Дефолт в сша 2019 года


Потолок госдолга США достигнут: рухнет ли доллар в 2019 году?

Инвестпривет, друзья! С начала марта все США стоят на ушах. Еще бы: конгресс отказался повышать потолок госдолга, который достиг очередного антирекорда – 22063,2 млрд долларов! Если Минфин не найдет деньги до августа, то ему будет нечем расплатиться по своим обязательствам. И доллар ждет дефолт. Итак, чтобы уяснить, рухнет ли доллар в 2019 году, будем разбираться в причинах и последствиях.

Что за госдолг?

Это внешние и внутренние обязательства страны, в данном случае – США. Чтобы платить зарплату своим бюджетникам, финансировать строительство заводов и пароходов, а также стены на границе с Мексикой и атомного оружия, наводить порядок в странах Ближнего Востока США выпускают казначейские облигации – или трежерис. В России аналог таких долговых бумаг – облигации федерального займа.

Ставка по казначейским облигациям зависит от многих факторов, но в основном она очень маленькая – 2-3% в год. За счет такой низкой ставки и своего авторитета США периодически поднимает потолок госдолга, выбрасывая на рынок очередной выпуск трежерис.

Впервые такая ситуация произошла в 2011 году. Министр финансов Тимоти Гайтнер тогда пришел в Конгресс и сказал, что если потолок госдолга не повысят, то ему придется использовать разные бухгалтерские ухищрения, но в итоге от дефолта это не спасет. Обама подтвердил эту мысль. Конгресс подумал и разрешил Минфину заимствовать еще больше. В результате потолок госдолга был увеличен до 16,4 трлн долларов.

Обрадованный Минфин напечатал кучу бумажек, которые тут же разлетелись как горячие пирожки. Впрочем, то была пиррова победа, потому как госдолг США превысил его ВВП, а кредитный рейтинг страны впервые опустился с ААА до АА+ (по версии S&P).

Второй раз потолок поднялся до 20 трлн в 2017 году, уже при Трампе – за счет заимствований предполагалась ликвидировать последствия ураганов Харви и Ирма.

В третий раз потолок госдолга был достигнут в феврале 2018-го года. Теперь сумма обязательств превышает 22 трлн долларов.

Вот и думайте об эффективной экономике США – первые 10 трлн долга накапливались больше столетия, вторая половина – меньше за 10 лет. На каждого американца (в том числе женщин и детей) сейчас приходится более 67 тысяч долларов государственного долга.

В Нью-Йорке даже установили очень символическое табло.

Так почему облигации США покупают?

Основными держателями госдолга США являются Китай, Япония, Бразилия, Канада, Швейцария и ряд других стран. Ну и еще много фондов, корпораций и частных инвесторов.

Возникает вопрос – если с долларом не всё так хорошо, то почему инвесторы скупают госдолг США? Ведь если Минфин не сможет платить по обязательствам, то это означает дефолт американской валюты?

Очень просто. Представьте, что к вам пришел сосед занять до получки. Вы дали ему 1000 рублей. Через две недели он пришел опять и говорит: «Дай еще штукарь, а тебе три верну!». Ну вы ему даете. Через две недели приходит день выплаты, а сосед заявляет: «Мне еще штука нужна!». А вы ему: «Не дам!». А тот: «А я тогда и те три не отдам. А если новую тысячу дашь, я ее прокручу и верну тебе уже 5!». Ну и так далее.

Короче, основная причина – в экономику США уже вложены огромные деньги, и если сейчас ее не продолжать финансировать, то все вложения обесценятся. А это чревато очередным финансовым кризисом, потому что многие государства тоже не будут способы исполнить свои обязательства, поскольку надеются на выплаты от США. В общем, если трежерис обесценятся, то в Китае, Японии, Бразилии и прочих странах правительства не смогут заплатить зарплаты и построить очередной дом.

Были ли дефолты США раньше?

Сейчас многие аналитики говорят, что раньше Соединенные Штаты никогда не допускали дефолты по своим обязательствам. А вот и нет. Допускали.

