Эксперт сказал почему сша больше не заинтересованы в россиянах


Необходимость вызова: эксперт рассказал о том, почему Россия нужна США - МК

Николай Злобин - о главных проблемах российско-американских отношений

– Можно ли сейчас сказать, что политика США в отношении России приобрела какие-то осязаемые черты?

– Пока сказать полностью нельзя. Проблема отчасти связана с тем, что Вашингтон резко снизил темпы поиска новой политики, потерял интерес к формулированию новой эффективной линии в отношении Москвы в силу разных причин. Я думаю, что здесь сыграла роль позиция Белого дома и Барака Обамы, который по сути дела закрыл страницу под названием «Россия» в своей внешнеполитической книжке и занялся другими проектами, вспоминая о России, только когда надо было перечислять возможные проблемы. В принципе, политики в отношении России в Вашингтоне, на мой взгляд, нет, и поиски особенно не идут. Это первое.

Второе – это санкции, которые были введены в несколько волн, начиная с первых – «крымских». Они могут, наверное, расцениваться как некие элементы нынешней политики Вашингтона в отношении Москвы. Считаю, что значительная часть из них постепенно перестанет быть санкциями, а станет ежедневной практикой США в отношении Москвы. Не то, что бы это будут юридически запретительные меры, как сейчас, но в целом курс на свертывание возможного экономического, политического сотрудничества, культурных, социальных связей и т.д. будет сохраняться, независимо от того, будет ли это юридически оформлено или нет. В этом большая проблема – гораздо более серьезная, чем сами санкции, потому что Америка привыкает жить без России, если можно так выразиться. «Мы не сотрудничаем с Россией, уже привыкли, год прошел, ну, и ничего не случилось особенно фундаментально плохого». Если в Москве говорят: «санкции ввели, и мы особо не почувствовали», хотя это тоже неправильно, но там это говорят с гораздо большей уверенностью. «Вот Россию выкинули отовсюду и эти связи оборвались – ну и чего? Зачем нам возвращаться, если такой высокий риск – и политический, и экономический, и Россия в кризисе? Давайте держаться от нее подальше». Я так понимаю, что международные банки, компании в массе своей скажут: «Ну, если у нас есть выбор пойти куда-то в другое место, то давайте пойдем», хотя санкций уже формально не будет. Это превращение санкций в рутину. Народ привыкает к этой ситуации – здесь и там. Это надо иметь в виду: там тоже привыкают, что Россия – не союзник, Россия не партнер, Россия – не большой экономический фактор, хотя кого-то это больно задевает и в Европе, и в США.

Третье, что нужно иметь в виду, – в третий или четвертый раз за постсоветское время наша повестка дня возвращается к советской. Можно обсуждать нераспространение ядерного оружия, борьбу с международным терроризмом... Разногласия есть, но в целом есть понимание общих врагов, общей позиции. Энергетический диалог идет – и в отношении Украины, и глобальный. Но это то же самое, что обсуждали Брежнев и Рейган, условно говоря. Еще были права человека, хотя сейчас права человека не так интересы США. Примерно мы возвращаемся все время к повестке дня «холодной войны». Вот эти три коридора, которые были прорыты 50-70 лет назад, продолжают существовать. В них мы вложили всю мощь российско-американских отношений. Американцы при этом чувствуют себя достаточно комфортно. Экономика растет вверх, безработица падает, многие в американском истеблишменте – даже противники Обамы – считают, что ему худо-бедно удалось вернуть межглобальное лидерство Америки в политике. Это проблема Кубы, Ирана, даже европейского единства в отношении антироссийских санкций, общей позиции Запада по Украине, очень неплохие отношения с Китаем и т.д. В целом, сегодня нет страны, которая конкурирует с Америкой на глобальной арене в плане политического лидерства. Три-пять лет назад многие говорили о слабости Обамы, а сегодня эти разговоры сошли на нет, хотя все понимают, что экономически Америка, конечно, далеко не та и никогда не будет той, которой она была, например, во времена Клинтона.

