Что происходит в кндр и сша


«На грани атомной войны»

«Вероятность того, что Вашингтон будет искать пути решения проблемы за счет диалога, привлекая такие страны, как Китай и Россия, велика. Тем не менее для Америки условием для диалога является ядерное разоружение КНДР, в то время как Пхеньян не принимает это условие. Даже если заинтересованным странам удастся усадить КНДР за стол переговоров, это может стать лишь пустой тратой времени. И если ни давление, ни диалог не сработают, США могут применить силу — такую возможность исключать нельзя. Действительно, некоторые американские чиновники предлагают вновь направить авианосную ударную группу в район Корейского полуострова».

The Washington Post, США

«С тех пор как в апреле 2017 года КНДР провела испытания баллистических ракет, Россия последовательно заявляет, что ее стратегия поддержания благоприятных отношений с Пхеньяном и Сеулом с большей долей вероятности послужит мирному урегулированию северокорейского кризиса, чем агрессивная позиция Вашингтона в отношении КНДР.

Действуя в международных делах все более напористо и агрессивно, Россия вызывает в памяти своих граждан Советский Союз с его статусом сверхдержавы, которая могла оказывать влияние на конфликты во всем мире. С этой точки зрения повышенное внимание России к Северной Корее во многом сродни ее военному вмешательству в Сирии и расширению дипломатического присутствия в Ливии и Афганистане.

Россия хочет, чтобы ее признавали мировым лидером не только россияне, но и все международное сообщество. И поэтому ее позиция по Северной Корее обусловлена желанием возглавить неформальную коалицию стран, которые считают, что Соединенные Штаты пытаются свергнуть северокорейский режим. Благодаря этой роли притязания России на статус мировой державы и главного международного противовеса США стали бы более обоснованными.

Поэтому, когда Китай прекратил экспорт энергоносителей в КНДР, Россия заполнила образовавшийся вакуум и с тех пор позиционирует себя как главный зарубежный союзник этой страны-изгоя.

Короче говоря, Россия хочет быть великой державой и хочет, чтобы ее считали таковой. Она хочет возглавить страны, которые противостоят власти и влиянию Запада. Игнорируя позицию ООН и поддерживая Северную Корею, Россия укрепляет этот статус внутри страны и за рубежом.

Союз Москвы с Северной Кореей, вероятно, в ближайшем будущем окрепнет».

Sabah, Турция

«Вопрос в том, какой будет война, ядерной или конвенциональной. В 1950 году США уже воевали с КНДР. Единственная страна на земном шаре, которая имеет опыт в области ведения ядерной войны, — это Америка. Раны, которые были нанесены американскими атомными бомбами, сброшенными на японские города Хиросима и Нагасаки, кровоточат до сих пор. Но и Трамп, и Ким Чен Ын говорят об использовании ядерного оружия так, как будто этого никогда не было. Как будто на следующей неделе Северная Корея действительно сбросит атомные бомбы на остров Гуам, а Трамп — на Северную Корею».

The Beijing News, Китай

«Еще одна причина эскалации конфликта на Корейском полуострове кроется в приходе нового президента США. С момента появления Трампа в Белом доме он уже дважды применил военную силу, нанеся удар по Сирии и Афганистану и заставив дрожать от страха другие страны этого региона. Использовав оружие, Трамп, можно сказать, убил сразу несколько зайцев. Во-первых, он переключил внимание с внутриполитических споров в другое русло. Во-вторых, он утвердил свой авторитет на международной арене. В-третьих, удары выполнили функцию устрашения, ведь запущенные по Сирии под предлогом использования Асадом химического оружия крылатые ракеты и фугасная «мать всех бомб» могут быть использованы и против КНДР.

Нынешняя политика Трампа по отношению к КНДР по сравнению со «стратегическим терпением» Обамы ведет на старую тропу «принуждения к изменениям».