Например, вот:

  • 1841-1842 годы – дефолт объявили 9 штатов США;
  • 1873-1874 годы – дефолт объявили 10 штатов (Западная Вирджиния, например, смогла погасить тогдашние бонды только в 1919 году).

Но были и федеральные дефолты:

  • 1779 год – был объявлен дефолт по самой первой эмиссии доллара (так что да – история доллара США началась с девальвации!);
  • 1782 год – США объявили дефолт по внутренним обязательствам, доллар упал до 1/3 своей стоимости;
  • 1862 год – дефолт «гринбакса», выпущенного для ведения войны с Югом, падение доллара на 50%;
  • 1934 год – дефолт США по «облигациям свободы», выпущенных в 1919 году для ведения Первой мировой войны (дефолта волевым решением добился Франклин Рузвельт – в результате доллар упал на 40%).

А еще был технический дефолт 1979 года, допущенный якобы «случайно». Тогда правительство, состоящее из республиканцев, было в контрах с Президентом-демократом Картером и не смогло согласовать с ним размер погашений по госдолгу. Просрочки были допущены по выплатам 26 апреля, 3 мая и 10 мая. Потом верхи страны договорились и выплаты были произведены, но технический дефолт произошел. Его объяснили «техническим сбоем».

Что интересно – американка Клэр Бартон подала иск против правительства, потребовав от него выплаты за дни просрочки. Чтобы избежать неприятностей и огласки, Минфин вынужден был согласиться с иском (см. процесс Клэр Г. Бартон против США).

Что дальше?

Технический дефолт США предсказывали все, кому не лень. И вот он стал более чем ощутимым. Конгресс уперся: не дам денег. Минфин грозится, что если потолок госдолга не повысить, то в августе он не будет платить проценты по казначейских облигациям. Трамп настаивает на строительстве стены на границе с Мексикой.

Сейчас мы находимся в уникальной ситуации. Такого глобального дефолта еще не было. Кризис 2008-го года покажется цветочками. Куда вырулит экономика – неясно. Поможет дедолларизация выстроить новую систему экономических отношений или ввергнет мир в хаос? Никто не может предсказать.

Сейчас Минфин США ввел чрезвычайные меры, которые продлятся с 4 марта по 5 июня. Но если Конгресс откажется от повышения потолка госдолга, то у министерства просто не будет денег для проведения выплат. США вынуждено будет объявлять банкротство.

Это приведет, как минимум, к падению стоимости трежерис, росту ставок и девальвации доллара. Как максимум – к мировому кризису.

Что делать инвестору?

А ничего. Что мы можем предпринять в такой ситуации? На госдолг США мы повлиять не можем. Лично я продал акции ETF FXMM (кроме одной) – фонда, инвестирующего как раз в казначейские облигации США. А также сократил долю акций компаний США в своем портфеле, сделав ставку на российский фондовый рынок (он как раз упал и на нем много интересных предложений).

В целом мне кажутся равновероятными оба события – и дефолт США, и его очередное спасение. США – страна, «слишком большая, чтобы упасть». Многие экономики от нее зависят. Но наращивание госдолга ни к чему не приведет, и чем больше обязательств будет накоплено, тем более будет падение. Рухнет ли доллар в 2019 году, я не знаю, но все предпосылки для этого имеются. Следите за событиями и будьте реалистами. Удачи, и да пребудут с вами деньги!

alfainvestor.ru

Что случится с миром, если США объявят дефолт

В 1944 году благодаря соглашению, заключённому в Бреттон-Вуде, на смену финансовой системе, основанной на «золотом стандарте», пришла система, фактически сделавшая американский доллар мировыми деньгами. США обязались конвертировать доллары в золото по фиксированной ставке в 35 долларов за тройскую унцию, а центральные банки всех стран – поддерживать стабильный курс национальной валюты по отношению к американской. Так был введён долларовый стандарт, который стал базироваться на господстве валюты США.

