Детские дома в сша


Есть ли детские дома в США, и как это выглядит?

Сложный вопрос, вообще-то. Потому что считается, что детских домов (называется orphanage), как таковых, в США нет. Вот выписка из Википедии по этому вопросу:

В 20-х годах XIX века в трёх крупных городах — Нью-Йорке, Филадельфии и Бостоне были созданы первые приюты, которые имели целью изолировать находящихся в опасности детей от развращающей среды их домов и заведений для взрослых и отчасти заменить им семью и общину. Однако достаточно быстро обнаружилась неэффективность приютов и воспитательных учреждений именно как воспитательных. Скорее, они оказывались временным пристанищем ребёнка в экстремальных ситуациях.

В настоящее время в США, также как и в других развитых странах, детских домов для постоянного проживания детей нет. Имеются временные приюты для детей до момента помещения ребёнка в приёмную семью (при этом зачастую речь идёт не об усыновлении, а о содержании ребёнка в семье, которой выплачивается компенсация).

На 2010-й год в фостерной системе США находилось 408 тысяч детей. 48 % из них (194 тысячи детей) проживали с фостерными родителями-неродственниками, 26 % (103 тысячи)- в фостерных семьях родственников, 6 % (25 тысяч) — в групповых домах, 9 % (37 тысяч) — в учреждениях. 50-60 % детей из фостерной системы возвращаются к своим родителям. Около 100 тысяч детей из фостерной системы ожидают усыновления. За год из фостера усыновляют примерно 50 тысяч детей, в половине случаев их усыновляют сами фостерные родители. Усыновление из фостерной системы самое низкое по стоимости или полностью бесплатное.

Если перевести на удобоваримый язык, то детей, которые оказались без семьи, определяют в семьи, которые занимаются их воспитанием (фостерные семьи). Вот начало статьи про фостер:

Американцы хорошо известны своим нетрадиционным подходом к решению любой проблемы. Мало кто знает о том, что ежегодно вследствие самых разных причин свыше ста тысяч детей остаются без родителей и родственников, однако в Соединенных Штатах фактически отсутствуют детские дома.

Система распределения одиноких детей в Америке получила название «foster», что в переводе на русский язык обозначает «воспитывать, ухаживать, покровительствовать». Суть этой системы следующая: дети, оставшиеся без опеки родителей, практически сразу же попадают в приемную семью, члены которой заблаговременно изъявили желание приютить ребенка.

Терри Крамер, сотрудник Департамента по оказанию помощи детям и семейных услуг (Department of Children and Family Services – DCFS), рассказывает: «Представьте себе, что 5-летний малыш в один день теряет маму, папу, бабушку и дедушку… Лучшее, что мы можем сделать для ребенка в этой ситуации, — отдать его в семью, где он пройдет курс психологической адаптации».

Статистика показывает, что в среднем ребенок живет в «фостерной» семье порядка 12 месяцев. Например, семейная пара Тони и Джеральдина Уитберн из штата Орегон приютили за свою жизнь около шестидесяти детей.

«У большинства наших воспитанников биологические родители живы, однако они либо находятся в тюрьме, либо лишены родительских прав, — рассказывает Джеральдина. – К сожалению, мы не можем полностью заменить детям их родителей. Американские законы устроены таким образом, что усыновить ребенка при наличии живых родителей очень сложно».

Вся статья здесь: Детский дом по-американски

Тем не менее, есть приюты, и приютов в Америке довольно много. В основном, этим занимаются разные религиозные организации. Просто для примера, я нашел один такой, очень характерный приют под названием Boys Town.

Этот приют организовал преподобный отец Фланаган в 1917 году. То есть, Boys Town работает более 90 лет. Вот их сайт: http://www.boystown.org/ А вот небольшой ролик по-английски:

Этот парень — бывший воспитанник, а теперь сам там работает. Boys Town — это целая сетка приютов по Америке. Вот картинка. Если кликнете, то попадете как раз на эту страничку на сайте Boys Town.