Aftenposten, Норвегия

«Что означают слова Трампа: это просто разговоры или мы действительно находимся на грани атомной войны? Этот вопрос был самым главным в США на этой неделе. Журналисты, эксперты в области безопасности и члены конгресса на протяжении нескольких дней пытаются понять смысл угроз и твитов Трампа. Одновременно с этим Белый дом и кое-кто из членов правительства выступают с противоречивыми заявлениями.

Некоторые из сотрудников президента намекают американским СМИ на то, что заявления Трампа следует воспринимать серьезно, но не буквально. Это вписывается в модель поведения, которую мы наблюдаем на протяжении всех семи месяцев его президентства.

Но в конфликте, связанном с Северной Кореей, неортодоксальный стиль общения Трампа означает большое испытание для администрации».

Middle East panorama, Ливан

«Мы должны отдать должное руководителю Северной Кореи, который, как гора, сопротивлялся Америке, не встал перед ней на колени, а, напротив, даже угрожал нанести ядерный удар по ней и ее колониям в Азии, особенно по Японии и Южной Корее.

Американские корабли изменили свое положение и заняли такие позиции, чтобы запугать Северную Корею. Как только лидер КНДР отвечает на эти действия ракетными испытаниями и демонстрацией военной силы, угрозы моментально прекращаются. Если американцы нападают на страну, то сразу видят «красные глаза» лидера Северной Кореи, ее народа и армии и сразу же начинают отступать и просить мира. Более того, Дональд Трамп попросил провести встречу с Ким Чен Ыном. Все эти факты говорят о поражении президента США, его поклонении, подчинении и зависимости от лидера Северной Кореи, а также желании прийти к согласию и миру с этим великим руководителем.

Когда же наступит тот день, когда арабские правители станут такими же, как лидер Северной Кореи?»

The Guardian, Великобритания

«Не каждый день случается, что Совбез ООН принимает резолюцию единогласно. Но именно это произошло в ходе утверждения резолюции 2371, которая предусматривает жесткие санкции против Северной Кореи, включая запрет на продажу угля, железа и свинца.

В результате мы получили пример того, как должна работать международная система, что в последнее время бывает так редко. Голосование также можно считать чем-то вроде дипломатического триумфа администрации Трампа.

Резолюция стала прямым ответом на северокорейские ракетные испытания, в ходе которых Соединенные Штаты впервые оказались в пределах досягаемости. Америка не большой мастер организовывать международную поддержку своих собственных интересов и еще меньший, когда речь идет об ООН, но на этот раз ей это удалось».

The Conversation, Австралия

«Теория игр применима к анализу конфликтов и сотрудничества в условиях конкуренции. Согласно ей, совместный результат возможен, когда игра повторяется бесконечно долго, игроков мало, а информация об игре известна всем участникам.

Но если игра проводится единожды или повторяется конечное число раз, если в ней задействованы большое количество игроков и каждый из них не имеет понятия о стратегии другого, тогда каждый отдает предпочтение результату, «ориентированному на него самого». В этом случае каждый игрок выбирает наилучшее решение индивидуально. В итоге конечный результат для каждого из них приемлем, но не идеален.

Происходящее на Корейском полуострове больше напоминает этот сценарий. Решать проблему ракетно-ядерной программы КНДР с помощью упреждающего удара — не самый простой и едва ли оптимальный вариант, а основные игроки, скорее всего, будут преследовать свои собственные интересы.

Корень проблемы в том, что Северная Корея объявила о своем намерении принять ответные меры в случае любых военных действий. Это может вылиться в гуманитарную катастрофу, ведь столица Южной Кореи Сеул находится всего в 60 км от границы. К тому же главный удар в этом случае может прийтись на контингент американских войск численностью 28 500 человек, базирующийся в Южной Корее.

Любая контратака со стороны Северной Кореи вызовет ответный удар с юга и может привести к войне на Корейском полуострове. Или же, если США и Южная Корея не отреагируют, станет для этих стран серьезным унижением.

Пока же единственный победитель в этой игре — Ким Чен Ын».

«Иомиури симбун», Япония

«США и КНДР обмениваются жесткими заявлениями, не исключающими войну. Результатом агрессивных высказываний может стать обострение напряжения и возникновение непредсказуемой ситуации.