Бреттон-Вудская система поначалу работала исправно. Более половины мирового запаса золота - 574 миллиона унций – находилось в распоряжении Соединённых Штатов, так что способность Вашингтона выполнять свои обязательства не подвергалась сомнению. А высокий спрос на американскую продукцию после Второй мировой войны приводил к высокому спросу на доллары.

Но уже к середине 60-х годов на фоне восстановления стран Европы и Японии ситуация начала меняться. Экономический рост в Соединённых Штатах замедлился, а инфляция, наоборот, ускорилась. В результате росло недовольство стран-членов Бреттон-Вудского соглашения, поскольку из-за роста цен в Америке они были вынуждены увеличивать денежную массу своих валют. Это привело к тому, что страны начали конвертировать доллары в золото.

Вашингтон, в свою очередь, решил отказаться от связи между главной резервной валютой и драгоценным металлом. В 1971 году американский президент Ричард Никсон ввёл временный запрет на конвертацию доллара в золото по официальному курсу, что заставило страны согласиться на пересмотр котировок. Через два года стороны пришли и вовсе пришли к тому, что установили плавающий курс своих валют относительно доллара, чем, по сути, закрепили отказ от Бреттон-Вуда. Официально же он был закреплён в 1978 году Ямайским соглашением, которое ввело систему специальных прав заимствования. Так Америка обеспечила себе переход к выпуску фиатных, то есть ничем не обеспеченных денег.

С 1960 года максимальная величина заимствований Соединённых Штатов, которая регулируется постановлениями американского конгресса, изменялась почти 80 раз, но лишь в последнее время повышение лимита госдолга превратилось в предмет политического торга. Из-за этого Вашингтон почти ежегодно вынужден сталкиваться с угрозой дефолта.

В 2011-м американский Минфин готовился выживать на остатки наличности и ежедневные поступления в бюджет, а США впервые лишились наивысшего кредитного рейтинга. В 2013 году правительство Соединённых Штатов было вынуждено на две недели прервать работу из-за отсутствия утверждённого бюджета, что фактически означало технический дефолт. Наконец, в январе текущего года Минфину США вновь пришлось просить конгресс экстренно повысить лимит госдолга.

Каждая баталия между демократами и республиканцами в конгрессе по поводу обязательств страны – непредсказуема. И тем пристальнее к их противостоянию приковано внимание.

Кризис 2008 года показал, что проблемы у крупнейшей экономики автоматически приводят к появлению проблем у стран всего мира. Многие из них до сих пор переживают последствия того упадка. Вместе с тем, уверены аналитики S&P Global Ratings, «неповышение лимита госдолга, скорее всего, будет иметь для экономики более катастрофические последствия, чем крах банка Lehman Brothers в 2008 году».

russian7.ru

США готовятся к дефолту

Александр Запольскис, 12 мая 2018, 23:37 — REGNUM  

Эти разговоры возникли не на пустом месте. Общий национальный долг США с 15 трлн долл. в ноябре 2011 года вырос до 21 трлн долл. в марте 2018-го, то есть поднялся в 1,4 раза за 7 лет, в то время как ВВП США за тот же период вырос всего в 1,12 раза. Следовательно, темп увеличения долгов страны втрое обгоняет темпы роста ее экономики. Это, в частности, подтверждается динамикой внешнеторгового баланса, который остается отрицательным тринадцать лет подряд.

В 2017-м торговый дефицит превзошел отметку в 600 млрд долл. и продолжает расти. По итогам первого квартала текущего года еще на 12%. Таким образом, на рынке усиливаются опасения негативного прогноза для всей американской экономики в целом. В сущности, на обещании решить проблему долгов была основана предвыборная программа Дональда Трампа, а его победа доказывает обоснованность опасений.

Формально, на бумаге, экономика США по-прежнему остается крупнейшей в мире, соревнуясь за первое-второе место с китайской, гарантированно обгоняя европейскую и в 5,8 раза превышая российскую. Но при этом размер долгов только федерального правительства, без учета долгов штатов, графств и отдельных городов, достиг уровня в 108,8% от ВВП. На его обслуживание уходит более 1,6% расходной части государственного бюджета Америки.