Всего приютов или шелтеров (shelter) по США 3360. Это только для бездомных, потому что есть и другие категории. Вот картинка со ссылкой, по которой Вы можете найти приют недалеко от места, где живете:

А вот сайт, где показаны приюты (шелтеры) для женщин. В частности, для тех, которые подверглись домашнему насилию. Картинка тоже кликается и попадаете на их сайт:

Есть еще шелтеры для бездомных животных, но у нас сегодня речь идет не о них. Как-нибудь, в другой раз расскажу, потому что тема тоже живая.

Ну и теперь вывод. Как таковых детских домов в Америке действительно нет. Я имею в виду государственные учреждения, которые бы занимались воспитанием бездомных детей.

Но есть масса других организаций, которые этим занимаются. Все они дотационные, то есть, существуют на пожертвования. В основном, частных лиц.

Кроме того, есть фостерная система, в которой имеется постоянная и неубывающая очередь. Так что дети, которые остались без родителей, практически, без промедления попадают в такие семьи.

Все, наверное. Спрашивайте, если что неясно. Хотя я тоже не специалист по американским сиротам. Правда, я работал врачом в подмосковном детдоме, но это совсем другая история.

Меня зовут Владимир Ячменников, и я прожил в России почти полвека. В 2005 году приехал в Америку и поразился, как мало я знал об этой стране! На этом сайте просто рассказываю о своих впечатлениях. Может Вам это тоже будет интересно!

www.doctorvlad.com

Как работают детские дома в США?

В каждом штате своя система, но они очень похожи.До примерно 1950х годов, большинтво детей под опекой государства жили в orphanages - сиротских приютах, где много детей спали в огромных спальных помещениях, одевались во все одинаковое - были накормлены и одеты, но не создавали отношений с воспитателями, сравнимых с родетельсьскими.

В 1950-60 годы американские психологи решили, что такая система не идеальна, и придумали foster родителей, т.е. заменителей. Я знаю многих людей, которые работают в этой системе (она почти одинакова во всех штатах) и сам немножко волонтерствовал.

С точки зрения ребенка, если он попадает под опеку штата, то он попадает не в детприемник, как в России, а сразу в чей-то дом. Интернаты остались только для очень больных детей, которых нелья поместить в чей-то дом. Если проблем нет, то ребенок остается в этом же доме пока под опекой штата. Братьев/сестер стараются не разделять.

С точки зрения foster родителей - штат им платит (примерно $700-$1000 в месяц; если у ребенка специальные потребности, то могут надбавить до еще одной тысячи). На это деньги ребенка кормят и одевают. У них обычно есть свои дети, вместе с котоыими новый ребенок пойдет в школу; есть место в доме или квартире для ребенка (в идеале, отдельная неспользованная спальня на каждого ребенка); какое-то педагогическое образование - большой плюс. Не знаю точной статистики, из нескольких такий семей, которые я зню, все кроме одной традиционные - отец зарабатывает деньги, мать дома с детьми (своими и приемными). Социальный работник периодически проверят, все ли нормально. Обычно в семье больше, чем один ребенок за раз.

thequestion.ru

Детские дома, детские приюты в США

В девятнадцатом столетии как реакция на бедность, возросшую преступность, неустроенность, поголовную безработицу появилось движение за благополучие детей, направившее собственные усилия на защиту несовершеннолетних от пагубного, развращающего воздействия городской среды. Сперва в рядах движения «За спасение детей» была цель сформировать среди американских граждан светскую разновидность нравственности. Руководители движения основывались на принципе: носители непривычного поведения должны быть повернуты в поле положительной социализации, проще говоря быть реабилитированы, но не наказаны. Они узрели собственную миссию в исправлении непослушных граждан, а также брали на свои плечи обязанность обучать беспризорников, бродяг и алкоголиков более достойному поведению.

В США нет детдомов и приютов, как в России

Но в очень скором времени всплыла неэффективность любых приютов и воспитательных заведений именно как воспитательных. В большей степени, они являлись временным прибежищем для ребёнка в непредвиденных ситуациях.