Первоисточник проблемы — КНДР. В июле она дважды запустила межконтинентальную баллистическую ракету (МБР). Постановка на вооружение ядерных ракет, в радиусе действия которых будет находиться территория США, становится все более реальной.

Также беспокоят предупреждения Трампа КНДР: лучше США больше не угрожать. Иначе придется столкнуться с гневом и пламенем, которых мир не видел до этого. Президент крайне редко использует выражения, которые напоминают о возможности ядерного удара.

Их можно воспринять как красную черту, при пересечении которой США пойдут на военные действия в случае, если КНДР проведет очередные ядерные испытания и запустит баллистическую ракету».

Автор: Юлия Сапронова

www.rbc.ru

Что будет делать Россия в случае войны США и КНДР - МК

Эксперт: для нас будет очень неприятен конфликт у наших границ

— Россия, конечно, осудит этот конфликт, но ни на одной стороне воевать не станет, – полагает заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН. – Тем не менее для России эскалация на Корейском полуострове очень неприятна, потому что она, во-первых, создает опасность использования ядерного оружия, а во-вторых, все это происходит рядом с ее границами.

— Может ли Россия в таком случае выступить в роли посредника в урегулировании этого конфликта?

— Так совпало, что и в Северной Корее, и в США в настоящее время очень амбициозные руководители. Раньше Москва и Пекин могли бы провести работу и усадить стороны за стол переговоров, где те о чем-нибудь договорились бы. Сейчас же с одной стороны Ким Чен Ын, которому нужно постоянно самоутверждаться перед своими генералами и верноподанными, с другой — Трамп, человек весьма и весьма неопытный в политике и импульсивный, что проявилось в ударе по сирийскому аэродрому весной. В этой ситуации предсказуемость снижается и опасность увеличивается. Но раз уж Китай сейчас не может поднадавить на Кима, то России еще сложнее играть какую-то посредническую миротворческую роль. Поэтому остается ждать и готовиться к самым разным сценариям, в том числе неблагоприятным. Не стоит оставлять и попыток призвать стороны договориться, хотя это и проблематично.

— СМИ сообщили о том, что Россия привела в повышенную боевую готовность системы ПВО на Дальнем Востоке. Это тревожный знак?

— Этот шаг вполне понятен. Невозможно на 100% сказать, куда полетит ракета, с учетом непонятной квалификации северокорейских ракетчиков и возможного ракетного удара США по КНДР. Россия, конечно, должна быть готова сбить боеголовку, которая случайно полетит в сторону нас. Понятно, что по нашей территории никто сознательно бить не собирается. Скорее всего, Китай сейчас тоже приведет свою противоракетную оборону в боевую готовность.

— Со стороны Америки часто звучат обвинения в адрес России в том, что она является экономическим «спонсором» северокорейского режима. Насколько такие заявления обоснованы?

— Россия, в отличие от Китая, не является импортером северокорейской продукции и сырья. На нашей территории есть только северокорейские предприятия, на которых трудятся рабочие из КНДР. Но это не запредельно важно для экономики Северной Кореи. Так что масштаб нашего экономического сотрудничества с Пхеньяном куда ниже, чем у Китая. Другое дело, что это сотрудничество началось не при младшем Киме, оно развивалось еще при его отце, когда Северная Корея участвовала в международных переговорах, когда строились связи между Севером и Югом полуострова. В то время экономическое взаимодействие с КНДР рассматривалось не как поддержка тоталитарного режима, а как возможность изменить его, сделать более открытым, сформировать северокорейский средний класс. И США к этому относились совершенно спокойно.

Но сейчас к власти пришел Ким Чен Ын. У него отсутствует легендарная история, как у его отца и деда, поэтому он нуждается в самоутверждении, хочет доказать, что он «крутой». Отсюда развитие ракетно-ядерной программы, агрессивная риторика. И теперь эти экономические связи, которые раньше воспринимались как стимул к изменениям, к либерализации северокорейского режима, стали чем-то осуждаемым.