На самом деле, в США – совершенно точно могу сказать – запроса на улучшение российско-американских отношений просто нет. Никто этот запрос не создает, а внешняя политика – это такой же рынок, как и любой другой. Вот там нет запроса. А если его нет, то не будет и предложения. Нет запроса ни в Белом доме, ни в Конгрессе. Конгресс, по-моему, – фантастически антироссийский, редкий по этой характеристике Конгресс. Я даже не помню такого. Нет запроса в общественном мнении и в политологических кругах. Есть отдельные люди, которые выступают за какие-то конкретные вещи, за общее улучшение, но такого массового стремления нет.

Такова ситуация, которая сложилась на сегодняшний день. Чем дольше она существует, тем меньше шансов, что появится, например, бизнес, у которого будет интерес в развитии и восстановлении этих связей. Американские военные пользуются этой ситуацией для того, чтобы представить Россию врагом и на этом деле приостановить тему сокращения военного бюджета США, а там очень серьезные сокращения. Еще раз повторяю – проблема в том, что все это превращается в рутинную практику. Если даже произойдет чудо и санкции отменят, я подозреваю, что никто не повернется в сторону России с объятьями и не бросится радостно «делать» с ней бизнес.

– Будет ли звучать «российская» тема во время президентской гонки в США?

– Сто процентов. Но здесь надо иметь в виду три вещи. Там, где Америке выгодно сотрудничать с Россией, она будет продолжать сотрудничать. Американцы – вообще поразительные прагматики, до цинизма. Там где нужно сотрудничать, они будут это делать. Там, где есть возможность обойтись без России, будут обходиться без России. Если с Россией легче, дешевле, меньше потерь, быстрее и так далее, то Россию обязательно будут привлекать, задабривать. Особенно этим отличаются республиканцы: они гораздо большие прагматики, чем очень идеологизированные демократы.

Когда в американской политической дискуссии, особенно на выборах, возникает тема России, очень часто к самой России это не имеет никакого отношения. Идут разборки в американских элитах, идет критика президента, идут «наезды» друг на друга, где Россия используется в качестве примера. Меня всегда поражало, почему, когда кто-нибудь упомянет Россию на Западе, сразу же в России появляются люди, которые говорят: «Посмотрите, они так за нами следят, так нас отслеживают!» Нет, это просто приводится в пример. Вот хотят доказать, что Обама – неуспешный внешний политик, будут приводить в пример провал «перезагрузки». Захотят доказать, что Хиллари Клинтон (которая ранее объявила о намерении баллотироваться на пост президента США – «МК») не сможет справиться с этой проблемой, будут приводить примеры из ее прошлого, из ее работы госсекретарем и т.д. Захотят республиканцы доказать, что нужна свежая внешняя политика, будут опять использовать Россию.

На месте России может быть любая другая страна, и здесь очень часто к реальной России это не имеет никакого отношения. Я бы здесь не радовался и не огорчался, а был реалистом. В Москве тоже приводят в пример разные страны и движения. И понятно, что речь идет о внутренней задаче. Тот же антиамериканизм в России во многих случаях к Америке никакого отношения не имеет – это задача внутренней мобилизации. Поэтому Россия, конечно, будет присутствовать в дебатах, но я сомневаюсь, что это будет серьезной темой. По крайней мере, сейчас это еще не прослеживается хотя бы потому, что концепции еще нет, чтобы политики предложили разные варианты и их отстаивали.

Особенности американской избирательной кампании, в частности, заключаются в том, что ни один кандидат не захочет загонять себя какими-то очень конкретными вещами в узкий коридор, который ему потом придется оправдывать и получать по голове. Особенно это относится к республиканцам. Сейчас группа молодых республиканцев бросает вызов Хиллари Клинтон. Она, скорее всего, будет президентом одного срока. Потом она уйдет, и ее политическая судьба мало кого интересует. А вот эта республиканская группа еще долго будет в политике. Им, конечно, будет опасно подставляться, говоря: «Мы знаем, как вести политику в отношении России – вот так и так», а потом после прихода в Белый дом этого не делать. Поэтому вряд ли они что-то конкретное предложат во время избирательной кампании.