На данный момент в США, подобно другим развитым государствам, детские дома для длительного проживания детей отсутствуют. Есть временные приюты для детей до времени перемещения ребёнка в согласившуюся приёмную семью (к тому же, очень часто дело касается не усыновления, а содержания ребёнка в семье, которой положена денежная компенсация).

Система распределения оставленных детей в Штатах имеет название «foster», что переводится на русский язык як «воспитывать, покровительствовать, ухаживать». Смысл такой системы следующий: дети, брошенные без должной опеки родителей, почти сразу переходят в приемную семью, члены которой заранее выразили большое желание принять малыша.

Иногда на улицах в США можно увидеть детей-попрошаек

Нужно учитывать, что к «фостерным» семьям предъявляются очень серьёзные требования, которыми иногда могут пренебречь даже биологические мамы и папы. К примеру, в Калифорнии имел место случай, когда у 40-летнего мужчины забрали право на опекунство лишь потому, что он любил ходить по своему дому, не одевая футболки. Социальные работники расценили, что подобным образом он может оказывать на детей дополнительное отрицательное психологическое давление.

Вероятность усыновления может резко упасть, когда окажется, что в семье кто-то курит либо страдает хроническим, но даже не инфекционным заболеванием (по типу астмы либо диабета). Кроме того, ввиду неких причин, совсем нежелательно присутствие в доме воспитателей домашних животных, в особенности крупных собак. Так что социальный работник учитывает все мелочи и нюансы. По его мнению, «фостерная» семья должна быть идеальной. Не нужно и упоминать, что все ее члены подвергаются полной проверке, и биографической, и психологической. Помимо этого, каждый возможный «фостер» должен пройти экзамен относительно воспитания приемных детей.

В США за усыновлением детей обычно длинные очереди

«Фостерная» семья – это что-то вроде, подготовительного этапа к процессу усыновления. Социальным службам необходимо убедиться в том, что малыш и его потенциальные родители нашли взаимопонимание, что они подходят и нравятся друг другу. Как правило, данный процесс длится 2 – 3 года.

usa-24.ru

Почему в Америке нет детских домов?

Общество, номер 33(760)

05.08.05

Недавно с профессиональной стажировки в США вернулась делегация руководителей государственных учреждений и общественных организаций Новосибирска, занимающихся проблемами семьи и детства. О том, как живется нашим детям в американских семьях и что заставляет американцев усыновлять российских детей, «Ведомостям» рассказала заместитель директора центра образования и здоровья «Магистр», председатель правления городской общественной организации «Семья и дети» Надежда АРТЕМОВА.

— Надежда Сергеевна, где проходила ваша стажировка?

— Я была в Сиэтле, где изучала опыт работы Всемирной ассоциации детей и родителей WACAP. За 9 лет сотрудничества с нашей страной эта ассоциация способствовала усыновлению 650 детей из России, в том числе из Новосибирска. Я предвижу вопрос об убийстве девочки Вики и поэтому сразу скажу, как возмущены этим сами американские агентства и ассоциации, работающие в сфере международного усыновления. Они в первую очередь заинтересованы в том, чтобы в их «епархии» все было чисто и открыто, ведь это их репутация. И они крайне отрицательно относятся к подпольным фирмам, одна из которых занималась усыновлением Вики. Ведь у таких агентств-браконьеров нет официального разрешения работать ни в США, ни в России. Все держится на прямых контактах с чиновниками и директорами детдомов. Надеюсь, мы начнем все-таки узнавать о том, какие чиновники и руководители помогали тем агентствам и за какие деньги.

— Почему американцы часто усыновляют детей из-за рубежа, а не своих сирот?