Читайте материал: Все заряжено: Трамп заявил о готовности воевать с Северной Кореей

www.mk.ru

«Вероятность военного столкновения с Северной Кореей — около 30%» Кореевед Константин Асмолов — об обострении отношений между США и КНДР — Meduza

В последние недели отношения между США и Северной Кореей резко обострились. КНДР проводит успешные ядерные и ракетные испытания и в ответ на новые санкции грозит ударом по территории Соединенных Штатов. «Медуза» попросила ведущего научного сотрудника Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константина Асмолова объяснить, чем опасна сложившаяся ситуация и что к ней привело.

Как на ситуацию смотрит Северная Корея?

Позицию Северной Кореи вполне можно понять, и дело тут вовсе не в «безумном кровавом тиране». Если посмотреть на мир с северокорейской точки зрения, то можно привести с полдюжины аргументов, которые говорят о том, что США и их союзники серьезно и неустанно собираются стереть Северную Корею с карты мира. Количество и масштаб совместных учений США и Южной Кореи, на мой взгляд, не меньше обостряют ситуацию, чем северокорейские ракетные пуски.

К этому можно добавить официальный взгляд Южной Кореи на КНДР. Согласно южнокорейской конституции и еще ряду документов, например закону о национальной безопасности, Северной Кореи как государства не существует. Есть антигосударственная организация, которая временно контролирует ряд северных провинций. Это сравнение грубо, но южнокорейский взгляд на Север примерно аналогичен украинскому взгляду на ДНР и ЛНР, и объединение Южной и Северной Кореи воспринимается в Сеуле исключительно как крах режима КНДР и поглощение Севера Югом с соответствующими люстрациями и другими подобными последствиями.

Затем Северная Корея получила достаточно предметных уроков, которые говорят о том, что если тебя обвинили в создании оружия массового поражения, то лучший способ избежать вражеского вторжения — действительно его создать и не сдавать ни на каких условиях. Когда Муаммар Каддафи сдал свою ядерную программу, многие любили говорить о том, что ливийский вариант — пример для Северной Кореи. Тем более что Каддафи дали раз в пять больше того, что сейчас предлагают КНДР в обмен на отказ от ядерной программы, включая полное забвение былых прегрешений наподобие вторжения в Чад с применением химического оружия или стрельбы по демонстрантам из окна британского посольства. Все это перестало поминаться в СМИ… Но где теперь тот Каддафи? Посмотрим и на ситуацию вокруг , где позиция США начинает сводиться к «иранцы вроде бы все выполняют, но нам кажется, что они недостаточно искренни, так что мы, скорее всего, скоро пересмотрим условия сделки в нашу пользу».

В результате Ким Чен Ын пришел к выводу, что у Северной Кореи всего два союзника — ядерная программа и ракетная программа. Если успеть создать сколько-то МБР с ядерной боеголовкой, модель отношений КНДР и США станет более напоминать американо-китайскую как паритет ядерных держав, чем отношения страны-изгоя с мировым полицейским.

Как на ситуацию смотрят США?

Сложившаяся ситуация очень неприятна для Штатов, ибо уровень демонизации Северной Кореи таков, что в некоторых кругах она действительно воспринимается как государство, управляемое эмиссарами Сатаны. Я не шучу. Для избирателей Трампа из  такой взгляд достаточно актуален. Любые, совершенно безумные новости воспринимаются в американской прессе некритически даже после официального опровержения. Помните новость про смертную казнь в КНДР через поедание собаками? А про строителей, которым якобы принудительно раздают метамфетамин, чтобы они быстрее работали? Или о том, что из Пхеньяна вывезли всех детей-инвалидов для того, чтобы испытывать на них химическое оружие? Все они нашли свою аудиторию. Такая демонизация очень сильно сужает пространство для маневра. Политик, который пойдет на уступки патентованному Государству Зла, будет иметь большие проблемы с общественным мнением. А у Трампа, у которого и так проблемы с общественным мнением, пространство для маневра сужено еще больше. 