Еще один фактор, который играет против серьезной дискуссии в США по поводу России, это сама Россия. По большому счету, как это ни звучит, может быть, для русского уха неестественно, но мир не очень понимает, чего Россия хочет. Путин сказал: «Мы хотим, чтобы у нас была процветающая страна и чтобы все были счастливы», но это не ответ на геополитические вопросы. Все хотят так – чтобы была процветающая страна и граждане были счастливы. Поэтому к России возникает очень много вопросов, на которые американцы не могут ответить. Как они могут вырабатывать свою политику? Например, идут разговоры про сакральность Крыма, важность его для российского самопонимания в истории. Но ведь до присоединения Крыма, до прошлой весны, не было ни одного документа, где бы Крым так назывался. Ни в концепции внешней политики об этом не говорилось, ни президент об этом не говорил, ни министр иностранных дел – никто никогда не говорил до этого момента, что Крым для нас – это воссоединение народа, это сакральная для нас проблема. Откуда мир может это знать? Поэтому когда американцы или европейцы думают: «а что Россия сделает дальше?», им не на что опираться.

Россия в очередной раз доказала свою непредсказуемость. Просчитать ее нельзя. И американцы отлично понимают, что они не просчитали Крым никак – ни в военном, ни в политическом плане. Потеряли, упустили – они как угодно это называют, но это доказывает не только умение России делать такие вещи, но и то, что мир не готов к подобным вариантам. А во внешней политике непредсказуемость – вещь крайне неприятная. Я много раз говорил, что предсказуемый враг гораздо лучше непредсказуемого друга. И Россия очень часто в глазах западного мира предстает в качестве непредсказуемого друга. Не совсем понятно в тех или иных ситуациях, какая у нее будет позиция. Вот, например, поставки С-300 и С-400… Могу точно сказать, что это был довольно неожиданный шаг. Не такой масштабный, как Крым, но для ближневосточного региона шаг очень серьезный. Однако его опять никто не просчитал.

Если в Америке идут публичные, длинные, массовые дебаты о внешней политике, то здесь этого нет. Что завтра скажет Путин? Весь мир будет чесать затылки. Если ты не представляешь, как себя будет вести какая-то страна – не обязательно Россия – ты к этой стране начинаешь относиться с осторожностью. Ты не вырабатываешь какой-то долгосрочной позиции, потому что твоя позиция ничего не стоит. Это точно фактор, который имеет большое значение для американцев. Американцы всегда работают долго. Они проигрывают, суетятся, обижаются, дергаются, но они знают, чего они хотят. И они убеждены, что другие тоже должны знать, чего они хотят, а не действовать в зависимости от ситуации. Американцы действуют с ошибками, идут как танк, рушат другие государства, но пытаются реализовывать свои национальные интересы, и они более-менее понятны. А вот национальные интересы России сформулировать довольно трудно, и никто их не понимает. Внешнеполитическая дискуссия на высоком уровне идет не так, как в большинстве стран мира. И процесс принятия решения не такой.

– Вы сказали, что американцы – жуткие прагматики. Если гипотетически у них сегодня возникнет прагматический интерес в отношении России, то могут ли они пренебречь своей позицией по Украине и попытаться реализовать его?

– Да, легко. Что называется – «не покраснев». Они это делают. Они оставляют одних союзников и начинают искать других. Мир наблюдал это на протяжении последних десятилетий. Проблема заключается в следующем. Если взять внутреннюю жизнь Америки, то она построена на одном очень важном для американцев принципе – принципе конкуренции. Внутренняя конкуренция в США очень высока, и американцы это очень ценят. Экономическая, политическая, идеологическая, культурная конкуренция. Если взять внешнюю политику, то здесь Америка, конечно, находится в среде, где конкурента ей нет. Для американцев, с одной стороны, это хорошее положение, но с другой – тебя некому остановить. Нет конкуренции – нет вызовов, нет знаменитой американской системы сдержек и противовесов во внешней политике. Поэтому нынешняя ситуация для Америки и хороша, и плоха одновременно. Американцы сами понимают, что они могут наломать дров. И «наламывают» периодически. Любая монополия пытается доказать, что это лучший вариант для всех. И американцы доказывают, что отсутствие конкуренции в мире крайне хорошо для американцев, хотя в глубине души они понимают, что это не так.