— Я сама ехала туда с этим вопросом. Начну с того, что в ассоциации WACAP два направления: подбор семьи для ребенка-сироты внутри США и международное усыновление американцами детей из-за рубежа. А секрет в том, что американское законодательство оберегает права биологических родителей на возврат ребенка. Если родители или мама решают отказаться от ребенка и заявляют об этом в соответствующие службы, то агентства по усыновлению и службы помогают подобрать для этого ребенка семью-усыновителей. Причем окончательное решение о том, в какой семье он будет воспитываться, принимает мама. Но в любой момент мама может забрать ребенка. И вот это право мамы и является главным препятствием для усыновления детей внутри Америки. Вторая причина популярности международного усыновления в том, что американцы очень мало бросают детей. Там в принципе нет системы государственного воспитания. Да, есть учреждения, куда попадают дети, от которых отказались родители или погибли, но задача этих учреждений — быстро подобрать ребенку новую семью. Подчеркну: не для семьи ищется ребенок, а для ребенка семья.

— Помимо усыновления, какие-то формы устройства детей-сирот существуют?

— Да, ребенок может попасть в замещающую семью. Это приемные родители, которые создают ребенку все условия для семейного воспитания, но они никогда не будут являться для него мамой и папой. Такая профессиональная семья подразумевает оплату труда, и иногда это единственный вид деятельности для приемных родителей. Однако предпочтение отдается именно усыновлению. И часто бывает, что сначала родители выступают в статусе замещающей семьи, а позже решают усыновить. Кстати, в США не скрывается, что ребенок усыновлен…

— А США прошли через нашу систему детских домов?

— Там когда-то была попытка подобную систему создать, но она себя изначально не оправдала. И я догадываюсь, почему. Там сильно доминирует право ребенка на воспитание в семье. И это право предопределило всю систему устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Важный момент: наши детдома входят в структуру государственного образования, а там функция усыновления детей и в целом помощь детям, оставшимся без попечения, делегирована неправительственному сектору! Однако такие негосударственные организации каждые два-три года проходят жесточайшую аккредитацию на право заниматься этой деятельностью. Если же это международное агентство, то оно проходит и все необходимые процедуры в той стране, с которой планирует сотрудничать. Почти все неправительственные организации работают в ситуации государственного контракта. Государство, делегировав им функции, выделяет для этой деятельности средства, и эти организации не имеют права заниматься бизнесом. Да, они извлекают какие-то доходы, но они направляются на развитие организации и поддержку семей, с которыми они работают. Если же они направят деньги на другие цели, то потеряют лицензию и больше не смогут работать в этой сфере. Контроль строгий. Вторая статья доходов — привлечение средств благотворителей. Работать в негосударственной организации очень престижно.

— Какие люди там преимущественно работают?

— В ассоциации WACAP, которая существует уже 29 лет, на 80 процентов это люди, сами усыновившие детей. Одна из руководителей усыновила 7 детей из Азии, имея одного кровного ребенка. Она с таким восторгом говорит о своих детях и теперь уже внуках. Все их фотографии висят вокруг ее рабочего места. В эту организацию приходят работать очень неравнодушные люди. Часто, пережив какую-то трагическую либо тяжелую ситуацию, они были впоследствии вознаграждены счастливым бытом, которым хотят поделиться с ребенком. Я поняла: искренние человеческие мотивы — вот то первичное, что заставляет этих людей заниматься усыновлением. Сначала для себя, потом для других. Да, это становится для них профессиональной деятельностью, но это очень благородный труд — искать ребенку семью.

— Надежда Сергеевна, а как все-таки встречаются русский ребенок и американская семья?