2

Tax Credits

В аналитическом докладе бюджетного управления американского конгресса прямо говорится, что начиная с 2028 года вероятность дефолта по государственным долгам США приближается к 100%. Стоит ли удивляться, что еще в мае 2016 года Дональд Трамп в интервью телеканалу CNBC допустил вероятность его реструктуризации? Тогда новость быстро утонула под валом сообщений на тему российского вмешательства в американский демократический процесс, но сегодня она постепенно возвращает актуальность. Вопрос уже не стоит, быть или не быть самому дефолту, обсуждаются лишь варианты развития событий после него.

Впрочем, не стоит думать, что реструктуризация долгов — это что-то в мире уникальное. Особенно когда вопрос касается заимствований не частным лицом или компанией, а такими фундаментальными структурами, как государство. Обычно всем крупным инвесторам сохранить долгосрочные процентные выплаты гораздо выгоднее получения залога, который потом еще надо суметь реализовать. Да еще по возможности максимально близко к размеру его оценки, что, как правило, сложно даже на относительно стабильных рынках, не говоря уже о тотально лихорадящих в результате долгового дефолта целой страны.

Как показала предыдущая практика, наиболее эффективное решение этой проблемы в 1989 году для развивающихся рынков предложил 68-й министр финансов США Николас Брейди. Его идея заключалась в комплексном сочетании ряда взаимосвязанных мер. После полной ревизии все долги делятся на категории по степени обеспеченности в зависимости от способности государства расплатиться по ним имеющимися активами. Наименее ликвидная часть подлежала списанию. Остальное должно было переоформляться в бумаги другого вида. Обычно акции заменялись облигациями с меньшим размером купонных выплат, но со значительно большими сроками заимствования и, соответственно, процентных платежей. На некоторые переоформленные обязательства вводились платежные каникулы. В результате, банкрот получал техническую возможность сохранить свою структуру и, в конечном итоге, рассчитаться по долгам.

Схемой или «планом Брейди», как идея стала называться впоследствии, воспользовались Аргентина, Бразилия, Болгария, Коста-Рика, Доминиканская республика, Эквадор, Мексика, Марокко, Нигерия, Филиппины, Польша, Уругвай и Россия. При этом оказалось, что помимо денег, платить должникам приходилось определенными политическими переменами (изменение законодательства, изменение правил ведения бизнеса, изменение объема и состава социальных обязательств, сокращение вмешательства государства в экономику). Впрочем, несмотря на частичные списания, в итоге общая сумма выплат практически везде в 1,3−1,6 раза превышала размер долга на момент дефолта. Так что кредиторы в накладе не оставались.

Например, совокупный долг, доставшийся РФ от СССР, в 1993 году достигал порядка 73 млрд долл. В том числе: займы от международных организаций и компаний — 64%; кредиты от банков и организаций России — 9 и 11,5% соответственно; облигации в валюте — 6%; еврооблигации — 8%; субфедеральные ссуды — 1%; прочие — 0,5%. В то время как из-за сокращения валютной выручки страна могла погашать не более 2,5 млрд в год.

По подписанному в сентябре 1997 года с Парижским клубом «плану Брейди», с 1999 по 2006 год Россия выплатила в общем объеме 23,7 млрд долл., а последняя «советская» задолженность была погашена в 2017 году. С учетом наложившихся потом займов в связи с дефолтом 1998 года, всего было выплачено 105 млрд долл. за 25 лет. При этом некоторые долги, как, например, достаточно неоднозначная сумма в 594,3 млн долл. перед Южной Кореей, за рамки парижского соглашения оказались вынесены. Срок по их погашению наступит в 2025 году.

Очевидно, что долги американского государства ожидает та же судьба. Другой вопрос, что на деталях «плана Брейди» непременно отразится специфика положения американского доллара как основной резервной валюты мира.