Вот в отношении России им и хочется доминировать, и хочется иметь какой-то вызов, и хочется, чтобы им кто-то показывал на их слабые места. Просто они постоянно попадают в какие-то плохие ситуации, теряют репутацию, людей, деньги и ломают то, что можно было спасти. Им нужен какой-то противовес во внешней политике. И традиционно они смотрят на Россию в этом вопросе. Россия всегда была противовесом – ядерная держава, огромное влияние, огромная территория. Поэтому многие американцы, не признавая нынешний российский режим, не признавая нынешнюю российскую политику, были бы не против, если бы Россия создала какой-нибудь блок, который бы противостоял Америке на принципе конкуренции – не обязательно вражды. Это Америке бы здорово помогло, это бы усилило качество ее работы. Они ожидают это от России, хотя смотрят на нее как на противника.

Не так много надо, чтобы изменить их отношение к России. Если Россия станет эффективным противовесом Америке, от этого выиграет весь мир. Но для американских чиновников, которые сегодня занимаются внешней политикой, нынешняя свобода рук – это идеально. Они делают ошибку за ошибкой, и никто с них не спрашивает. А внутренне устройство Америки таково, что гражданское общество, как в России, внешней политикой не интересуется. Внешняя политика находится в руках части американской элиты. Америка – страна-интроверт: она занимается тем, что внутри. Это Россия – экстраверт.

Вот такое двойственное отношение к России есть. Если появятся факторы, которые подтолкнут Америку изменить свое отношение к России, она это сделает в любой момент. Но пока никто даже теоретически не может представить себе один из таких факторов.

– Если вернуться к антироссийским санкциям со стороны США, они выполнили свои цели?

– Смотря что понимать под санкциями. Во-первых, никто не просчитывал долгосрочный эффект от этих санкций – я имею в виду, на Западе. Никто не знает, как долго они будут существовать и как долго они будут варьироваться. Но я считаю, что для американцев они выполнили свою роль, доказав Америке, что она еще может собрать глобальную коалицию против одной страны.

– То есть они имели внутренний эффект?

– Да. Может быть, такая задача не ставилась, но вольно или невольно они доказали, что можно собрать всех союзников в Европе и глобальные коммерческие структуры. Даже Китай стал осторожнее ко всему относиться и предложил России сесть обсудить Крым в рамках переговорного процесса. С точки зрения экономического эффекта, мне трудно сказать, потому что я не экономист. Но там на особый экономический эффект никто не рассчитывал. Явно, что российская экономика не разорвана в клочья, как выразился Обама, но с другой стороны мы наблюдаем довольно серьезный откат от того стабильного развития, который наблюдался на протяжении предыдущих лет. Главное, что – многие об этом уже говорили – российский кризис не является частью глобального кризиса. Это рукотворный кризис. Можно бесконечно спорить, вызвано это недостатками российской экономики, санкциями или падением цен на энергоносители, но точно нигде в мире этот кризис не наблюдается (в Греции – самостоятельный кризис). Я думаю, способность американцев создать такую коалицию впечатлила мир. И вот этот неприятный – лично для меня – отказ от поездки на 9 мая показывает реальность американской силы в нынешнем мире, и с этим ничего не поделаешь.

– А как вообще следует трактовать отказ американского и других западных лидеров приехать на Парад Победы?

– Я думаю, что это, с одной стороны, демонстрация глупости. Это противоречит старым американским и западным традициям. Они все время пытались подчеркнуто проводить политику, осуждающую режим, но поддерживающую российский народ. Я думаю, что у них нет понимания, насколько это важный праздник для россиян и что это праздник не правительственный, а народный. Будь это понимание, они должны были все сюда приехать и провести какие-нибудь мероприятия с российским обществом, но очень формально пообщавшись с лидерами. Они этого не выбрали. Я считаю, что это их большая ошибка. Но я думаю, их мотивация вульгарная – непонимание, какую здесь правильную позицию можно занять и что для себя можно в этом выиграть. Мне кажется, проигрыш от этого будет больше, чем выигрыш от демонстрации негатива по отношению к Путину и его команде.