А еще у Трампа проблемы с экспертным сопровождением его решений, потому что большинство интеллектуалов Трампа не любило и в кампанию к нему не пошло. И поэтому, скажем так, среди тех людей, которые являются экспертами Трампа, очень много странных персон.

Но даже без фриков в Соединенных Штатах хватает людей, которые находятся под влиянием пропаганды и воспринимают Ким Чен Ына как человека с иррациональными мотивациями. Хватает уверенных в том, что Северная Корея хочет захватить Южную и способна атаковать Америку. Если не быть профессионалом, не знать деталей, верить аналогам историй о «распятом мальчике» от южнокорейских протестантов или прикормленных ими перебежчиков или читать северокорейские официальные заявления с их риторикой 30–50-х годов, к такому выводу можно прийти — и уже не прислушиваться к дополнительным фактам. Убедить себя, что Северной Кореей руководит настолько ужасный режим и опасный псих, что любые издержки при его нейтрализации будут стоить того.

И вот северяне сделали межконтинентальную ракету. Если пересчитать траекторию, она долетает уже не только до Гуама, а до Анкориджа, а возможно, и до Чикаго. И это, естественно, красная линия для очень многих. Так Вашингтон оказывается в очень неприятной ситуации, когда надо выбирать из двух бóльших зол. Вероятность удара Северной Кореи по континентальной территории США политически и психологически неприемлема совсем, но уступка воспринимается как реальная сделка с дьяволом, а решать вопрос военными методами все-таки слишком опасно: даже записные ястребы понимают, что КНДР не Ирак и нанести удар по Японии она успеет — а это уже хорошая вероятность катастрофы с учетом того, что может случиться при попадании ракеты в атомную электростанцию.

Насколько вероятно военное столкновение?

Вопрос о том, возможны ли наступательные действия со стороны Северной Кореи, упирается в вопрос о том, какие цели может КНДР ставить перед собой в такой ситуации и считаем ли мы Ким Чен Ына безумным кровавым тираном из бесконечных рассказов южнокорейских пропагандистов или все-таки человеком, которого интересует выживание режима. 

Поясню. Все помнят, что северокорейская армия на четвертом месте в мире по численности. На пятом месте Россия. А на шестом — Южная Корея. И южнокорейский военный бюджет в 25 раз превосходит северокорейский, что отражает уровень насыщенности армии военным хайтеком. Добавим господство противников Севера в воздухе и на море и особенно договор о взаимной обороне 1953 года, согласно которому в случае нападения Севера на Юг США защищают Южную Корею всеми возможными способами. В такой ситуации даже применение ядерного оружия не решит никакой стратегической задачи, а ядерный же ответ «нарушителю табу» прилетит на порядок серьезнее. 

Оттого вероятность того, что у Ким Чен Ына случится головокружение от успехов, может, и существует, но очень сильно уступает вероятности варианта, при котором войну начинает или провоцирует не северокорейская сторона.

По моим ощущениям, на данный момент вероятность, что США решат прибегнуть к силовому решению северокорейского вопроса, примерно 30 процентов. Конечно, это условная оценка. Но в определенной мере Северная Корея загоняет Америку в ситуацию, когда решение надо принимать быстро. Потому (с американской точки зрения) если воевать, то чем раньше, тем лучше — пока КНДР еще не наклепала себе баллистические ракеты. 

Вдобавок вероятность, что такой конфликт может перерасти во что-то большее, весьма велика. Да, если Северная Корея сама инициирует конфликт, Москва и Пекин ее не поддержат. А вот что будет, если США внезапно нанесут то, что они называют превентивным обезоруживающим ударом, — хороший вопрос. А пока позиция Китая и России заключается в том, что эти страны готовы жестко противостоять любым попыткам раскачать ситуацию на полуострове, от кого бы они ни исходили. И я надеюсь, что это у нас получится. 

Записал Александр Борзенко

meduza.io

США и КНДР: кто ударит первым?