3

Все перечисленные выше примеры, как правило, касались экономик небольших, полное крушение которых ведущие финансовые кластеры мира — США, ЕС и Китай — могли относительно успешно пережить, а их доминирование давало кредиторам возможность экономического и даже политического давления на должника. Кто и как сможет осуществить такое же давление на США — сегодня становится наиболее острым вопросом.

Существует теория, согласно которой США якобы могут отказаться платить по долгам вовсе. Обладая ядерным оружием, они в состоянии противостоять любому военному, а значит, и политическому давлению. Но серьезной критики она не выдерживает. Если прекратит свое существование нынешний доллар, то вместе с ним обесценятся и все номинированные в нем активы, а они сегодня составляют по меньшей мере 42% от мировых.

Причем под ударом оказываются не только крупнейшие, но при этом все же внутриамериканские корпорации вроде General Electric с рыночной стоимостью в 216 млрд долл., но и такие транснациональные киты, как корпорации Cargill и Koch Industries, занимающие первые две строчки корпоративного рейтинга ТОП-100. Причем годовой доход одной лишь Cargill составляет более 109,7 млрд долл. Как утверждает Forbes, перечень крупнейших частных бизнесов планеты 2017 года включает 225 американских корпораций с совокупным годовым доходом в 1,57 трлн долларов.

Совершенно очевидно, именно они в первую очередь окажутся больше всего заинтересованы в сохранении платежеспособности доллара как такового, а значит, используют свои влияние для давления на США как государство. Так что в том или ином виде по долгам оно в конечном итоге заплатить будет вынуждено, однако также очевидно, что в результате окажутся запущены два глобальных процесса, последствия которых сегодня сколько-нибудь точно спрогнозировать невозможно.

Во-первых, вместо нынешнего доллара США, скорее всего, запустят какую-то другую валюту. Похоже, слухи насчет «амеро» не лишены оснований. Такой шаг как минимум позволит одномоментно списать в утиль если не все, то абсолютное большинство наличных долларов, находящихся за пределами США. Их количество оценивается в 60% от 972 млрд. всех наличных долларов Америки.

Во-вторых, на данный момент в США сосредоточены 21,5% (данные за 2015 год) из 1,8 трлн долл. совокупного объема прямых накопленных иностранных инвестиций в мире. Суверенный дефолт, как это случалось во всех через него ранее проходивших странах, приведет к резкому спаду деловой активности и эффекту домино в сегментах, прямой связи с госдолгом не имеющих. Прежде всего в сфере ипотечного и потребительского кредитования, а за ними и в общем бизнесе как таковом. Например, нельзя исключать долгосрочного паралича внутренней нефтегазовой добычи США, имеющей уровень закредитованности более 64%. На этом фоне ипотечный кризис 2008 года покажется милой детской шалостью в песочнице.

А так как США являются ведущим рынком сбыта для ЕС и Китая (торговый оборот с ними за 2017 года составил порядка 800 и 600 млрд долл. соответственно), то обвальное падение его платежеспособности неизбежно рикошетом ударит по всем экономическим кластерам планеты. В течение периода денежно-финансового шторма выживать всем придется только за счет емкости собственных внутренних рынков. Мы все экономически слишком зависимы, чтобы надеяться безопасно понаблюдать за шоу из уютного партера.

Читайте развитие сюжета: В США снова заговорили о возможном дефолте

regnum.ru

В США предсказали дефолт России: «Грянет после 2019 года»

Эксперты высказались о докладе Bank of America

Мир погрузится в новый кризис, а Россию снова ждет дефолт. Такой мрачный прогноз дали эксперты Bank of America, проанализировав динамику индексов на мировом фондовом рынке. По их мнению, нынешние показатели указывают на повторение событий 1998 года, когда рубль обесценился в четыре раза, а финансовую систему России просто парализовало. Насколько реален такой сценарий, мы выяснили у экономистов.