– Во Львовской области 20 апреля стартовали украинско-американские учения Fearless Guardian. На ваш взгляд, до какой степени может дойти сотрудничество Вашингтона и Киева в военной области? Стоит ли ожидать все-таки поставок летального оружия Украине?

– Хиллари, по-моему, еще не высказалась по этому вопросу категорически. Политики боятся загнать себя своими обещаниями в узкие рамки, а потом отвечать за свои слова. Она будет воздерживаться максимально долго от такого заявления. У республиканцев позиция другая, потому что у них есть общая линия, что это надо делать. Когда речь идет об американской политике, нужно не забывать вопрос – какая решается задача? Какая задача решается этими действиями? Поддержать Украину? Такая задача не решается. Противостоять России? Это обсуждается в части американского истеблишмента. Но если противостоять, то как? Обама предложил экономический вариант – санкции и т.д., а европейцы под это подстроились. На военный вариант в вопросе противостояния с Россией в мире никто не готов. Я могу это сказать с полной ответственностью. Воевать с Россией американцы не будут никак. Это даже бессмысленный вопрос. А вот готовится к войне они будут. Там это нормальное явление, нормальное развитие оборонных структур. Европейцы – особенно малые европейцы – будут драматизировать эту ситуацию и будут объяснять американцам, как тяжело и опасно жить с большой и непонятной Россией, но я глубоко убежден, что ни американское общество, ни американский истеблишмент даже и близко не готовы представить себе вариант военного столкновения с Россией. Поэтому они так нервно относятся к полетам, которые могут привести к инцидентам и спровоцировать что-то. Им хочется, с одной стороны, контролировать процесс вокруг России и быть убежденными, что все их интересы защищены, и сохранять союзников, но с другой стороны – война как вариант дальнейшего развития событий, тем более из-за Украины, – полностью исключен.

www.mk.ru

Эксперт объяснил, почему россиянам не страшны санкции США

Большинство россиян спокойно отреагировали на введение США новых антироссийских санкций. Об этом свидетельствуют данные Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Несмотря на достаточно нейтральную реакцию, позитивное отношение наших сограждан к президенту Дональду Трампу снизилось.

Собеседник Федерального агентства новостей, политолог, независимый аналитик, советник президента России по политическим вопросам в 1991–1993 годах Сергей Станкевич, комментируя данные опроса, считает, что россияне заняли самую достойную позицию по отношению к непростой ситуации, возникшей между двумя странами.

«Есть те, кто вникает в эту ситуацию глубоко, но их немного. Это те, кто читал сам закон о санкциях и анализирует ситуацию. У этих людей, к которым отношу себя и я, достаточно спокойная реакция, потому что львиная доля — 80% тех норм, которые содержатся в документе, — уже существовали. Они были разбросаны по разным решениям, а теперь их просто собрали в одном документе, — комментирует для ФАН Сергей Станкевич. — То немногое новое, чего не было в предыдущих документах, сформулировано таким образом, чтобы не нарушить американскую конституцию, согласно которой внешняя политика — это полная прерогатива президента. Перед финальным голосованием авторы закона основательно поработали над языко, и формулировки там следующего характера: «президент может, президент вправе, президенту следует». Более жесткая формулировка «президент обязан» используется лишь тогда, когда нужно в определенный срок представить в Конгресс США отчет. Судя по комментариям Трампа, он не настроен агрессивно действовать. Это и объясняет достаточно спокойную реакцию экспертного сообщества. А россияне психологически привыкли к жизни в режиме санкций, адаптировались. Все негативные последствия, которые могли бы негативно сказаться на повседневной жизни россиян, уже прошли. Видимых причин у россиян для беспокойства нет».