Перемирие между Америкой и Северной Кореей оказалось эфемерным. Ещё недавно лидер КНДР Ким Чен Ын обещал, что не будет атаковать американскую военную базу на южнокорейском острове Гуам, за что удостоился похвалы от президента США Дональда Трампа. Но уже через несколько дней КНДР произвела очередной запуск баллистической ракеты над территорией Японии.

Ким заявил, что эти учения — «первый шаг к военной операции Корейской народной армии в Тихом океане и значимая прелюдия к сдерживанию Гуама». После этого Трамп сказал, что в Белом доме рассматривают «все варианты» ответных действий. Выльются ли эти взаимные угрозы в вооружённый конфликт между странами или ситуация останется на уровне холодной войны?

Совет безопасности ООН назвал последние ракетные испытания КНДР угрозой всему миру. Но при этом не стал вводить в отношении режима «чучхе» новые санкции. Впрочем, ещё раньше постоянный представитель России при ООН Василий Небензя отметил: санкционный ресурс против Северной Кореи исчерпан. К такому заключению он пришёл после того, как 5 августа Совбез ООН принял очередной пакет ограничений. Санкции предусматривают, в частности, запрет на импорт из КНДР железа, железной руды, свинца, угля и морепродуктов, а также заморозку счетов Банка внешней торговли КНДР. По подсчётам американцев, которые и выступили с инициативой принять эту резолюцию, полное соблюдение ограничений позволит сократить на миллиард долларов ежегодные валютные доходы Пхеньяна. Сейчас они составляют около 3 млрд долларов.

Однако в недавних публикациях южнокорейских СМИ сквозил скепсис относительно полного соблюдения санкций. Авторы были уверены: их северные соседи легко смогут обходить многие ограничения. И вот сейчас уже очевидно, что Кима санкции не пугают, а только раззадоривают.

До Сеула рукой подать

В июле КНДР провела два пуска и сообщила об успешном испытании межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-14». Дипломаты из КНДР говорили, что таким образом страна реагирует на совместные учения США и Южной Кореи. Кроме того, власти КНДР нервно восприняли новость о том, что в этом году их южные братья должны получить от американцев систему противоракетной обороны THAAD, способную сбивать ракеты средней дальности.

Американские власти подтвердили, что Северная Корея испытывала межконтинентальную ракету. Однако, по данным Минобороны России, характеристики испытаний соответствовали всё-таки баллистической ракете средней дальности. В таком случае северокорейцы не смогут атаковать непосредственно США, но добраться до базы на Гуаме им по силам. А она, хоть и не географически, а формально, но всё же территория Америки. Да и до Сеула Киму рукой подать.

«Ситуация на Корейском полуострове всё больше напоминает пороховую бочку, – отметил председатель комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий. – Непрекращающиеся пуски баллистических ракет КНДР, с одной стороны, равно как и провоцирующие действия Запада в отношении руководства Пхеньяна – с другой, могут привести к непоправимым последствиям для всего мирового сообщества».

Первый зампред того же комитета Госдумы Дмитрий Новиков скептически оценивает возможности удара Соединённых Штатов по КНДР: «В США сейчас много внутренних проблем, и они уже втянуты в ряд международных конфликтов. Не факт, что они будут готовы начать открытую войну с КНДР. Тем более что открытая война затронет интересы союзников Соединённых Штатов, таких как Южная Корея. Также рядом находится Китай, отношения с которым для США портить нет никакого смысла, учитывая экономические связи двух стран».

Однако о непредсказуемости Трампа ходят легенды. Этим качеством «блещет» и Ким. Может ли он ударить первым? Научный сотрудник Восточного факультета СПбГУ политолог Ирина Ланцова высказала интересную точку зрения: не исключено, что это произойдёт по ошибке. «Северная Корея, если первая нанесёт удар, тем самым фактически подпишет себе смертный приговор. С другой стороны, вероятность того, что она атакует первой, исключать нельзя. Потому что в условиях международного политического кризиса, недостатка информации либо ошибочной информации, ошибок спецслужб, разведки может быть принято неправильное решение на основе искажённой информации», – пояснила Ланцова. То есть северокорейский лидер в этом случае выступит в роли обезьяны с гранатой.