— Расскажу на примере WACAP. Сначала потенциальные родители заявляют о своем желании усыновить ребенка и начинают посещать образовательные программы, где им говорят обо всех проблемах, которые их ожидают. На этом этапе какие-то семьи отпадают. И это верно: показать не красивую картинку, а реальность. Но если у семьи сильная мотивация, то она утверждается в своем выборе и заполняет документы, где излагает подробную информацию о членах семьи. Потом специальная служба проверяет эту информацию. Если выявляется неправда, то анализируется, можно ли работать с этими людьми дальше. Чтобы скрывшим какую-то информацию родителям подтвердить право на усыновление, предстоит пройти сложную дополнительную процедуру. И на этом этапе семьям могут отказать. Но если родителям разрешено стать усыновителями, то их начинают знакомить со всеми программами внутреннего и международного усыновления. После чего уже собирается банк данных о детях и находят ребенка, который мог бы  успешно проживать в их семье. Затем этап переговоров с администрацией региона, откуда будет ребенок. Когда принципиальное согласие получено, но родители еще ждут, они посылают ребенку свои фотографии, подарки, игрушки, чтобы воспитатели могли готовить ребенка: посмотри, вот твои будущие родители, твои братья, вот какой дом. Хотя нередко эти подарки складываются нашими добросовестными воспитателями в ящик, чтобы, когда приехали родители, показать: у нас все в целости и сохранности… Семья приезжает к ребенку и происходит их первая встреча. Во второй их приезд, как правило, документы готовы и ребенка забирают. Процесс занимает от года до трех. Уже в Америке с этой семьей начинают работать специалисты службы сопровождения: психологи, медики, социальные работники. Активное сопровождение длится три года. Когда ребенок освоился, необходимость в частых встречах отпадает. Все услуги по сопровождению уже бесплатны. Семья платит ассоциации в момент подписания договора на усыновление. Большая часть этих денег уйдет на проезд и проживание семьи в России.

— Пока так серьезно работают с семьей, кто-то параллельно готовит самого ребенка?

— Этим должно заниматься учреждение, где он находится. Это их задача готовить ребенка к усыновлению, но… Даже когда усыновители живут здесь, такой подготовкой не занимаются. Взяли ребенка и до свидания, дальше как хотите.

— Как преодолевается языковой барьер?

— Мама или папа идут на курсы русского языка. Если они не успели этого сделать, то языковой барьер станет самым сложным моментом в первые недели пребывания ребенка. Все семьи, где я побывала, говорили об этом. Некоторые приглашали на первое время кого-нибудь в качестве переводчика из других семей. Вообще для семей, усыновивших детей из России, WACAP проводит массу русских программ и праздников. Многие дети посещают курсы русского языка. Родители не стараются стереть из памяти ребенка прошлое. Наоборот, создают все условия, чтобы ребенок сохранил в себе русские корни и находят возможность спустя годы посетить Россию. В ассоциации часто произносили фразу: «Мы стараемся создать детям сибирское детство». А что это? — спрашивала я. Мне родители объясняли: когда мы приезжали в Новосибирск, то расспрашивали педагогов, какие книжки и игры любил ребенок, каким спортом и творчеством занимался. И все это мы готовили к его приезду. Чтобы ребенок не тосковал, они наполняют дом фотографиями, которые сделаны в его прошлой жизни: его любимый друг, воспитатель… Меня потрясла семья Кэрон и Уэя Долгартов, которые усыновили пять детей из Казани, при том, что уже было четверо своих. При­ехав в Казань за новой дочкой, обнаружилось, что у нее есть братья и сестры, — они усыновили всех!

— Каких детей в основном берут?

— Я анализировала этот вопрос. И действительно, многие хотят взять ребенка с физическими ограничениями. И мотивация этого выбора такова: наш собственный ребенок имеет такие же заболевания, сейчас ему 15 или 20 лет, нам удалось поставить его на ноги, он социализирован, получает образование, осваивает профессию, у нас есть уникальный опыт, много оборудования и никто не поможет ему так, как мы. Это меня шокировало! У нас если в семье родился ребенок-инвалид, то родители боятся рождения второго ребенка, вдруг история повторится и придется опять пройти этот путь. Там другое отношение к инвалидности, среда открыта и возможности у инвалидов такие же, как у всех. Если говорить о возрасте, то просят 3—4—5 лет, потому что такого малыша легче адаптировать и реабилитировать.

— В какую сумму для американской семьи выльется усыновление?