Согласно данным проведенного ВЦИОМ опроса, порядка 68% респондентов слышали о введении США новых санкций против России. Но лишь 16% опрошенных владеют более полной картиной. Около 28% россиян (среди тех, кто хорошо знаком с ситуацией, — 39%) испытывают определенные страхи в связи с возможными негативными последствиями санкций для России. Примерно 9% наших сограждан высказались позитивно в отношении санкций, а 48% опрошенных не ждут каких-либо изменений.

При этом примерно 35% респондентов говорят о положительном эффекте санкций, а около 26% людей полагают, что антироссийские санкции усугубили ситуацию в РФ. 

Ввести ответные ограничительные меры предлагают около 19%. На более жесткий ответ со стороны российского правительства настроены порядка 4% респондентов. Примерно треть россиян — 29% — и вовсе предлагают оставить тему санкций и не реагировать на выпады со стороны Соединенных Штатов. 72% опрошенных ВЦИОМ считают, что правительству не стоит предпринимать каких-то активных действий и бороться за отмену наложенных США ограничений.

«Массовый здравый смысл сейчас отличает наше население. На мой взгляд, большинство в данной ситуации — правы. Агрессивные действия или реакция не способны помочь ситуации, они лишь будут способствовать эскалации напряжения санкционной спирали. Наилучший выход сейчас — это спокойная реакция с целью предотвратить дальнейшее ухудшение, — отмечает аналитик Сергей Станкевич. — Правильно, что большинство россиян разделяет такую точку зрения. Те, кто выступает за какие-то резкие действия в адрес США, не до конца продумывают последствия. Что касается каких-то возможных уступок с целью снятия санкций, то проблема в том, что нам не с кем даже обсуждать возможные компромиссы. Дональд Трамп не стал в полной мере президентом и партнером для серьезных переговоров или долгосрочных соглашений. Те обязательства, которые он способен на себя взять, могут быть на следующий день опротестованы конгрессом. Позиция выжидания — самый оптимальный вариант на сегодняшний день».

Лишь 18% россиян позитивно относятся к президенту США Дональду Трампу в связи со сложившейся между странами ситуацией. Позитивный рейтинг Трампа упал с 27%. Негативное отношение, соответственно, возросло с 22% до 28%. Однако большинство россиян — 43% — никак не относятся к главе Белого дома.

«Я из категории тех, кто не приветствовал избрание Трампа и скептически относился к его президентской роли и к той эйфории, которая у нас на недолгое время воцарилась в связи с его избранием. То, что мифологическая популярность Трампа в глазах россиян падает, — это признак здорового отрезвления и приближения к реальности. Трамп — не просто странный и необычный президент. Для нас самое важное, что он на данный момент непредсказуем и беспомощен. Он президент по части должности, но не по части реальных политических возможностей», — подытожил собеседник ФАН.

Напомним, в среду, 2 августа, президент США Дональд Трамп подписал закон о введении новых ограничительных мер в отношении Российской Федерации. Санкции стали ответом якобы на «вмешательство России в президентские выборы в США в 2016 году, вмешательство в дела Украины, возвращение в состав РФ Крыма» и так далее.

49>infox - new

Автор: Сергей Петров

riafan.ru

Эксперт объяснил, почему США больше не введут санкций, даже если РФ признает ЛДНР