Что касается проблем, то их немало и у КНДР. Несмотря на то, что в целом уровень жизни при Ким Чен Ыне улучшился, а экономический рост в последние годы составляет 4%, значительная часть 25-миллионного населения страны по-прежнему страдает от недостатка продовольствия. А в этом году лето выдалось рекордно засушливым. Вебсайт The Daily NK со ссылкой на некий анонимный северокорейский источник заявил о том, что некоторые жители «разочаровались в режиме Ким Чен Ына, который тратит больше денег на создание ракет, чем на повышение уровня их жизни». «Все понимают, что всякий раз, когда режим запускает ракету, вводятся экономические санкции. Простым людям радоваться нечему. Вначале они гордились тем, что режим открыто противостоит США, создавая ядерное оружие и ракеты, но теперь антиамериканские настроения ослабли, а авторитет режима резко упал», – утверждает этот загадочный источник.

Ким повышает ставки

И всё же очевидно, что Северная Корея – это не та страна, где американцы могут в своих лучших традициях воспользоваться протестными настроениями и устроить «оранжевую революцию». Потому им приходится менять стратегию. В какую сторону? Похоже, администрация Белого дома ещё сама не определилась. Однако недавно

появились публикации о том, что ещё в 2015 году в США был разработан план ликвидации северокорейского лидера под названием US Operations Plan 5015. Он предполагал ведение партизанской войны на территории Северной Кореи, в ходе которой спецназ устранил бы ключевых персон и провёл целенаправленные атаки на важные военные объекты.

Наличие ракет для правительства КНДР важнее засухи и голода. И его можно понять. Если вы плохой парень, но у вас есть ядерное оружие, на вас не нападут. У Ирака и Ливии ядерного оружия не было, и конец правящих там «недемократических» режимов известен. У Индии и Пакистана оно есть. Можно сказать, что это увеличило напряжённость в мире, но в регионе стало спокойнее. Ким Чен Ын хочет мирового признания своего права на развитие ядерной программы. Как считает профессор МГИМО, директор Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН Георгий Толорая, северокорейский лидер пока что повышает ставки и у него это получается лучше, чем у Трампа. По его мнению, Ким Чен Ын добьётся того, чтобы с ним стали договариваться. Если только не ударит по американской базе в результате ошибки спецслужб.

КСТАТИ

В 2000-е годы Россия простила КНДР 11 млрд долларов долгов. Тогда предполагалось, что российские компании примут участие в реконструкции северокорейских железных дорог, но из этого ничего не вышло.

Также на уровне заявлений остались планы строительства газопровода из России в Южную Корею через территорию Северной. Проект оценили в 25 млрд долларов, из них 2,5 млрд ушло бы на прокладку трубы по территории КНДР. Сейчас Южная Корея получает сжиженный газ из Катара. Российский газ позволил бы существенно сэкономить, но Сеул оценил политические риски и отказался от этой идеи. И правильно сделал, ведь газопровод дал бы Ким Чен Ыну дополнительный рычаг давления на южных соседей.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Ядерная помощь туризму

Несмотря на напряжённость, в Северной Корее с оптимизмом смотрят на развитие туризма. Недавно в Москве прошла презентация бюро путешествий NKOREAN, где северокорейские дипломаты утверждали, что их страну считают одной из самых закрытых в мире незаслуженно. «В последние пять лет по личной инициативе уважаемого высшего руководителя товарища Ким Чен Ына по всей стране были построены многочисленные первоклассные туристические сооружения и инфраструктура, – заманивал туристов советник посольства КНДР в России Ким Сен Хун. – Под мудрым руководством нашего уважаемого товарища Ким Чен Ына наша страна уже превратилась в достойную ядерную и ракетную державу. Я думаю, это служит основной гарантией для мирной туристической деятельности в стране».

versia.ru


Смотрите также