, Ли попросил Стокдейла  задержаться:  «Губернатор, — сказал он, —  если бы я предвидел, что эти люди (так Ли называл северян — А.О.) готовились сделать после победы, я не подписал бы капитуляцию.  Если бы я предвидел результаты подчинения, то предпочел бы умереть у Аппоматтокса с мечом в правой руке бок о бок со смелыми парнями».

Сведение о конференции бывших офицеров Конфедерации, об участии в ней бывшего генерала северян Роузкранса и о беседе Стокдейла и Ли  есть в книге «Жизнь и сочинения Роберта Льюиса Дэбни» («Life and Letters of  Robert Lewis Dabney»). В войне Севера и Юга Дэбни возглавлял штаб  генерала конфедератов Томаса Джексона, после войны написал биографию Джексона. О конференции бывших конфедератов Дэбни рассказал Стокдейл.

Роберт Ли подписал 9 апреля 1865 года капитуляцию в Аппоматтоксе и попросил  смелых парней расходиться по домам и не замышлять борьбы с северянами. Он полагал, что с окончаним войны наступит мир. Но мир не наступил. Воевавших с Союзом белых мужчин лишили гражданских прав. Учрежденные победителями власти увеличили налоги на собственность — так, чтобы владельцы домов, ферм, фабрик были не в состоянии их платить,  и они  были вынуждены продавать за бесценок свое имущество нагрянувшим с севера предпринимателям (их назвали «саквояжниками» — «carpetbagger»). Организация бывшими офицерами Конфедерации ку-клукс-клана явилась  ответом на политический и финансовый беспредел. Эта партизанская организация не была исключительно антинегритянской. Ее мишенью были оккупанты-северяне и их южные пособники — как чернокожие, так и белые.

Можно только догадываться, как относился Роберт Ли к этой  («террористической», согласно сегодняшней терминологии)  организации. Никто не просил Ли  — ни устно, ни письменно — осудить ее. Но Ли не скрывал отрицательного отношения к «перестройке» («reconstruction»), проводимой северянами на юге. И Ли публично — на показаних в Конгрессе   — выразил надежду, что Вирджиния «избавится» от черных.  Неприемлемая точка зрения? Да, конечно, неприемлемая для  сегодняшних американцев. Но ведь и Авраам Линкольн считал, что неграм не место в Соединенных Штатах. Он был членом Американского общества колонизации,  созданного для возвращения африканцев в Африку, а, будучи президентом, раздумывал о расселении свободных негров в Южной Америке.

Бюст Авраама Линкольна был установлен в Зале славы великих американцев в тот же день, что и бюст Роберта Ли  — 30 мая 1901 года.  Решит ли губернатор Куомо, что и Линкольну здесь не место?

www.gazettco.com


Смотрите также