Симптомы, которые наблюдались двадцать лет назад, существуют и сейчас: вывод капитала с рынков развивающихся стран, спекулятивное удорожание акций высокотехнологичных компаний и устойчивый рост экономики США. Правда, в 1990-е на экономику России давили низкие цены на нефть, а сейчас они сохраняются на относительно высоком уровне: это вселяет надежду на то, что самые мрачные прогнозы американских экономистов относительно мирового кризиса снова преувеличены.

Дефолт 1998 года в России был спровоцирован обвалом азиатских экономик из-за сильного доллара, кризисом валютной ликвидности, падением цен и спроса на нефть, разрастанием госдолга РФ до немыслимых размеров. В мире бушевал «азиатский» кризис, а российское правительство тогда приняло беспрецедентное решение: не выплачивать внутренний долг, номинированный в национальной валюте, что в мировой истории случилось впервые.

Миллионы россиян лишились своих сбережений, зарплаты упали в долларовом исчислении минимум в четыре раза, банки перестали выдавать вклады, а вся страна погрузилась экономическую и финансовую разруху.

Все, кто помнит те времена, с ужасом боятся их возвращения. Но сейчас, по крайней мере, объективно существуют три несоответствия нынешней экономической ситуации с положением России двадцатилетней давности.

Во-первых, в 1990-х годах экономика России страдала от серьезного дефицита бюджета — он доходил до 8% ВВП. Сейчас же страна пытается формировать бюджет с профицитом в 0,5% ВВП — соответствующие поправки в бюджет на 2018 год подписал президент.

Во-вторых, двадцать лет назад внешний долг России составлял 150% ВВП, а вместе с внутренним долгом все 200%. По данным ЦБ, сегодня общий госдолг РФ превышает 40% ВВП. Для сравнения: аналогичные обязательства как США, так и Японии в два раза превышают объем валового продукта этих государств.

В-третьих, тогда ситуацию усугубляло снижение мировых цен на нефть. Тогда из-за кризиса в Азии, страны которой сократили потребление сырья, валютные доходы России уменьшились, а вслед за ними почти прекратились инвестиции в нашу страну, что обрушило стоимость акций российских компаний в 10 раз.

Сейчас цены на нефть относительно стабильны и в ближайшей перспективе могут вырасти с нынешних $77 до $85 за баррель. Такой прогноз сделал другой американский финансовый институт — Morgan Stanley. Причины подорожания — сокращение добычи в Иране, Ливии и Анголе, из-за чего сократятся предложения на глобальном рынке. Кстати, ранее тот же Bank of America предсказывал, что стоимость нефти может перевалить за отметку в $100.

«Если цена нефти действительно дойдет до уровня в $85 за баррель, то это будут уровни конца октября 2014 года, когда доллар стоил 43–45 рублей. Правда, вряд ли российской нацвалюте позволят укрепиться до такой отметки. Уровни в 55 рублей и даже 50 рублей за доллар вполне реальны. Но только если решится вопрос с американскими санкциями против России», — предполагает заместитель директора аналитического департамента компании «Альпари» Наталья Мильчакова.

Торговые войны и санкции как их составная часть — вот главная угроза, нависшая над мировой экономикой. Глава Международного валютного фонда Кристин Лагард на Петербургском международном экономическом форуме назвала «риском номер один» для международной торговли и всей экономики введение пошлин и политику протекционизма, которую ведут США. По ее словам, «риск номер два» связан с большим уровнем долговых обязательств на рынках, спровоцированным отчасти ужесточением монетарной политики США и, как следствие, выводом капиталов из развивающихся стран.

Впрочем, даже в удручающих прогнозах американских аналитиков отмечается, что кризис если и грянет, то после 2019 года. При этом он вовсе не будет означать наступление дефолта какой-либо из стран. В конце концов, Россия после 1998 года пережила уже пару кризисов, при этом выплачивала долги по своим обязательствам.

Между тем наши власти обещание нового кризиса всерьез не приняли. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопрос о мрачных перспективах, ответил, что у нас «все будет наверняка хорошо».

russian-vesna.ru


Смотрите также