— От 18 до 30 тысяч долларов.

— Надежда Сергеевна, я понимаю, вы стажировались в уважаемом агентстве. Я специально на сайте Генеральной прокуратуры РФ нашла недавнее представление министру образования «Об устранении нарушений законодательства, допущенных при осуществлении усыновления российских детей иностранными гражданами», где перечислены «проблемные» агентства, выявленные в результате прокурорской проверки.  Ассоциации WACAP в «черном списке» нет…

— Это так. В офисе WACAP висит благодарность от администрации Новосибирской области за профессиональную деятельность в деле усыновления. WACAP имеет благодарности от российского консульства, с которым плотно сотрудничает, и от правительства США. Ассоциация зарекомендовала себя как компетентная, работающая в строгом соответствии с законодательными нормами и за 9 лет сотрудничества с Россией ни разу не скомпрометировавшая себя. И я очень рада, что они познакомили меня с пятью семьями, три из которых усыновили детей из Новосибирской области. Джуди и Дэвид Эвелд усыновили Вову и Кристину из Черепановского детдома, Тэрри и Кэти Андерсон оттуда же взяли Джоэла и Интона (новые имена), а Руслан и Сергей из Куйбышевского детдома теперь живут у Сары и Сэттью Дал… Я наблюдала, как эти дети — они в Америке кто два, кто три года — ласкаются с родителями, а родители с такой гордостью рассказывают о них. Я ведь пыталась узнать, какой диагноз у ребенка, какие проблемы они преодолевали. Родители корректно обходили этот вопрос. В их понимании нельзя вслух говорить о проблемах здоровья ребенка, потому что это нарушение его прав. Для меня, как психолога, это показательно: если родственное чувство не сформировалось, папа и мама охотно скажут, какие были диагнозы и сколько средств они вложили в лечение… 

— Вы делились опытом с директорами наших детдомов? Готовы они перестроиться и заниматься устройством детей-сирот в семьи?

— На днях у нас в «Магистре» закончилась программа повышения квалификации руководителей детдомов, приютов и школ-интернатов, в рамках которой рассматривались пока еще инновационные для нашего государства темы: партнерство госучреждений с общественными организациями, внедрение в работу детских домов принципов открытости и прозрачности. Я делилась с руководителями и привезенными материалами. И среди них есть люди, готовые работать по-новому. В завершении программы они защищали проекты, некоторые из них просто прорыв! В одном, например, предлагается новая концепция детского дома: это не учреждение, которое обеспечивает долговременное проживание ребенка, а детский дом, который создает условия для его успешной интеграции в общество и поиска для ребенка семьи и введения его в семью. А приют святого Николая предложил проект по восстановлению прав на воспитание ребенка биологической семьей. Сегодня родной семьей никто не занимается. Мы рано или поздно придем к системе, аналогичной американской. Да, всех детей не усыновят. И поэтому важно развивать все формы, включая замещающую семью. Ребенок должен увидеть, как устроена семья, быт, как распределяются роли, отношения. Если ребенок этого опыта не имел, он никогда его не воспроизведет. Именно поэтому выпускники детдомов повторяют судьбу своих родителей. Мы в сентябре начнем обучать специалистов детских домов работе по обеспечению права ребенка на семью. Если мы не изменим мышление каждого специалиста и не создадим коллективы, которые будут на это направлены — ситуация останется в застое, а мы так и будем недоумевать, почему же в Америке нет детских домов.

Елена КВАСНИКОВА.

 По данным Генпрокуратуры, от рук приемных родителей за границей погибли 13 наших детей. В России в 2000—2005 гг. совершено более тысячи убийств и покушений на убийство детей. В 1086 случаях преступниками являлись кровные родители, в семи — приемные и только в одном — усыновитель.

В 2004 году иностранцы усыновили, по разным источникам информации, от 7500 до 9600 российских детей. Это значительно больше, чем усыновили россияне.

706

xn--b1aecnthebc1acj.xn--p1ai


Смотрите также