США уже не введут никаких санкций, даже если Россия завтра, к примеру, на высшем уровне признает ЛДНР. Тем более не будет Вашингтон вводить ограничения из-за недавнего инцидента в акватории Чёрного моря. Белый дом даже с традиционными грозными заявлениями поостерёгся. По факту, Западу больше нечем угрожать России, поэтому не стоит ожидать новых ограничений.С таким заявлением в прямом эфире одного из центральных российских каналов выступил завкафедры международных отношений МГУ Николай Платошкин, комментируя реакцию Запада на задержание кораблей ВМСУ в Чёрном море. Гость студии отдельно подчеркнул, что США и ЕС уже ввели все возможные экономические ограничения против России. Можно сказать, что теперь у них просто истощился запас методов давления на РФ. По сути, если Москва завтра же официально признает республики Донбасса, Западу нечем будет ответить. Там кто-то ещё в правительстве заикается о том, что американцы могут отключить SWIFT, но в действительности они никогда этого не сделают, так как подобный шаг нанесёт больше вреда Вашингтону, чем Москве.Новых санкций Запада можно не боятся, но вот России, по мнению Платошкина, давно пора прекратить нянчиться с Украиной. Нужно полностью свернуть весь товарооборот и ввести, наконец, по-настоящему жёсткие санкции. Получается ведь глупо и некрасиво. Украинская власть активно притесняет русскоязычное население у себя в стране, а Россия в качестве ответа снабжает, мягко говоря, недружелюбную страну топливом. Тот же Сбербанк до сих пор боится зайти в Крым якобы из-за санкций. Но ничто не мешало этой финансовой структуре полноценно работать на Украине и инвестировать в её экономику миллиарды, пока в шею не вытолкали.Платошкин отметил, что при Госдепе США работает специальное бюро, занимающееся разработкой санкций практически круглые сутки, чтобы можно было оперативно отреагировать на любую ситуацию. Москва же впервые за пять лет ввела санкции, которые даже не напугали толком главных фигурантов этого списка.Эксперт напомнил, что совсем недавно горсовет Тернополя проголосовал за запрет русского языка. На это не отреагировали ни в МИД РФ ни в правительстве. Традиционные тревожные заявления можно в счёт не брать. Можно ведь было в тот же день обложить санкциями всех голосовавших депутатов, чтобы они хотя бы задумались, чем им грозит тот или иной шаг. Тем более информация о голосовании находится в открытом доступе. Вместо быстрой и жёсткой реакции Москва ответила тишиной. То же самое можно сказать и о Николаеве. Там местные чиновники с Русского драматического театра решили первое слово в названии убрать. Где реакция? Хотя бы на уровне тех же санкций.Платошкин выразил уверенность в том, что пока Россия не начнёт реагировать на инсинуации украинской власти хотя бы по примеру США, Киев так и будет себя вести, наслаждаясь своей безнаказанностью. А ведь даже признанием ЛДНР можно было бы многих поставить на место, и никто на западе ничего бы не сделал, ограничившись всё теми же стандартными заявлениями.

По материалам

zemlyaki.name

Политолог: США больше не заинтересованы в россиянах

© Фото ИА «Росбалт»

Усложнение процедуры выдачи американских виз демонстрирует, что США больше не заинтересованы в создании привлекательного образа своей страны в глазах российской элиты и интеллектуалов. Такое мнение в беседе с корреспондентом «Росбалта» высказал директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников.

«Глобально этот шаг на взаимоотношения между странами не влияет. Просто очередная бюрократическая процедура, последствия которой ощутит очень ограниченный процент населения России. Но дело в том, что периодически визы в США оформляют представители российской элиты, то есть люди, так или иначе влияющие на принятие решений в стране. И ситуация осложнится как для жителей регионов, так и для москвичей, так как посольство в Москве, очевидно, теперь будет перегружено работой. Так что такой шаг вызовет недовольство в определенных кругах. Это попытка надавить на правящий класс, а не на массового избирателя, то есть желание влиять на ситуацию не через выборы, а путем возможного госпереворота „сверху“. Также следует обратить внимание на кардинальное изменение отношений между нашими странами. Если в 90-е годы США всячески пытались заманить к себе россиян, показать исполнение американской мечты, создать образ счастливой жизни, то теперь это полностью снято с повестки. Америка больше не пытается заинтересовать наших соотечественников счастливым будущим в США, культурный обмен с нами их больше не интересует, создавать положительный образ нет смысла», — пояснил политолог.

По словам Солонникова, стоит ждать зеркального ответа от российских дипломатов. Вероятно, гражданам США усложнят процедуру выдачи виз в РФ.

В связи с высылкой американских дипломатов США приостановили процедуру выдачи неиммиграционных виз по всей России с 23 августа.

С 1 сентября она возобновится, но собеседования можно будет проходить только  в посольстве в Москве. С 21 августа начнется отмена собеседований, назначенных в консульствах в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Владивостоке. Ограничения сохранятся до тех пор, пока действует режим сокращения штата дипмиссии.

www.rosbalt.ru


Смотрите также